1. Круг возможных пайщиков

Учредителей ДУ ПИФом Закон об ИФ называет владельцами паев этого ПИФа. Несмотря на то что сам же этот Закон в одном месте называет их еще и инвесторами (абз. 1 ст. 48, ранее владельцев паев инвесторами называл и Указ N 765 ), в литературе широко распространено краткое наименование "пайщики" , которое используется и в настоящей работе. Н.В. Фунтикова считает юридически некорректным употребление в Законе об ИФ термина "владелец" пая, так как "понятия "владение" и "собственность" не тождественны, лицо может быть владельцем (титульным или нет), но не собственником. Инвестор, покупая пай, становится собственником инвестиционного пая" . Соглашаясь с тем, что понятия "владение" и "собственность" нетождественны, трудно согласиться с тем, что пайщик является собственником пая. В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 14 паи выпускаются только в бездокументарной форме, а следовательно, представляют собой бездокументарные ценные бумаги, которые, не обладая материальной основой, не являются вещами и не могут быть объектом каких-либо вещных прав, в том числе и права собственности. Как справедливо отмечает К.И. Скловский, "обладатели прав на бездокументарные ценные бумаги именуются владельцами, хотя владение как физическая власть над вещью ими не осуществляется. Напротив, сама категория владения вещью противопоставляется праву на вещь именно по тому признаку, что в первом случае речь идет о фактическом господстве над вещью, а во втором - о юридическом. Владелец ценной бумаги, характеризующийся именно правом на бумагу, т.е. юридической властью, не отвечает общему понятию владельца. Поэтому следует прийти к выводу, что применительно к бездокументарным ценным бумагам термин "владение" приобретает специфическое значение, исключающее автоматическое применение к нему норм ГК о владении (ст. ст. 305, 234 ГК РФ и др.)" . В связи с изложенными представляется ошибочным и указание в абз. 2 п. 4.1, п. п. 4.3, 4.8, 4.21, 9.11, 12.3, абз. 2 п. 4.12, абз. 3 п. 4.27, абз. 3 п. 12.1 Положения о реестре пайщиков на возможность существования вещных прав, в том числе права общей собственности, на паи. Если все же необходимо обозначить принадлежность паев пайщику, то можно предложить использовать термин "обладатель паев", поскольку ГК РФ, во-первых, употребляет термин "обладатель" по отношению к правам, удостоверенным в бездокументарной форме (п. 1 ст. 149), а во-вторых, использует его применительно к самым различным категориям прав (абз. 3 п. 4 ст. 54, ст. 259, п. 1 ст. 266, п. п. 2 и 4 ст. 447, ч. 2 ст. 680, п. 2 ст. 827, п. 1 ст. 1043, п. 1 ст. 1168).

--------------------------------

Встречается такое название и в литературе. См., напр.: Буркова А.Ю. Инвесторы паевых инвестиционных фондов: так ли они беззащитны? // Законодательство. 2005. N 2. С. 52 - 54; Колесников А. Правовые регулирования деятельности управляющих компаний и ПИФов // Закон. 1998. N 8. С. 22; Лебедев В.Н. Указ. соч. С. 127, 131; Макарчук С.В. Указ. соч. С. 11 и 114; Соловьев А.М. Доверительное управление на рынке ценных бумаг: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. С. 188; Степанова Т.Г. Указ. соч. С. 13; Фунтикова Н.В. Указ. соч. С. 185.

См., напр.: Бойко Т., Варламова А. Аффилированные лица - кто они? // Бизнес-адвокат. 1997. N 16; Заключение Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам от 14.02.00 N 3.24/29 на проект Федерального закона "Об инвестиционных фондах"; Клековкин Н. Используя опыт лучших // Закон. 1998. N 8. С. 104; Колесников А. Указ. соч. С. 22; Лебедев В.Н. Указ. соч. С. 11, 28; Наумова Т.Л. Указ. соч. С. 115; Плешанова О. Капкан для ПИФа // ЭЖ-Юрист. 2004. N 31; Солодухина Л. Большие игры для маленького капитала // Закон. 1998. N 8. С. 95. Этот термин встречается и в судебной практике (Постановление ФАС Московского округа от 09.02.04 N КГ-А40/74-04), и в правовых актах и других документах (п. 3.1.8.3 Программы социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2002 - 2004 годы), абз. 3 п. 4.6 Положения о деятельности специализированных депозитариев акционерных инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов (утв. Постановлением ФКЦБ от 09.10.02 N 40/пс), п. 2.2 Квалификационного минимума по специализированному экзамену для руководителей и специалистов организаций, осуществляющих деятельность по управлению ценными бумагами, деятельность по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами (утв. распоряжением ФКЦБ от 17.06.02 N 693/р), раздел 8 Квалификационного минимума по специализированному экзамену для руководителей и специалистов специализированных депозитариев инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов (утв. Распоряжением ФКЦБ от 17.06.02 N 691/р), письмо МНС России N 01-3-03/666, Минфина России N 01-СШ/45 от 10.06.04 "О порядке налогообложения паевых инвестиционных фондов").

Фунтикова Н.В. Указ. соч. С. 192.

Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении.

Как видно, Закон об ИФ говорит только об учредителях ДУ ПИФом, но не упоминает, в отличие от ГК РФ, о возможности существования, помимо учредителей, также и выгодоприобретателей. Поскольку, согласно п. п. 1 и 2 ст. 1012 и п. 1 ст. 1016 ГК РФ, в случае наличия выгодоприобретателя ДУ должно осуществляться в его интересах, а Закон об ИФ (ч. 2 ст. 1) устанавливает, что ДУ ПИФом осуществляется в интересах пайщиков, то следует согласиться с тем, что в ДУ ПИФом нет и не может быть выгодоприобретателей . Оценивая обоснованность запрета на появление в ПИФе выгодоприобретателей, можно предположить, что, возможно, он связан с тем, что при наличии выгодоприобретателей в процессе обращения паев возникал бы вопрос о том, сохраняется ли выгодоприобретатель при отчуждении пая, таким образом, устраняются препятствия для свободного отчуждения паев, ликвидность которых является важным достоинством ПИФов. В то же время проблему можно было бы решить и иначе, просто установив, что при отчуждении пая выгодоприобретатель по нему перестает быть таковым, и приобретатель пая вправе уже сам, если захочет, назначить нового выгодоприобретателя. Отметим, что, например, в другой схеме коллективного инвестирования - ОФБУ - назначение выгодоприобретателей допускается (п. п. 6.5 и 6.20 Инструкции о ДУ в банках). Вопрос о наличии выгодоприобретателя в ПИФах тесно связан с возможностью выплаты доходов пайщикам, в настоящее время в ОПИФах и ИПИФах она не предусмотрена, в связи с чем назначение по их паям выгодоприобретателей не имеет практического значения. Другое дело - паи ЗПИФов, здесь промежуточная выплата доходов возможна, а потому назначение выгодоприобретателя могло бы иметь смысл, однако п. 1 ст. 14 предусматривает императивно, что право на получение дохода имеют пайщики ЗПИФов. В этой связи показателен следующий случай. Одна УК и благотворительный фонд решили создать ЗПИФ, целью которого было бы совмещение интересов пайщиков и благотворительных программ, реализуемых этим благотворительным фондом. Основным принципом деятельности этого ЗПИФа было бы пожертвование инвесторами (благотворителями) дохода по инвестиции в течение всего срока данной инвестиции. Инвесторы, приобретая паи этого ЗПИФа, имели бы право только на получение РСП при погашении пая, а весь текущий доход по паям регулярно направлялся бы УК непосредственно, минуя пайщиков, в этот благотворительный фонд. Таким образом, инвесторы, приобретая паи этого фонда, осуществляли бы регулярные пожертвования на благотворительные цели. Однако при проработке юридической составляющей проекта у УК остался вопрос, можно ли в Правилах ЗПИФа установить, что доходы по паям выплачиваются на счета третьих лиц, в связи с чем она обратилась за разъяснением в ФСФР, которая ответила (ссылаясь на п. 1 ст. 14 Закона об ИФ, п. 36 ТП ДУ ЗПИФ, п. п. 4.22, 17.5 и 17.6 Положения о реестре пайщиков), что Положение о реестре пайщиков не предусматривает включения в список лиц, имеющих право на получение дохода по паям ЗПИФов, другого (кроме пайщика) лица иначе как в случае, предусмотренном п. 4.22 это Положения, в связи с чем установление предлагавшегося УК правила в Правилах ЗПИФа невозможно. Пункт 4.22 Положения о реестре пайщиков допускает указание в приложении к анкете зарегистрированного лица - управляющего иного лица, чем управляющий и учредитель, которому выплачивается доход по инвестиционным паям, по-видимому, речь идет о том случае, когда по договору ДУ, на основании которого был приобретен пай, назначен выгодоприобретатель (хотя буквальная формулировка нормы допускает указание любого лица, иное, чем предлагаемое нами, толкование приводило бы к возможности нарушения управляющим договора ДУ), т.е. в нем речь идет о выгодоприобретателе не по договору ДУ ПИФом.

--------------------------------

Кетоев С.К. Особенности формы и существенных условий договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом // Журнал российского права. 2006. N 9; Оксюк Т.Т. Гражданско-правовое регулирование доверительного управления паевыми инвестиционными фондами: Дис. ... канд. юрид. наук. С. 12 - 13; Пиксин Н., Оксюк Т. Указ. соч. С. 70 - 71.

Абзац 2 ст. 1 определяет ПИФ как имущественный комплекс, находящийся в собственности физических и юридических лиц. Абзац 3 п. 2 ст. 11 также указывает на то, что, присоединяясь к договору управления ПИФом, физическое или юридическое лицо тем самым отказывается от осуществления преимущественного права приобретения доли в праве собственности на ПИФ. Из приведенных норм очевидно, что пайщиками могут быть как физические, так и юридические лица. Согласно абз. 3 п. 2 ст. 21, одним из случаев, когда возможен отказ в приеме заявок на приобретение паев, является приобретение пая лицом, которое в соответствии с Законом об ИФ не может быть пайщиком. В судебной практике можно встретить толкование этой нормы как предусматривающей возможность установления ограничения на приобретение пая только самим Законом об ИФ, из чего, в частности, делается вывод о том, что раз Закон об ИФ не содержит ограничений на приобретение паев аффилированными лицами УК, то не подлежит применению абз. 17 ст. 23 Временного положения о ПИФах, запрещавший УК размещать паи своим аффилированным лицам, спецдепозитарию, специализированному регистратору, независимому оценщику и аудитору этого ПИФа, а также государственным органам и органам местного самоуправления . Соглашаясь с тем, что не подлежит применению указанное положение подзаконного акта, как противоречащее Закону об ИФ, трудно согласиться с тем, что только Закон об ИФ может устанавливать ограничения на приобретение паев для отдельных категорий лиц. Действительно, в этом Законе есть ряд таких ограничений, однако, как будет показано далее, они встречаются и в других законах, и, с учетом уже рассматривавшейся выше проблемы соотношения Закона об ИФ с ГК РФ (а приводившиеся там аргументы вполне применимы и к соотношению Закона об ИФ с другими законами), нет оснований считать Закон об ИФ имеющим приоритет перед всем российским законодательством.

--------------------------------

Представляется не вполне удачным указание на "приобретение" пая, ведь соответствующее лицо, подавшее заявку, еще не приобрело пай, а только намерено это сделать. В связи с этим в абз. 3 п. 2 ст. 21 точнее было бы указать не на приобретение пая, а на подачу заявки соответствующим лицом.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.06.04 N А56-1596/04.

Говоря о физических лицах - пайщиках, нельзя не отметить того, что некоторыми авторами высказывается мнение, что учредителем по договору ДУ может быть только полностью дееспособное лицо , из чего можно сделать вывод, что недееспособный или ограниченно дееспособный гражданин, если придерживаться их позиции, пайщиком быть не может. Не соглашаясь и с общим приведенным утверждением, ибо в нормах гл. 53 ГК РФ нет запрета на выступление в качестве учредителя недееспособного или ограниченно дееспособного лица, отметим, что и в отношении ПИФов прямое свидетельство возможности выступления таких лиц в качестве пайщиков содержится в Положении о реестре пайщиков (п. п. 4.9, 4.10 и 4.14 - 4.18), которое допускает открытие лицевого счета физическому лицу в возрасте до 14 лет (на основании заявления по крайней мере одного из его родителей, усыновителей или на основании заявления опекуна), физическому лицу до 18 лет, физическому лицу, признанному недееспособным (на основании заявления его опекуна), и физическому лицу, дееспособность которого ограничена.

--------------------------------

Лебедев В.Н. Указ. соч. С. 147; Макарчук З.В. Указ. соч. С. 157.

Рассматривая юридических лиц - пайщиков, следует прежде всего рассмотреть вопрос об участии в ПИФах государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений (далее - предприятия и учреждения). Данные виды юридических лиц обладают не правом собственности, а ограниченными вещными правами (соответственно, хозяйственного ведения и оперативного управления) на принадлежащее им имущество; ГК РФ же прямо устанавливает, что имущество, находящееся в хозяйственном ведении или оперативном управлении, не может быть передано в ДУ (п. 3 ст. 1013 ГК РФ). Между тем объектом указанных ограниченных вещных прав, как и любых вещных прав, могут быть только вещи, в связи с чем следует признать, что иные (кроме вещных) права в составе имущества предприятий и учреждений принадлежат им непосредственно, а не опосредованно через учредителя, это относится и к безналичным деньгам, которые являются правами требования, а не вещами. Таким образом, п. 3 ст. 1013 ГК РФ не может быть препятствием для приобретения предприятиями и учреждениями паев, если в ДУ ПИФом передаются безналичные деньги или иные объекты, не принадлежащие им на праве хозяйственного ведения или оперативного управления (например, бездокументарные ценные бумаги). В то же время, по нашему мнению, и установленный п. 3 ст. 1013 ГК РФ запрет не является обоснованным. Данное ограничение объясняется в отечественной литературе по-разному. Так, В.В. Витрянский указывает на то, что эти субъекты наделены целевой правоспособностью, а потому передача ими имущества в ДУ лишает их возможности выполнять поставленные перед ними при их создании и закреплении за ними этого имущества собственником имущества задачи . Однако такой довод не объясняет, в частности, лишения учреждений права передавать в ДУ имущество, полученное ими от осуществления приносящей доход деятельности, которое по общему правилу поступает в их свободное распоряжение (п. 2 ст. 298 ГК); такое имущество, в отличие от выделяемых учреждениям собственником средств по смете, уже нельзя признать используемым только на обусловленные собственником цели. Кроме того, в случае приобретения учреждением либо казенным предприятием таких объектов, как ценные бумаги, передача ими этого имущества в ДУ вполне логична, поскольку сами они не являются профессионалами в этой области и вообще не предназначены для осуществления предпринимательской деятельности. И наконец, ведь не обязательно же предприятию или учреждению передавать в ДУ все или важную часть своего имущества, без которых они и в самом деле не смогут осуществлять свою деятельность, для этого они могут использовать прежде всего заработанные ими деньги. В.А. Дозорцев исходил из того, что поскольку предприятия и учреждения сами являются "носителями правомочий собственника", то передача ими этих правомочий управляющему привела бы к их вторичности, а "категория не может строиться в виде пирамиды или матрешки" . Данная позиция, однако, также является спорной, поскольку многоступенчатая производность прав не всегда является препятствием для их существования: так, законодательство допускает возможность сдачи в субаренду имущества его арендатором (п. 2 ст. 615 ГК РФ), не исключена и дальнейшая передача арендных прав на это имущество. По этой же причине представляется возможным не согласиться с точкой зрения Е.А. Суханова, согласно которой в случае передачи имущества, закрепленного за предприятиями и учреждениями, в ДУ они "становились бы излишним звеном между учредившим их собственником и реально осуществляющим его правомочия доверительным управляющим" , поскольку с точки зрения, например, предприятия закрепление за ним на праве хозяйственного ведения имущества, которым оно не может эффективно управлять само (например, пакет акций), но которое оно могло бы передать в ДУ и получать от этого доход как учредитель управления, выгоднее, нежели передача этого имущества в ДУ напрямую государством в лице его уполномоченных органов, поскольку в последнем случае выгодоприобретателем становится обычно государство и доходы от ДУ перечисляются в соответствующие бюджеты, из которых в установленном порядке финансируется это предприятие. Спорность запрета на передачу в ДУ, закрепленного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, подтверждается также и тем, что, например, подп. 4 п. 1 ст. 860 и ст. 863 Модельного ГК СНГ считают возможной передачу в ДУ имущества предприятия, принадлежащего ему на праве хозяйственного ведения; п. 1 ст. 884 ГК РК также устанавливает, что доверительным управляющим может быть как собственник, так и обладатель иного вещного права.

--------------------------------

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 3.

Дозорцев В.А. Доверительное управление имуществом (гл. 53).

Гражданское право. Т. II. Полутом 2 / Под ред. докт. юрид. наук, проф. Е.А. Суханова.

Другим возможным препятствием для предприятий и учреждений быть пайщиками ПИФов является то, что последние - долевые собственники вещей в составе ПИФа, а возможность участия этих видов юридических лиц в долевой собственности (включая как участие в ней этих видов юридических лиц вместе с сособственниками - физическими и юридическими лицами, так и их же участие вместе с другими такими же юридическими лицами) является весьма спорной . Ряд исследователей указывают на допустимость такого участия, исходя из того, что участником общей собственности становится тогда собственник имущества такого юридического лица, а само оно приобретает все же право хозяйственного ведения или оперативного управления (фактически на долю в праве общей собственности) ; встречается такой подход и в нормативных актах . Между тем он вызывает возражения, поскольку доля в праве общей собственности не является вещью и не может быть объектом никакого вещного права. В то же время можно привести как минимум два примера, когда предприятию или учреждению так или иначе придется решать вопрос о форме участия в общей собственности. Во-первых, если оно приобретет квартиру, то одновременно с ней оно должно приобрести и долю в праве общей собственности на общее имущество многоквартирного дома (ст. 38 ЖК РФ). Во-вторых, п. 4 ст. 18 Федерального закона от 14.11.02 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" допускает участие унитарных предприятий в договорах простого товарищества, а абз. 1 п. 1 ст. 1043 ГК РФ устанавливает, что по этому договору внесенное товарищами имущество, которым они обладали на праве собственности, а также произведенная в результате совместной деятельности продукция и полученные от такой деятельности плоды и доходы признаются их общей долевой собственностью, если иное не установлено законом ; могут быть участниками этого договора и учреждения . Соответственно, в судебной практике можно встретить споры по договорам простого товарищества с участием предприятий или учреждений, при разрешении которых у судов не было сомнений в возможности возникновения по ним общей собственности , считает возможным возникновение общей собственности в этом случае и В.В. Чубаров . В то же время абз. 2 п. 1 ст. 1043 ГК РФ устанавливает, что внесенное товарищами имущество, которым они обладали по основаниям, отличным от права собственности, используется в интересах всех товарищей и составляет наряду с имуществом, находящимся в их общей собственности, общее имущество товарищей, т.е. оно не становится общей собственностью, и одним из таких случаев, как отмечают Б.Л. Хаскельберг и В.В. Ровный, является внесение имущества, которым товарищ обладает на праве хозяйственного ведения ; однако, как видно, абз. 2 п. 1 ст. 1043 ГК РФ касается только имущества, внесенного товарищами, но не произведенных в результате совместной деятельности продукции и полученных от такой деятельности плодов и доходов, о которых говорит абз. 1. Если же рассуждать с теоретических позиций, то, по нашему мнению, пример с долями в праве общей собственности как потенциальным имуществом предприятий и учреждений лишний раз свидетельствует в пользу правильности отмечавшегося ранее подхода, при котором эти юридические лица должны быть собственниками своего имущества.

--------------------------------

Упоминание о возможности существования, в частности, второго варианта (имущество находится в хозяйственном ведении или оперативном управлении нескольких организаций), см., напр.: п. 1.2 распоряжения премьера правительства г. Москвы от 11.09.96 N 832-РП "О порядке финансирования работ по ремонту нежилых помещений", абз. 18 раздела VIII проекта Концепции содержания, эксплуатации, ремонта и восстановления объектов жилищно-коммунального хозяйства в городе Москве (утв. Постановлением правительства г. Москвы от 22.05.01 N 464-ПП), п. 6 ст. 14 областного Закона Свердловской области "О плате за землю на территории Свердловской области" от 16.10.95. Считают его возможным и некоторые авторы: Пятков Д.В., Фролов О.В. Право ограниченного владения земельным участком: быть или не быть? // Журнал российского права. 2004. N 7 (в этой же статье указывается, что допускает это и Д.В. Петров в работе: Право хозяйственного ведения и право оперативного управления. СПб.: Изд-во "Юридический центр Пресс", 2002. С. 155 - 159).

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). 4-е изд., испр. и доп. с использованием судебно-арбитражной практики / Рук. авт. колл. и отв. ред. докт. юрид. наук, проф. О.Н. Садиков. С. 760 (автор комм. к гл. 55 - В.В. Чубаров); Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР. 3-е изд., испр. и доп. / Отв. ред. проф. С.Н. Братусь, проф. О.Н. Садиков. С. 153 (автор комм. к ст. 116 - Е.А. Поссе); Кряжевских К.П. Указ. соч. С. 160.

Пункт 6.6 Формы примерного договора на право реализации инвестиционного проекта (приложение 5 к Постановлению правительства г. Москвы от 13.05.03 N 365-ПП "О порядке организации и проведения конкурсов по объектам комплексной реконструкции и реновации зданий, сооружений и территорий сложившейся застройки в городе Москве"). В судебной практике также можно найти примеры, когда учреждения пытаются установить право оперативного управления на долю в праве общей собственности (см.: Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.09.04 N А74-1632/04-К1-Ф02-3684/04-С2, ФАС Северо-Западного округа от 19.06.02 N А56-356/02, ФАС Центрального округа от 01.11.04 N А64-514/04-9) или даже когда такое право на долю уже зарегистрировано в реестре прав на недвижимость (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 02.12.04 N А56-50027/03). В то же время иногда суд справедливо указывает на то, что "право оперативного управления и право собственности на имущество являются различными вещными правами. Возможность признания права оперативного управления на долю в общей долевой собственности гражданским законодательством не предусмотрена" (Постановление ФАС Центрального округа от 01.11.04 N А64-514/04-9).

Этот аргумент выдвигает, в частности, сторонник обсуждаемой общей собственности К.П. Кряжевских (Кряжевских К.П. Указ. соч. С. 155).

См. п. 3 Обзора практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с договорами на участие в строительстве (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.07.00 N 56).

Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 07.07.04 N А33-3541/02-С2-Ф02-2450/04-С2 и ФАС Дальневосточного округа от 06.05.04 N Ф03-А51/04-1/911.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). 4-е изд., испр. и доп. с использованием судебно-арбитражной практики / Рук. авт. колл. и отв. ред. докт. юрид. наук, проф. О.Н. Садиков. С. 759 - 760.

Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Указ. соч. С. 134.

В соответствии с абз. 1 п. 3 ст. 28 агент ПИФа не вправе приобретать паи ПИФа, агентом которого он является. Данный запрет связан, по-видимому, с возможными злоупотреблениями, которые мог бы допустить агент, приобретающий паи того ПИФа, агентом которого он является. Между тем, поскольку агент является представителем УК, действующим от ее имени на основании доверенности (п. 2 ст. 27 Закона об ИФ), он, исходя из установленного ГК РФ запрета для представителя совершать сделки в отношении самого себя лично (п. 3 ст. 182), не вправе соответственно принимать сам у себя заявки на приобретение, погашение и обмен паев. Следовательно, запрет, установленный абз. 1 п. 3 ст. 28 Закона об ИФ, фактически запрещает агенту приобретать паи не у себя, а у других лиц (УК, других агентов и пайщиков), однако при приобретении паев не у себя никаких злоупотреблений со стороны агента быть не может. В связи с этим предусмотренный абз. 1 п. 3 ст. 28 Закона об ИФ запрет представляется неоправданным. Кроме того, если исходить из буквального толкования приведенной нормы, она только запрещает лицу, уже являющемуся агентом ПИФа, приобретать паи этого ПИФа. Между тем возможна и другая ситуация, когда лицо вначале приобрело паи ПИФа, а затем стало его агентом, ее абз. 1 п. 3 ст. 28 не регулирует. Если законодатель отрицательно относится к обладанию паями агентом, то и последнюю ситуацию также следовало бы исключить, например, путем установления в Законе об ИФ требования, согласно которому агентом ПИФа может стать только лицо, не обладающее паями этого ПИФа, а в случае, если оно все же ими обладало на этот момент, оно обязано отчудить их в течение трех месяцев с того дня, как оно стало агентом ПИФа.

Согласно абз. 11 п. 1 ст. 40 УК не вправе приобретать за счет имущества, составляющего ПИФ, паи иных ПИФов, находящихся в ее ДУ. Данное ограничение, если быть точным, установлено не по субъектному составу, как это предусматривает абз. 1 п. 3 ст. 28, а по источнику средств, передаваемых в ДУ ПИФом: ведь если бы этого ограничения не было, то приобретаемые УК паи включались бы в состав другого ПИФа и, следовательно, становились принадлежащими не УК, а пайщикам этого последнего ПИФа. Причина этого запрета ясна: если разрешить УК приобретать в состав одного ее ПИФа паи другого ее же ПИФа, то фактически права по паям последнего в отношении себя она и будет сама осуществлять, что, безусловно, создавало бы почву для злоупотреблений.

Как уже отмечалось выше, ряд ограничений по приобретению паев ПИФов устанавливается не Законом об ИФ, а другими законами. Так, п. 3 ст. 38 Федерального закона "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" устанавливает, что временно свободные денежные средства фонда обязательного страхования вкладов могут быть размещены и (или) инвестированы в паи индексных ИФов, размещающих денежные средства в государственные ценные бумаги иностранных государств, облигации и акции иных иностранных эмитентов, при этом п. 4 ст. 38 предусматривает, что не допускается размещение временно свободных денежных средств фонда обязательного страхования вкладов в иные объекты инвестирования, прямо не предусмотренные этим Законом. Таким образом, указанный Закон также устанавливает запрет на приобретение паев не по субъектному составу, а по источнику средств, передаваемых в ДУ ПИФом. Это связано с тем, что согласно его же п. 3 ст. 33 фонд обязательного страхования вкладов является лишь частью имущества Агентства по страхованию вкладов, при этом его п. 3 ст. 16 устанавливает, что это Агентство использует свое имущество для выполнения функций, предусмотренных указанным Законом. Таким образом, в принципе не исключено приобретение паев неиндексных ПИФов Агентством по страхованию вкладов за счет той части его имущества, которая не относится к фонду обязательного страхования вкладов, при условии, что это будет необходимо для выполнения функций Агентства (что маловероятно, но не невозможно).

Целый ряд ограничений установлен в настоящее время по инвестированию в паи ПИФов в отношении инвестирования НПФами и инвестирования пенсионных накоплений. Согласно подп. 5 п. 1 ст. 26 Закона об инвестировании пенсионных накоплений такие накопления могут быть размещены в паи индексных ИФов, размещающих средства в государственные ценные бумаги иностранных государств, облигации и акции иных иностранных эмитентов, при этом согласно п. 2 той же статьи не допускается размещение средств пенсионных накоплений в иные объекты инвестирования, прямо не предусмотренные этим Законом. Статьи 29 и 30 Закона об инвестировании пенсионных накоплений устанавливают требования к индексным ИФам и их управляющим. По мнению А.Е. Абрамова, указанные нормы распространяются только на индексные ИФы, создаваемые в соответствии с иностранным законодательством, в связи с чем он предлагает распространить их на индексные ИФы, создаваемые в соответствии с российским законодательством . С одной стороны, обсуждаемые нормы вообще не упоминают, по какому законодательству должны быть созданы предусмотренные ими индексные ИФы (в связи с чем можно полагать, что речь идет и о тех, и о других ), с другой стороны, ряд установленных ими требований (наличие разрешения на деятельность по управлению активами ИФов в соответствии с законодательством государства, в котором они зарегистрированы, соответствие требованиям к достаточности капитала, установленным для управляющих активами в странах Европейского союза, регистрация в государствах и на территориях, не предоставляющих льготный налоговый режим и предусматривающих раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций) хотя и наводят на мысль об иностранных индексных ИФах, тем не менее не являются в принципе невыполнимыми и для российских индексных ИФов. В то же время п. 9 Порядка определения рыночной стоимости активов и стоимости чистых активов, в которые инвестированы средства пенсионных накоплений (утв. Постановлением ФКЦБ от 18.02.04 N 04-6/пс), дает методику определения рыночной цены паев (акций, долей) только иностранных индексных ИФов, ни словом не упоминая о не иностранных. Данная проблема не вызывала бы вопросов, если бы Минфин России вместе с ФСФР воспользовались своим правом, предусмотренным ст. 30 Закона об инвестировании пенсионных накоплений, и утвердили перечень управляющих активами индексных ИФов, с которыми может быть заключен договор в целях инвестирования средств пенсионных накоплений в ценные бумаги зарубежных эмитентов, однако до настоящего времени они этого не сделали; в его отсутствие ситуация остается спорной. Но не все пенсионные накопления могут быть инвестированы в паи индексных ПИФов: во-первых, их нет в списке разрешенных объектов, в которые могут быть инвестированы суммы страховых взносов на финансирование накопительной части трудовой пенсии, поступившие в течение финансового года в Пенсионный фонд РФ, аккумулируемые и временно размещаемые (до передачи их в ДУ УК) Пенсионным фондом РФ (п. 3 ст. 14 Закона об инвестировании пенсионных накоплений и п. 2 Правил инвестирования страховых взносов на финансирование накопительной части трудовой пенсии, поступивших в течение финансового года в Пенсионный фонд Российской Федерации (утв. Постановлением Правительства РФ от 31.08.02 N 652)); во-вторых, согласно п. 4 ст. 27 Закона об инвестировании пенсионных накоплений паи индексных ИФов не являются разрешенными активами для УК, осуществляющей инвестирование средств пенсионных накоплений, формируемых в пользу застрахованных лиц, не воспользовавшихся правом выбора инвестиционного портфеля (УК).

--------------------------------

Абрамов А.Е. Формирование и развитие рынка ценных бумаг инвестиционных фондов: Дис. ... канд. экон. наук. С. 120.

Если бы законодатель хотел подчеркнуть, что речь идет только об иностранных индексных ИФах, то он мог бы на это прямо указать, как это сделано в подп. 6 п. 1 ст. 16 Закона о накопительно-ипотечной системе. В связи с этим представляется спорным указание в п. 3 пояснительной записки к проекту Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части инвестирования пенсионных накоплений и накоплений для жилищного обеспечения в ипотечные паевые инвестиционные фонды)", внесенному в ГД ФС РФ депутатом ГД ФС РФ А.Г. Аксаковым, что ст. 26 Закона об инвестировании пенсионных накоплений и ст. 16 Закона о накопительно-ипотечной системе устанавливают тождественный перечень разрешенных активов.

Рассматривая обоснованность приведенных выше запретов по инвестированию в паи ПИФов пенсионных накоплений, экономист А.Е. Абрамов отмечает, что "паи ПИФов обладают свойствами, позволяющими играть особую роль в качестве объектов инвестирования пенсионных накоплений" и устранение препятствий "при инвестировании пенсионных накоплений позволило бы не только повысить привлекательность накопительной пенсионной системы для ее участников, но и способствовало бы росту инвестиционных фондов в нашей стране", в связи с чем он предлагает включить паи ПИФов "в состав разрешенных объектов инвестирования пенсионных резервов, аккумулируемых ПФР" ; другой экономист, О.В. Бахарева, также предлагает разрешить инвестировать пенсионные накопления в паи ЗПИФов недвижимости и ипотечные ЗПИФы . Кроме того, в 2005 г. в ГД ФС РФ был внесен проект закона, предлагающий допустить инвестирование пенсионных накоплений в паи ипотечных ЗПИФов, эта инициатива основана, в частности, на том, что "во всех развитых странах пенсионные накопления служат источником длинных денег для ипотечного кредитования. При этом, чтобы снизить риски такого инвестирования, на Западе деньги будущих пенсионеров вкладываются в ипотечные ценные бумаги (ИЦБ), которые выпускают банки и агентства, занимающиеся таким кредитованием. Ипотечные облигации являются одним из самых надежных инструментов инвестирования во всем мире, поскольку они обеспечены недвижимостью", в России же ипотечные облигации пока не выпускаются вообще, несмотря на принятие Закона об ИЦБ . Поскольку при решении вопроса о возможности допущения инвестирования пенсионных накоплений в паи ПИФов главное значение имеет то, насколько с экономической точки зрения надежны паи ПИФов как объект инвестирования, мы не беремся определять, обоснованны ли приведенные предложения, и ограничимся лишь тем, что возьмем на себя смелость отметить, что паи ПИФов все же являются довольно рискованным активом, и вряд ли допустимо разрешать инвестировать в них пенсионные накопления, предназначенные для обеспечения лиц пенсионного возраста , ПИФы скорее предназначены для людей, готовых рискнуть имеющимися у них излишками средств, нежели для тех, кто хочет иметь гарантированный достаток на пенсии.

--------------------------------

Абрамов А.Е. Формирование и развитие рынка ценных бумаг инвестиционных фондов: Дис. ... канд. экон. наук. С. 21 и 120.

Бахарева О.В. Развитие рынка коллективных инвестиций как фактор экономического роста региона (на примере Республики Татарстан): Автореф. дис. ... канд. экон. наук. Казань, 2005. С. 17.

Статья 1 проекта федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части инвестирования пенсионных накоплений и накоплений для жилищного обеспечения в ипотечные паевые инвестиционные фонды)". Внесен депутатом ГД ФС РФ А.Г. Аксаковым (Отдать пенсионные деньги в ПИФы // Новости инвестиционных фондов. 29.07.2005. N 37(52)) (www.investfunds.ru/news/2836, 03.08.05).

Соглашаются с опасностью допущения инвестирования пенсионных накоплений в паи ПИФов и сторонники идеи вложения их в паи ипотечных ЗПИФов (Отдать пенсионные деньги в ПИФы @).

В соответствии с п. 4 Правил размещения пенсионных резервов негосударственных пенсионных фондов и контроля за их размещением (утв. Постановлением Правительства РФ от 23.12.99 N 1432) пенсионные резервы могут быть размещены УК НПФ в инвестиционные проекты и иные объекты размещения, обеспечивающие сохранность и прирост пенсионных резервов. Как видно, перечень допустимых активов инвестирования является открытым, и под эти требования попадают и паи ПИФов, что подтверждается, в частности, п. 5 Требований к составу и структуре пенсионных резервов негосударственных пенсионных фондов (утв. Приказом Инспекции негосударственных пенсионных фондов при Минтруде России от 10.01.02 N 1). В то же время п. 10 Правил размещения пенсионных резервов негосударственных пенсионных фондов и контроля за их размещением запрещает размещать пенсионные резервы в паи ПИФов, если УК НПФ одновременно является УК этими ПИФами, несмотря на то что буквально эта норма запрещает вообще размещение пенсионных резервов, по-видимому, речь все же идет о запрете размещения в паи ПИФов, ДУ которыми осуществляет УК НПФ, только тех пенсионных резервов, ДУ которыми осуществляет эта УК; пенсионные же резервы, которыми управляют другие УК этого НПФ, в паи приведенной УК, как представляется, инвестированы могут быть. Поскольку п. 5 Правил размещения пенсионных резервов негосударственных пенсионных фондов и контроля за их размещением (утв. Постановлением Правительства РФ от 23.12.99 N 1432) не включает паи ПИФа в состав активов, в которые НПФ могут самостоятельно размещать пенсионные резервы, то следует признать, что НПФ вправе размещать пенсионные резервы в паи ПИФов только через УК, осуществляющую ДУ пенсионными резервами этого НПФ. Помимо пенсионных резервов и накоплений, имущество НПФ состоит еще и из имущества, предназначенного для обеспечения уставной деятельности НПФ, при этом указанное имущество включает в себя доходы НПФ от использования, в том числе размещения такого имущества (ст. ст. 16 и 17 Закона о НПФ), из этих норм видно, что НПФ вправе размещать эту часть своего имущества в паи ПИФа, однако следует иметь в виду, что НПФ является некоммерческой организацией, т.е. обладает специальной правоспособностью (п.

1 ст. 49 ГК РФ), а потому при приобретении им паев ПИФов он должен соблюдать цели своей деятельности.

Косвенные ограничения на приобретение паев ПИФов встречаются и в других законах, устанавливающих ограничения по распоряжению определенными имуществами. Так, как уже отмечалось, Закон о накопительно-ипотечной системе, устанавливая классы активов, в которые могут быть размещены накопления для жилищного обеспечения, указывает среди них паи только иностранных индексных ИФов (подп. 6 п. 1 ст. 16), в связи с чем в паи российских ПИФов, даже индексных, такие накопления инвестированы быть не могут; в то же время в 2005 г. в ГД ФС РФ был внесен проект закона, допускающего инвестирование накоплений для жилищного обеспечения в паи ипотечных ЗПИФов . Статья 18 Закона об УДС обязывает застройщика использовать денежные средства, уплачиваемые участниками долевого строительства по договору УДС, исключительно для строительства объектов недвижимости в соответствии с проектной документацией, с одной стороны, вроде бы получается, что застройщик не вправе на эти деньги приобретать паи ПИФа, но, с другой стороны, Закон об УДС не устанавливает никаких требований к застройщику, которые могли бы позволить третьим лицам определять, что соответствующие средства были получены застройщиком по договорам УДС, в связи с чем, как представляется, даже если застройщик на эти деньги приобретет паи ПИФа, это не должно служить основанием для признания сделки недействительной.

--------------------------------

Статья 2 проекта федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части инвестирования пенсионных накоплений и накоплений для жилищного обеспечения в ипотечные паевые инвестиционные фонды)".

Подпункт 3 п. 7 Правил размещения страховщиками средств страховых резервов (утв. Приказом Минфина России от 08.08.05 N 100н) устанавливает, что для покрытия страховых резервов страховщиков могут быть приняты только паи ОПИФов и ИПИФов, инвестиционная декларация которых ограничивается активами, указанными в подп. 1 - 9, 11, 15 - 17 и 19 п. 6 этих Правил, соответственно, на основании ст. 26 Закона РФ от 27.11.92 N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации" можно прийти к выводу, что не могут инвестироваться средства страховых резервов страховщиков в паи ЗПИФов, а также паи ОПИФов и ИПИФов, инвестиционная декларация которых не ограничивается указанными активам (интересно, что в перечень таких активов попали те, которые по Положению об активах в составе активов ПИФов быть не могут, - жилищные сертификаты и наличные деньги). Практически аналогичное ограничение ранее устанавливалось подп. 4 п. 11 Правил размещения страховщиками страховых резервов (утв. Приказом Минфина России от 22.02.99 N 16н), однако интересно, что в п. 6 пояснительной записки к проекту федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части инвестирования пенсионных накоплений и накоплений для жилищного обеспечения в ипотечные паевые инвестиционные фонды)" предлагается в подп. 4 п. 11 этих Правил размещения страховщиками страховых резервов указать также и паи ипотечных ЗПИФов.

А.Е. Абрамов в ходе обсуждения проекта Закона об ИФ предлагал установить, что юридические лица не могут владеть более чем 20% паев, выпускаемых ПИФами. В обоснование такого предложения он указывал на то, что "действующие нормативные акты, регулирующие ПИФы, так же как и нормы проекта, не предусматривают каких-либо ограничений по приобретению инвестиционных паев юридическими лицами. Учитывая, что в настоящее время инвестор, вложивший свои средства в инвестиционные паи ПИФа, платит налог на прибыль только в момент выкупа у него инвестиционных паев, для плательщиков налога на прибыль становится чрезвычайно выгодным владеть различными активами не напрямую, а через учреждение ПИФов" . Действительно, использование ПИФов, в частности ЗПИФов недвижимости, для целей снижения налоговой нагрузки имеет место: в экономической литературе даже выделяют такую разновидность ПИФов, включающих недвижимость как ПИФ, созданный для оптимизации налогообложения, основной целью такого ПИФа является снижение налогов компании, передавшей в него недвижимость (кэптивные ПИФы) . Между тем, как видно из Закона об ИФ, указанное предложение А.Е. Абрамова не было воспринято законодателем, что представляется обоснованным, ибо возможность использования гражданско-правовых конструкций для целей налоговой оптимизации, по нашему мнению, должна быть не аргументом для запрета этих конструкций, а основанием для изменения налогового законодательства, если в этом есть потребность.

--------------------------------

Абрамов А.Е. Замечания и комментарии по проекту Федерального закона "Об инвестиционных фондах", доработанного после первого чтения в Государственной Думе, @.

Леонтьева И.П., Юдичева Е.М. Современные тенденции в сфере коллективного инвестирования // Финансовый рынок и кредитно-финансовая система России (выпуск шестой): Сб. научных трудов / Под ред. А.С. Селищева, Л.П. Давыденко, И.П. Леонтьевой. СПб.: Изд-во "Инфо-да", 2005. С. 19; Перельман Е. Закрытые ПИФы недвижимости: западный путь или свой // Рынок ценных бумаг. 2005. N 10. С. 26.

Абзац 2 ст. 1 определяет ПИФ как имущественный комплекс, находящийся в собственности физических и юридических лиц. Абзац 3 п. 2 ст. 11 также указывает на то, что, присоединяясь к договору управления ПИФом, физическое или юридическое лицо тем самым отказывается от осуществления преимущественного права приобретения доли в праве собственности на ПИФ. Буквальное толкование этих норм может привести к мысли о том, что иные (помимо физических и юридических лиц) субъекты гражданского права, в частности публично-правовые образования , не могут быть пайщиками. Н. Пиксин и Т. Оксюк дополнительно аргументируют невозможность для публично-правовых образований быть пайщиками ПИФов тем, что раз имущество, переданное в ДУ ПИФом такими субъектами, становится общей собственностью пайщиков, а затем и вовсе может быть отчуждено УК, то в случае участия этих лиц в формировании ПИФа происходила бы передача государственного или муниципального имущества в частную собственность, т.е., по сути, приватизация, а такой способ приватизации не предусмотрен Законом о приватизации . Действительно, согласно указанному Закону, государственное и муниципальное имущество отчуждается в собственность физических и (или) юридических лиц исключительно на возмездной основе (п. 2 ст. 2), при этом такое возмездное отчуждение государственного и муниципального имущества в собственность физических и (или) юридических лиц и является приватизацией (ст. 1), которая осуществляется только способами, предусмотренными этим Законом (п. 5 ст. 13), среди которых нет передачи имущества в ДУ ПИФом. Однако попытка приложить приведенные нормы к ДУ ПИФом обнаруживает следующую проблему: из буквального толкования ст. 1 следует, что приватизация имеет место тогда, когда имущество, бывшее собственностью только публично-правового образования, становится собственностью только физических и юридических лиц. Между тем при передаче имущества в ДУ ПИФом переданное имущество попадает в состав общей собственности, участниками которой будут и физические, и юридические лица, и публично-правовые образования. Таким образом, формально рассуждая, сама по себе передача публичного имущества в ДУ ПИФом не может быть квалифицирована как приватизация . Но и дальнейшее отчуждение имущества, входящего в состав ПИФа, также не будет с тех же формальных позиций приватизацией, ибо теперь нет ситуации отчуждения имущества, бывшего собственностью только публично-правового образования. Здесь сразу возникает вопрос: а возможно ли существование общей собственности с участием и публично-правовых образований, и частных лиц? ГК РФ в гл. 16 напрямую этот вопрос не регулирует , но и не содержит правила, которое содержалось в ст. 123 ГК 64 г., требовавшей, чтобы право общей долевой собственности государства и граждан, кооперативных или иных общественных организаций и граждан было прекращено в течение одного года со дня ее образования. В связи с этим для обоснования признаваемой в литературе возможности участия публично-правовых образований в общей собственности вместе с частными лицами можно сослаться на принцип равенства участников гражданских правоотношений, означающий в том числе и право публично-правовых образований участвовать в них на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами (п. 1 ст. 1, абз. 2 п. 1 ст. 2, п. 1 ст. 124 ГК РФ), а также на конституционный принцип равенства всех форм собственности, ибо, как справедливо отмечает К.И. Скловский, "равенство всех форм собственности означает, что не может быть запрета на возникновение общей собственности, участниками которой выступают публичные органы и частные лица" . Кроме того, очевидно, что не может не возникнуть ситуации "сособственничества" государства и частных лиц при приватизации отдельных квартир в многоквартирном доме - в отношении общего имущества (ст. 290 ГК РФ, ст. 36 ЖК) , при выморочности имущества, в состав которого входит доля в праве общей собственности (п. 2 ст. 1151 ГК РФ) . Необходимо также учитывать, что в ДУ ПИФами чаще всего передаются деньги. Хотя Закон о приватизации прямо не исключает деньги как таковые (вне имущественного комплекса) из числа объектов приватизации, отчуждение которых относится к сфере его регулирования, этот вывод напрашивается из его содержания: из всех способов приватизации, предусмотренных Законом о приватизации (п. 1 ст. 13), к деньгам могут быть теоретически применены только два: внесение государственного или муниципального имущества в качестве вклада в уставные капиталы открытых акционерных обществ и преобразование унитарного предприятия в открытое акционерное общество (все остальные способы представляют собой продажу имущества - деньги же как таковые продать невозможно), но и для этих последних очевидно, что речь может идти о передаче денег только в составе имущественного комплекса: ст. 12 Закона о приватизации требует обязательного определения цены подлежащего приватизации имущества, в то время как деньги как таковые оценивать бессмысленно. Кроме того, признание необходимости соблюдения Закона о приватизации во всех случаях отчуждения публично-правовыми образованиями денег как таковых привело бы к невозможности заключения с ними любых договоров, по которым они производят платеж, ибо Закон о приватизации такого способа приватизации не предусматривает, между тем такие договоры заключаются, и об их возможности упоминает законодательство , . Можно также добавить, что безналичные деньги (а именно они чаще всего имеются у публично-правовых образований), как не являющиеся объектами права собственности, тем более не подпадают под действие Закона о приватизации. В связи с изложенным, по нашему мнению, Закон о приватизации не мог бы быть препятствием для приобретения публично-правовыми образованиями паев ПИФов.

--------------------------------

Именно к такому выводу приходят Н. Пиксин и Т. Оксюк (Пиксин Н., Оксюк Т.Т. Указ. соч. С. 67).

Там же.

Впрочем, исходя из того что публичная собственность все же фактически охраняется у нас особо, вполне можно ожидать от правоприменителя расширительного толкования Закона о приватизации как исключающего и передачу публичного имущества в общую собственность. Так, К.И. Скловский отмечает, что не находят поддержки в судах такие договоры, в результате которых возникает общая собственность на объект, который до того находился в исключительной государственной (муниципальной) собственности (Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении). Представляется, что до внесения уточнений в Закон о приватизации риск указанного расширительного толкования будет сохраняться.

В отличие от ст. 116 ГК 64 г., прямо допускавшей существование общей собственности государства и одной или нескольких кооперативных и общественных организаций.

Гражданское право: Учебник для студентов вузов. В 4 т. Т. 2: Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 118 (автор гл. 22 - Е.А. Суханов); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Рук. авт. колл. и отв. ред. докт. юрид. наук, проф. О.Н. Садиков. С. 639 (автор комм. к гл. 16 - Ю.К. Толстой); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М.: Изд-во "Юрайт", 2004 (автор комм. к гл. 16 - З.С. Беляева); Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. проф. В.П. Мозолина и проф. М.Н. Малеиной. М.: Норма, 2004 (автор комм. к гл. 16 - А.А. Рябов). По-видимому, допускает такую долевую собственность и Федеральный закон от "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" (абз. 3 и 4 п. 2 ст. 12).

Скловский К.И. Некоторые вопросы применения земельного законодательства, регулирующего предоставление земельных участков в городе // Хозяйство и право. 2004. N 10.

На что справедливо указывает Е.А. Суханов (Гражданское право. В 4 т. Т. 2 / Отв. ред. Е.А. Суханов. С. 118).

Ю.К. Толстой также указывает на то, что такая ситуация возникнет и при частичной выморочности имущества (Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Рук. авт. коллектива и отв. ред. докт. юрид. наук, проф. О.Н. Садиков. С. 639). Отметим, что по изложенным причинам наиболее бесспорным является то, что государство станет пайщиком в случае выморочности наследства, в состав которого входят паи, а также выморочности наследства в части паев.

См., напр.: п. 1 ст. 817 ГК РФ и ст. 72 БК РФ.

Хотя, к сожалению, в судебной практике можно встретить случай, когда суд счел, что деньги не исключаются из сферы действия Закона о приватизации (см. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.11.05 N Ф04-8092/2005(16829-А03-11) и Ф04-8092/2005(16830-А03-11)).

Другим препятствием к участию публично-правовых образований в ПИФе может стать норма п. 1 ст. 236 БК РФ: размещение бюджетных средств на банковских депозитах, получение дополнительных доходов в процессе исполнения бюджета за счет размещения бюджетных средств на банковских депозитах и передача полученных доходов в ДУ не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных этим Кодексом . Данная норма, однако, при буквальном истолковании запрещает передачу в ДУ не вообще любых бюджетных средств, а только дополнительных доходов, полученных в процессе исполнения бюджета за счет размещения бюджетных средств на банковских депозитах. Кроме того, действие ее запрета не распространяется на субъекты РФ, не получающие дотации из Федерального фонда финансовой поддержки субъектов РФ на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности бюджетов субъектов РФ (п. 2 указанной статьи). Но и для случаев, не охватываемых приведенными нормами, БК РФ содержит общий запрет: ст. 38 устанавливает, что любые действия, приводящие к нарушению адресности предусмотренных бюджетом средств либо к направлению их на цели, не обозначенные в бюджете при выделении конкретных сумм средств, являются нарушением бюджетного законодательства РФ. Впрочем, можно говорить и о том, что если бы запрет на передачу в ДУ бюджетных средств вытекал из ст. 38 БК РФ, то не было бы необходимости в п. 1 ст. 236, который все же допускает в отдельных случаях это. Учитывая строгость бюджетного законодательства, все же до непосредственного урегулирования вопроса о возможности их передачи в ДУ представляется рискованным с правовой точки зрения приобретение публично-правовыми образованиями паев ПИФов за счет бюджетных средств. При этом, конечно же, у них остаются средства, к бюджетным не относящиеся.

--------------------------------

К сожалению, при этом понятия того, что понимать под бюджетными средствами ст. 6 этого Кодекса, дающая его понятийный аппарат, не содержит.

Таких случаев в нем нет.

ГК РФ в п. 3 ст. 1013 недвусмысленно указывает на то, что публично-правовые образования могут быть учредителями ДУ, справедливо такая возможность признается за ними и в других нормативных актах , и в литературе , и в судебной практике . В отношении ДУ ПИФами о возможности для публично-правовых образований быть пайщиками свидетельствуют п. 4.27 и 4.32 Положения о реестре пайщиков ; прямо допускает (и даже регулирует) участие, в частности, города Москвы в ПИФах Положение о порядке взаимодействия органов исполнительной власти города Москвы при учреждении управления имуществом города Москвы с использованием инструментов финансового рынка и институтов коллективных инвестиций (приложение 9 к Постановлению правительства г. Москвы от 07.12.04 N 843-ПП). При этом, однако, следует иметь в виду, что традиционным для российского гражданского права является признание публично-правовых образований, и прежде всего государства, обладающими специальной гражданской правоспособностью, в соответствии с которой они участвуют в гражданских правоотношениях в целях достижения публичных целей, реализации публичных интересов ; обращает на это внимание и Конституционный Суд РФ . Именно специальная правоспособность публично-правовых образований, по нашему мнению, и может служить основанием для ограничения возможностей для них быть пайщиками ПИФов. Публичные функции, возложенные на них, не позволяют соответствующим образованиям передавать денежные средства в ПИФы, которые являются хотя и высокодоходными, но и высокорисковыми инструментами, особенно учитывая современную сложную экономическую ситуацию в России (проводя параллели, можно сказать, что отец, просаживающий деньги в казино, когда его детям дома нечего есть, нарушает свои обязанности по воспитанию детей). Н. Пиксин и Т. Оксюк, обосновывая запрет на участие публично-правовых образований в ПИФах, справедливо отмечают "высокорискованный характер операций на финансовых рынках, которые часто связаны не только с большими доходами, но и с возможностью несения существенных убытков, то есть расходы бюджетов соответствующих публично-правовых образований по инвестированию средств в состав ПИФов не будут гарантированно покрыты (в том числе с прибылью) за счет тех доходов, которые могут быть получены от доверительного управления" . Таким образом, как представляется, публично-правовые образования не вправе приобретать паи, если для этого необходимо передать соответствующий имущественный эквивалент (денежные средства или иное имущество), или, иначе говоря, по возмездным основаниям. В то же время не видится препятствий для приобретения публично-правовыми образованиями паев по безвозмездным основаниям: помимо уже упоминавшегося наследования сюда можно отнести и дарение, и конфискацию. Несмотря на то что и сейчас ограничения по приобретению паев для публично-правовых образований могут выводиться из их специальной гражданской правоспособности, тем не менее желательным было внесение соответствующего правила в Закон об ИФ, чтобы внести определенность в этот вопрос и исключить возможные споры.

--------------------------------

Пункт 3 ст. 18 Закона об инвестировании пенсионных накоплений, п. 3 Постановления Правительства РФ от 11.12.96 N 1485, п. 3 Постановления Правительства РФ от 07.08.97 N 989, п. п. 6.1 и 6.2 Положения об управлении и распоряжении имуществом муниципального образования "Город Киров" (утв. решением Кировской городской Думы от 25.08.04 N 29/16). Косвенным образом указывает на такую возможность и абз. 2 ст. 8 Федерального закона от 29.07.98 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации".

КонсультантПлюс: примечание.

Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

Ахметьянова З.В. Указ. соч. С. 15; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 3 (автор гл. 15 - В.В. Витрянский); Горбунов В.В. Договор доверительного управления имуществом: Дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2000. С. 7; Гражданское право: Учебник. В 4 т. Т. I. Общая часть / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. С. 386 - 387 (автор гл. 10 - Е.А. Суханов); Гражданское право: Учебник. Часть вторая / Отв. ред. В.П. Мозолин. С. 756 - 757 (автор гл. 24 - А.И. Масляев); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный). 4-е изд., испр. и доп. с использованием судебно-арбитражной практики / Рук. авт. колл. и отв. ред. докт. юрид. наук, проф. О.Н. Садиков. С. 715 (автор комм. к гл. 53 - В.В. Чубаров); Кравченко Т.В. Указ. соч. С. 176 - 178; Кузьмина М.Н. Ценные бумаги в Российской Федерации. С. 206; Михеева Л.Ю. Указ. соч.; Ненашев А. Указ. соч.; Прохоров А.В. Указ. соч. С. 22; Степанова Т.Г. Указ. соч. С. 59.

Постановления ФАС Северо-Западного округа от 07.02.02 N А56-27648/01, от 07.02.02 N А56-23786/01, от 15.11.99 N А56-3864/99, ФАС Северо-Кавказского округа от 04.09.01 N Ф08-2696/2001, ФАС Уральского округа от 09.06.04 N Ф09-1691/04-ГК.

Отметим, что и абз. 2 п. 2 Положения о порядке деятельности инвестиционных фондов (утв. Постановлением Комитета по ценным бумагам при Совете Министров Республики Беларусь от 10.01.02 N 01/П) прямо предусматривает, что инвестором ИФ может быть государство и его административно-территориальные единицы (при этом данное Положение говорит только о корпоративных ИФах, но не о договорных).

Предложенное А.А. Ивановым определение правоспособности государства не как специальной, а как целевой (Гражданское право: Учебник. Ч. I. 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 181 - 182) критикуется другими авторами, ибо она есть не что иное, как "терминологическая замена понятия специальной правосубъектности" (Кравченко Т.В. Указ. соч. С. 72), целевая правоспособность традиционно отождествлялась со специальной (Гражданское право: Учебник. В 4 т. Т. I. Общая часть / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. С. 377 (автор гл. 10 - Е.А. Суханов)).

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (под ред. С.П. Гришаева, А.М. Эрделевского) включен в информационный банк.

Гражданское право: Учебник. В 4 т. Т. I. Общая часть / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. С. 377 (автор гл. 10 - Е.А. Суханов); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой) / Под ред. С.П. Гришаева, А.М. Эрделевского. С. 359 - 360 (автор комм. к ст. 124 - Г.Д. Отнюкова); Кравченко Т.В. Указ. соч. С. 14 и 79.

Определения от 04.12.97 N 139-О и от 01.10.98 N 168-О.

Пиксин Н., Оксюк Т.Т. Указ. соч. С. 67.

Рассматривая вопрос о возможности участия публично-правовых образований в ПИФах, следует упомянуть также о том, что абз. 2 п. 1 Указа N 765 устанавливал, что инвесторами ПИФов не могли быть государственные органы и органы местного самоуправления . Данный запрет, как представляется, не следовало толковать как запрет на участие в ПИФах публично-правовых образований. Действительно, последние часто выступают в гражданских правоотношениях в лице своих органов (п. 1 ст. 125 ГК РФ), однако при этом последние выступают от их имени именно как их органы, а не как самостоятельные субъекты. В связи с этим запрет абз. 2 п. 1 Указа N 765 распространялся на эти органы, наделенные гражданской правосубъектностью (т.е. являющиеся юридическими лицами - учреждениями). В настоящее время, когда Указ N 765 признан утратившим силу, на них распространяются общие ограничения, предусмотренные для учреждений и вообще некоммерческих организаций, которые рассматриваются ниже.

--------------------------------

Аналогичная норма содержалась и в п. 7 ст. 30 проекта закона об АИФ и ПИФ, и в ст. 15 проекта закона об ИФ, а также имеется в настоящее время в п. 1 ст. 5 Закона Молдовы об ИФ (при этом Закон допускает создание только корпоративных ИФов).

Согласно ст. 1026 ГК РФ в случаях получившего в литературе название некоммерческого ДУ оно может быть учреждено органом опеки и попечительства и душеприказчиком. Как справедливо отмечают Н. Пиксин и Т. Оксюк, одной из основных целей договоров некоммерческого ДУ является обеспечение сохранности управляемого имущества и поддержание его стоимости, главной же целью ДУ ПИФами является совсем иное - получение прибыли, в связи с чем оно связано с совершением высокорисковых операций и не дает инвестору гарантии получения при погашении пая даже суммы, которую он внес при его приобретении, в связи с чем передача в ДУ ПИФами имущества лицами, о которых говорит ст. 1026 ГК РФ, неправомерна .

--------------------------------

См., напр.: Гузикова С.В. Указ. соч. С. 299 и 301; Ненашев А. Договор доверительного управления // Бизнес-адвокат. 1999. N 4; Хабаров С. Комментарий к Федеральному закону "О рынке ценных бумаг" // Право и экономика. 1999. N 3. С. 5.

Пиксин Н., Оксюк Т.Т. Указ. соч. С. 68.

Отдельного внимания заслуживают и некоммерческие организации как потенциальные пайщики. Согласно п. 1 ст. 49 ГК РФ они могут иметь гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным их учредительными документами, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Из этого следует, что участие некоммерческих организаций в ПИФах серьезно ограничено целями их деятельности, на что справедливо обращают внимание Н. Пиксин и Т. Оксюк . Однако нельзя согласиться с мнением О.Н. Шатохина о том, что не могут быть учредителями ДУ некоммерческие организации, ибо они не вправе заниматься предпринимательской деятельностью . Во-первых, некоммерческие организации могут заниматься предпринимательской деятельностью, но (в соответствии с п. 3 ст. 50 ГК РФ) лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям, но ведь все-таки могут. Во-вторых, выступление лица в качестве учредителя ДУ вообще не может быть квалифицировано как предпринимательская деятельность, определение которой дано в абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ, ибо оно как таковое не является деятельностью, учредитель для того и передает имущество в ДУ, чтобы самому не осуществлять деятельность по управлению им. Применительно к ПИФам квалификация учредительства в ДУ как предпринимательской деятельности могла бы быть выведена из п. 2 ст. 24 Федерального закона "О некоммерческих организациях", который, воспроизводя п. 3 ст. 50 ГК РФ, дает пояснения, что предпринимательской деятельностью признаются приносящее прибыль производство товаров и услуг, отвечающих целям создания некоммерческой организации, а также приобретение и реализация ценных бумаг (каковой является, согласно п. 1 ст. 14 Закона об ИФ, и инвестиционный пай), имущественных и неимущественных прав, участие в хозяйственных обществах и участие в товариществах на вере в качестве вкладчика. Однако возможность разъяснения в указанном Законе понятия предпринимательской деятельности, которое содержится в ГК РФ (абз. 3 п. 1 ст. 2), представляется небесспорной, особенно с позиций п. 2 ст. 3 ГК РФ. В связи с этим отметим, что определение, данное в п. 2 ст. 24 Федерального закона "О некоммерческих организациях", представляется, во-первых, не соответствующим данному в п. 1 ст. 2 ГК РФ, поскольку говорит не о деятельности, направленной на получение прибыли, а о приносящей прибыль деятельности; а во-вторых, неудачным с точки зрения грамматического построения, - ее указание на принесение прибыли, если толковать ее буквально, относится только к производству товаров и услуг, но не к далее приводимым видам деятельности (на это указывает единственное число слова "приносящее" - для распространения его на все последующие виды деятельности оно должно быть во множественном числе: "приносящие"), что приводит вообще к абсурду, ибо получается, что любое приобретение имущественных и неимущественных прав (т.е., по сути, вообще любых прав) будет предпринимательской деятельностью. Представляется, что данная норма не подлежит применению как противоречащая ГК РФ.

--------------------------------

Пиксин Н., Оксюк Т.Т. Указ. соч.

Шатохин О.Н. Указ. соч. С. 104.

Серьезное ограничение для кредитных организаций как потенциальных учредителей ДУ, в том числе ПИФами, может представлять собой Инструкция о ДУ в банках. Согласно ее п. 3.2 кредитная организация, выступающая в качестве учредителя ДУ, имеет право передавать в ДУ все виды имущества, перечисленные в пункте 3.1 указанной Инструкции, за исключением денежных средств в валюте РФ и в иностранной валюте. Поскольку в ДУ ОПИФами и ИПИФами передаются только денежные средства (абз. 1 ст. 13), Н. Пиксин и Т. Оксюк делают из изложенного вывод о том, что кредитные организации не могут выступать учредителями ОПИФов и ИПИФов . К аналогичному выводу в отношении ЗПИФов эти авторы приходят по следующей причине: по их мнению, нельзя исключать такое толкование п. п. 1.2, 2.2 и 2.4 Инструкции о ДУ в банках, что кредитная организация может передавать имущество в ДУ только на основании индивидуального договора с управляющим, что несовместимо с конструкцией ДУ ПИФом . Действительно, абз. 2 п. 2.4 указанной Инструкции устанавливает, что договор ДУ может предусматривать ДУ без объединения имущества данного учредителя в единый имущественный комплекс с имуществом других лиц (индивидуальный договор ДУ) или с объединением имущества данного учредителя в единый имущественный комплекс - ОФБУ - наряду с имуществом других лиц, при этом п. 2.5 понимает для целей этой Инструкции под ОФБУ имущественный комплекс, состоящий из имущества, передаваемого в ДУ разными лицами и объединяемого на праве общей собственности, а также приобретаемого управляющим при осуществлении ДУ, а под это определение вполне подходит и ПИФ. Между тем правила создания ОФБУ, приводящиеся в Инструкции о ДУ в банках, совершенно иные, нежели правила создания ПИФов по Закону об ИФ, и по ним, конечно же, нельзя передать имущество кредитной организаций в ДУ ПИФом . Однако при этом следует учитывать, что действие всех указанных ограничений, содержащихся в Инструкции о ДУ в банках, не может не вызывать сомнений в связи с отсутствием у ЦБ РФ права на их установление. Мнение об отсутствии у ЦБ РФ компетенции по регулированию отношений по договору ДУ , пусть и с участием кредитных организаций, и о противоречии Инструкции о ДУ в банках ГК РФ уже высказывалось в литературе , нам же здесь достаточно остановиться на вопросе о компетенции ЦБ РФ по урегулированию отношений по договору ДУ, где кредитная организация выступает учредителем, а не управляющим. Пункт 1.1 Инструкции о ДУ в банках устанавливает, что она разработана на основе норм ряда законов, однако ни один из них не дает ЦБ РФ права регулировать интересующие нас отношения: нет такой нормы ни в гл. 53 ГК РФ, ни в ст. 6 Закона о банках, ни в ст. 5 Закона о РЦБ, а ст. 4 Закона о ЦБ РФ дает ему право устанавливать правила проведения банковских операций, однако абз. 1 ст. 5 не называет ДУ имуществом кредитных организаций в числе банковских операций . Поскольку ни ГК РФ, ни другие законы или иные правовые акты не предоставляют ЦБ РФ права издавать акты, содержащие нормы о договоре ДУ с участием кредитных организаций, на основании п. 7 ст. 3 ГК РФ следует признать, что Инструкция о ДУ в банках применяться в этой части не должна. Указывая на это, мы, конечно, понимаем, что для кредитных организаций, находящихся в зависимости от ЦБ РФ, все выше приведенные аргументы может перевешивать п. 1.5 Инструкции о ДУ в банках, согласно которому в случае нарушения кредитной организацией ее положений ЦБ РФ направляет ей предписание об устранении нарушений в установленный в предписании срок, а при невыполнении кредитной организацией требований предписания к ней применяются меры воздействия, что, в свою очередь, в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 20 Закона о банках, может дать ЦБ РФ право отозвать лицензию у кредитной организации. Понятно, что рисковать лицензией ради возможности инвестировать в ПИФы захотят не все кредитные организации. Н. Пиксин и Т. Оксюк дополнительно отмечают, что на запрет на участие кредитных организаций в ПИФах косвенно указывает и то, что Правила ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации (утв. ЦБ РФ 05.12.02 N 205-П), в частности п. 5.2, пока прямо не предусматривают возможность бухгалтерского учета кредитной организацией паев . Данный аргумент вызывает возражения. Действительно, п. 5.2 указанных Правил не упоминает о паях, однако следует иметь в виду, что в п. 5 указывается на существование счета N 509 "Прочие счета по операциям с приобретенными ценными бумагами", который предназначен, по-видимому, для учета в том числе прочих ценных бумаг . Кроме того, п. 1.12.8 устанавливает такой важный принцип, как отражение в бухгалтерском учете банков операций в соответствии с их экономической сущностью, а не с их юридической формой, из чего можно сделать вывод о том, что для целей бухгалтерского учета в банках нужно искать указание в правилах бухгалтерского учета банков не на то, как учитывать операции данной юридической формы, а как учитывать операции с данным экономическим содержанием. Но независимо от того, предусмотрена ли действительно возможность бухгалтерского учета кредитными организациями приобретения паев или нет, это, по нашему мнению, никак не может влиять на гражданско-правовую возможность совершения ими таких сделок . Резюмируя изложенное, приходим к выводу, что законодательных препятствий к приобретению кредитными организациями паев ПИФов нет , но практически для кредитных организаций это может привести к санкциям со стороны ЦБ РФ .

--------------------------------

Пиксин Н., Оксюк Т.Т. Указ. соч. С. 68.

Пиксин Н., Оксюк Т.Т. Указ. соч. С. 68.

Достаточно указать на то, что ОФБУ регистрируется в ЦБ РФ, учредителям ДУ ОФБУ выдаются сертификаты долевого участия, которые не могут быть предметом договоров купли-продажи и иных сделок, а переоформление сертификата долевого участия на другое лицо или группу лиц осуществляется на основании заявления, подаваемого владельцем сертификата долевого участия в кредитную организацию, создавшую ОФБУ (п. п. 2.7, 6.4, 6.7 и 6.15).

В части регулирования порядка бухгалтерского учета операций по ДУ эта компетенция не вызывает сомнений, - она установлена п. 14 ст. 4 Закона о ЦБ РФ.

КонсультантПлюс: примечание.

Текст монографии Л.Ю. Михеевой "Доверительное управление имуществом. Комментарий законодательства" включен в информационный банк по состоянию на 23.08.2001.

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 3 (автор гл. 16 и 17 - В.В. Витрянский); Горбунов В.В. Указ. соч. С. 46 - 47 и 84; Михеева Л.Ю. Указ. соч.

Его там и не может быть потому, что банковские операции - это операции банка, а не с имуществом банка. Пункт 3 абз. 3 той же статьи говорит о праве кредитных организаций осуществлять ДУ деньгами, однако этот абзац содержит перечень сделок, не являющихся банковскими операциями, так что из него нельзя было бы вывести и компетенцию ЦБ РФ по регулированию отношений по ДУ, где кредитная организация является управляющим.

Как видно, мы исходим из признания ЦБ РФ органом исполнительной власти. Известно, что, несмотря на формулировку п. 2 ст. 75 Конституции РФ (защита и обеспечение устойчивости рубля - основная функция ЦБ РФ, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти), вопрос о статусе ЦБ РФ, в том числе административно- и гражданско-правовом, является дискуссионным в литературе (о различных точках зрения на этот счет см., напр.: Банк России в XXI веке: Сборник статей / Отв. ред. П.Д. Баренбойм, В.И. Лафитский / Сост. С.А. Голубев. М.: "Юридический Дом "Юстицинформ", 2003). Не вдаваясь в эту дискуссию, отметим, что для нашего вопроса непризнание ЦБ РФ органом власти вообще ставит под сомнение возможность актов ЦБ РФ быть источниками гражданского права (в ГК РФ есть еще упоминание о банковских правилах, под которыми иногда понимают как раз акты ЦБ РФ) (Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 2: Договоры о передаче имущества (автор гл. 1 - В.В. Витрянский)), но только в нормах о договорах банковского вклада (п. 2 ст. 835 и п. 1 ст. 836) и банковского счета (п. 2 ст. 846, п. 1 ст. 847, ст. ст. 848 - 849, п. 2 ст. 859, ст. 860), а также о безналичных расчетах (п. 1 ст. 862, п. п. 2 и 3 ст. 863 и др.), но не о договоре ДУ.

Пиксин Н., Оксюк Т.Т. Указ. соч. С. 68.

Несмотря на то что счет N 509 помещен в п. 5 под общим заголовком "Вложения в акции", далее п. 5.2 уточняет, что вложения в акции учитываются на счетах N 506 - 508. Пункт 5.1 указывает, что счета N 506 - 509 предназначены для учета вложений в ценные бумаги (кроме чеков, складских свидетельств и сберкнижек на предъявителя) и долговые обязательства (кроме векселей), при этом не дает закрытого списка ценных бумаг, которые на них могут учитываться, из чего можно сделать вывод о возможности учета любых ценных бумаг на этих счетах. На это косвенно указывает и п. 2.3 Порядка бухгалтерского учета вложений (инвестиций) в ценные бумаги и операций в ценные бумаги (приложение 11 к Правилам ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации).

Нельзя забывать того, что бухгалтерский учет - это вторичная вещь, его назначение - учет произведенных операций, а не регулирование этих операций (см. ст. ст. 1 и 3 Федерального закона "О бухгалтерском учете").

О такой возможности косвенно свидетельствует и п. 3.3 Порядка составления и представления отчетности по форме 0409405 "Сведения о расчетах по операциям с ценными бумагами, долями, паями и вкладами в имуществе, совершенных между резидентами и нерезидентами" (приложение 1 к указанию ЦБ РФ от 16.01.04 N 1376-У).

Впрочем, как отмечают те же Н. Пиксин и Т. Оксюк, "банкам важно постоянно иметь возможность быстрого варьирования финансовыми потоками" и "потому их интерес к вложению в состав закрытых ПИФов представляется невысоким" (Пиксин Н., Оксюк Т.Т. Указ. соч. С. 69).

<< | >>
Источник: Зайцев О.Р.. Договор доверительного управления паевым инвестиционным фондом. 2007

Еще по теме 1. Круг возможных пайщиков:

  1. 1. Круг возможных УК
  2. 2. Изменение состава пайщиков
  3. § 1. Права пайщика
  4. § 5.3. Взаимоотношения между общим собранием пайщиков и советом директоров компании
  5. § 5.1. Общее собрание пайщиков
  6. Право на труд и на равные возможности без дискриминации по признаку пола ПРИМЕРЫ ВОЗМОЖНЫХ НАРУШЕНИЙ
  7. § 2. Подход национального законодательства к вопросу о возможности пересмотра решения международного коммерческого арбитража по существу и о возможности отказа в приведении в исполнение международного арбитражного решения
  8. Возможность создавать новые юридические лица (п. 5 ст. 66 ГК РФ), участвовать в некоммерческих организациях. включая ассоциации и союзы юридических лиц (ст. 121 ГК РФ); возможность участвовать в управ.1ении внутренними делами других организаций.
  9. § 2. Круг потерпевших в преступлениях
  10. СЕМЬЯ И КРУГ НАСЛЕДНИКОВ
  11. КРУГ ЗАМКНУЛСЯ
  12. Круг замкнулся
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -