2. Изменение состава пайщиков

Вопрос о возможности смены учредителя в договоре ДУ является спорным, поскольку напрямую гл. 53 ГК РФ и не разрешает, и запрещает ее . Поскольку договор ДУ тесно связан с его конкретным объектом, то передача прав и обязанностей по этому договору может осуществляться только одновременно с отчуждением прав на управляемое имущество, проблема же допустимости отчуждения учредителем управляемого имущества, как уже отмечалось выше, также относится к числу дискуссионных. В отношении ПИФов острота проблемы отчуждения имущества не имеет той остроты, которая характерна для общей модели ДУ, ибо пайщик отчуждает только долю в общем имуществе, а управляет УК всем имущественным комплексом. Поскольку для ПИФа характерна множественность лиц на стороне учредителя ДУ, то в данном случае можно говорить не о перемене лица, а об изменении состава пайщиков. В связи с тем что в ПИФе, как будет показано далее, обязательственные права и обязанности пайщика по договору ДУ ПИФом и его доля в общем имуществе объединены в единый объект, составляющий пай как бездокументарную ценную бумагу, изменение состава пайщиков происходит путем оборота паев. Паи, учитываемые на лицевом счете в реестре пайщиков или счете депо, соответственно переходят путем внесения записей по таким счетам. Раз пай включает не только права, но и обязанности, то возникает вопрос о том, как быть с п. 1 ст. 391 ГК РФ, который устанавливает, что перевод долга допускается только с согласия кредитора . М. Плющев полагает, что согласие УК на переход прав, удостоверенных паем как бездокументарной ценной бумагой, "дается всего один раз в отношении всех возможных в будущем переходов еще при выпуске этой бумаги" , при этом согласие на переход прав он понимает как согласие на перевод долга . Однако он никак не поясняет, каким же образом УК дает такое согласие: Закон об ИФ подобных норм не содержит. Возможность дачи такого "одноразового" согласия видится нам сомнительной, ибо, по сути, речь идет о том, что никакого согласия на перевод долга не нужно, а потому все же представляется необходимым прямо указать в Законе об ИФ, что согласия УК на перевод долга, происходящий при переходе пая, не требуется (но для того чтобы данная норма могла иметь приоритет перед п. 1 ст. 391 ГК РФ, необходимо также наличие в гл. 53 ГК РФ предложенного выше упоминания о возможности установления в Законе об ИФ особенностей ДУ ПИФами, ибо тогда, как уже отмечалось, в силу п. 3 ст. 420 ГК РФ нормы Закона об ИФ будут иметь перевес над общими положениями об обязательствах). Понятно, что в случае с ПИФами кредитору (УК) чаще всего безразлична личность должника, и никакого ущерба ее интересам отсутствие необходимости получать ее согласие при передаче паев чаще всего не будет наносить. Однако подход, при котором оборот паев происходит независимо от УК, не является единственно возможным: так, Закон ФРГ об инвестициях допускает создание так называемых специальных фондов, которым посвящена ч. 6 гл. 2: число инвесторов (ими не могут быть физические лица) таких фондов не может превышать 30 и все они заключают с УК соглашение о том, что они не могут отчуждать паи без согласия УК . В российской практике возможность установления такого режима может иметь значение, прежде всего, для ЗПИФов, где личности пайщиков, участвующих в принятии некоторых важных решений относительно ПИФа путем принятия решений на ОСП, могут иметь для УК значение: включение в Закон об ИФ нормы, допускающей создание аналогов немецких "специальных фондов" могло бы дать дополнительный толчок развитию ЗПИФов. Что касается участия в обороте паев не УК, а других пайщиков, то целесообразность допущения установления Правилами ПИФа права преимущественной покупки паев уже была обоснована выше.

--------------------------------

В отличие от п. 2 ст. 891 ГК РК, который устанавливает, что переход права собственности на доверенное имущество не прекращает ДУ (аналогичная норма предлагалась в ст. 11 проекта закона о ДУ). Такая формулировка, однако, представляется не совсем удачной, поскольку отчуждать управляемое имущество может и управляющий, но отчуждение им имущества, безусловно, влечет прекращение действия договора ДУ в отношении этого имущества. В этом смысле более удачной представляется формулировка п. 6 ст. 1032 ГК Украины: переход права собственности от учредителя управления к другому лицу не прекращает договор (аналогичная норма предлагалась в п. 2 ст. 1013 проекта ч. 2 ГК РФ; в литературе такой позиции придерживается М.В. Ясус (Ясус М.В. Указ. соч. С. 111), допускает возможность смены учредителя ДУ и О.Н. Шатохин (Шатохин О.Н. Указ. соч. С. 102)).

Данная проблема не является присущей ДУ только ПИФами, поскольку в любом договоре ДУ у учредителя есть обязанности перед управляющим, а потому перемена учредителя ДУ всегда означает перевод долга, на что справедливо обращает внимание М. Плющев (Плющев М. Инвестиционный пай с позиций бездокументарной ценной бумаги. С. 56).

Там же. С. 57.

"Совершенно неважно, что само согласие непосредственно относится лишь к передаче права собственности и к переводу долга учредителя управления: поскольку указанные передача и перевод неразрывно связаны с переходом обязательственных прав учредителя управления, согласие в результате относится, пусть и чисто фактически, также и к переходу этих прав" (Там же. С. 56).

По свидетельству П. Штольте, и действовавший до Закона ФРГ об инвестициях Закон ФРГ об инвестиционных компаниях (KAGG) допускал создание таких специальных фондов (абз. 2 § 1), правда, при этом количество инвесторов было ограничено 10 (Штольте П. Указ. соч. С. 107 - 108).

Поскольку в настоящей работе отстаивается мнение о том, что права и обязанности по договорам, заключенным УК во исполнение ДУ ПИФом, принадлежат пайщикам, то мы должны признать, что передача пая означает также и передачу доли в праве требования и доли в обязанности, в связи с чем вновь возникает вопрос о соблюдении требования п. 1 ст. 391 ГК РФ. Понятно, что если считать необходимым получение согласия всех кредиторов по указанным договорам на отчуждение пая, то оборот паев просто перестанет существовать. В связи с этим необходимо признать, что такое согласие получать не нужно, и закрепить соответствующую норму в Законе об ИФ. При этом никакого ущерба для кредиторов это не составит: основная причина необходимости получения согласия кредитора на перевод долга состоит в том, что кредитор, вступая в отношение с первоначальным должником, исходил из его платежеспособности, и потому нельзя было бы разрешить свободный перевод долга, поскольку новый должник может оказаться не устраивающим кредитора с финансовой точки зрения - однако этот аргумент утрачивает значение в случае ПИФа, ибо ответственность по долгам, связанным с ДУ ПИФом, пайщики несут только в пределах имущества ПИФа (п. 2 ст. 16), в связи с чем при смене одного из должников по таким долгам обеспеченность их имуществом должника останется прежней.

Поскольку, как было указано выше, пайщики связаны соглашением, устанавливающим порядок владения, пользования и распоряжения их общим имуществом (ПИФом), то, соответственно, при передаче пая должна происходить смена участника и в этом соглашении. Между тем ГК РФ, к сожалению, хранит молчание по вопросу о том, сохраняет ли свое действие указанное соглашение сособственников при отчуждении доли, в отличие от ряда иностранных правопорядков, прямо и положительно отвечающих на этот вопрос . Не пытаясь здесь определить, как этот вопрос должен решаться во всех случаях общей собственности , поскольку это уже выходит за пределы настоящей работы, отметим, что в отношении ПИФов очевидна необходимость сохранения силы соглашения сособственников для правопреемников участников этого соглашения.

--------------------------------

Параграфы 746 и 1010(1) ГГУ, п. 4 ст. 168 ГК Нидерландов, п. 4 ст. 358 ГК Украины, ст. 1360 ГК Молдовы, п. "а" ст. 29 Закона Израиля о недвижимом имуществе, п. "в" ст. 9 Закона Израиля о движимом имуществе, ст. 1062 ГК Квебека. Предлагалось такое правило и в ст. 829 проекта ГУ РИ, а также предусматривалось (правда, только в отношении соглашения о порядке пользования обособленными помещениями дома) в ст. 124 ГК 64 г. В литературе также высказывается такое мнение: Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении.

Так, О.Г. Козьменко предлагает указать в п. 2 ст. 246 ГК РФ, что "к приобретателю доли в праве общей собственности также переходят права и обязанности участника долевой собственности, предусмотренные соглашениями о порядке владения и пользования общим имуществом" (Козьменко О.Г. Указ. соч. С. 8).

В соответствии с п. 5 ст. 14 паи свободно обращаются по окончании формирования ПИФа. Эта норма может быть истолкована как запрещающая оборот паев в течение указанного периода, т.е. признающая их до окончания формирования ПИФа изъятыми из оборота объектами (абз. 1 п. 2 ст. 129 ГК РФ). Иначе говоря, пока не сформирован ПИФ, пайщик не может распорядиться своими паями, что, безусловно, ограничивает его права. Это подтверждается тем, что на период формирования ПИФа по всем лицевым счетам, открытым в этот период, сразу вносится запись о блокировании всех паев, при наличии которой внесение каких-либо записей по счету, кроме двух указанных ниже, запрещается (п. 15.1 Положения о реестре пайщиков). Возникает вопрос об обоснованности такого ограничения: почему нельзя отчудить пай другому лицу, которое в то же время может само приобрести аналогичный пай у УК? На память сразу приходит другой аналогичный запрет, появившийся ранее: п. 2 ст. 5 Федерального закона от 05.03.99 N 46-ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" установил, что запрещается совершение владельцем ценных бумаг любых сделок с принадлежащими ему ценными бумагами до их полной оплаты и регистрации отчета об итогах их выпуска (т.е., по сути, также до окончания размещения всего выпуска, как и при формировании ПИФа); впоследствии аналогичная норма была закреплена и в Законе о РЦБ (ст. 27.6). ФКЦБ, обосновывая данный запрет, указала на то, что он направлен на защиту инвесторов от риска признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся в случае отказа в регистрации отчета об итогах выпуска ценных бумаг, ибо несоблюдение указанного требования может повлечь причинение убытков инвесторам, которыми ценные бумаги были приобретены на вторичном рынке, поскольку таким инвесторам может быть неизвестно, что ценные бумаги при их размещении не были полностью оплачены, а также, что процесс эмиссии таких ценных бумаг еще не завершен и выпуск ценных бумаг может быть признан несостоявшимся . Доводы, приведенные ФКЦБ, вызывают возражения. Ничто не мешает инвестору, приобретающему ценные бумаги на вторичном рынке, поинтересоваться у продавца, был ли уже зарегистрирован отчет об итогах выпуска и были ли бумаги полностью оплачены, более того, именно наличие этого правила просто вынуждает покупателя делать это из-за риска ничтожности сделки, в то время как если бы этого запрета не было, то у обманутого покупателя был бы выбор - требовать признания сделки недействительной, как заключенной под влиянием обмана или все же сохранить ее в силе. Определенная логика есть в запрете обращения не оплаченных ценных бумаг, ибо возникает вопрос о том, кто должен будет бумаги оплачивать. Однако, возвращаясь уже к ПИФам, ясно, что здесь этой проблемы нет, так как пай выдается только при условии передачи в ДУ ПИФом имущества (п. 42 ТП ДУ ОПИФ, п. 45 ТП ДУ ИПИФ и п. 46 ТП ДУ ЗПИФ), ситуация "неоплаченного" пая в принципе невозможна, паи выдаются только в том количестве, которое определяется на основе стоимости переданного в ДУ ПИФом имущества (п. 1 ст. 26 Закона об ИФ). Но нет в ПИФе и риска, аналогичного риску признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся, ибо если ПИФ не достигнет того размера, который позволит признать его сформированным, то внесенное в него имущество, которое все это время было "законсервировано", будет реализовано, а денежные средства - распределены между пайщиками (ст. ст. 30 и 32). Особенно необоснованным ограничение на оборот паев ПИФа до окончания его формирования выглядит в связи с тем, что в этот период паи нельзя погасить, даже в ОПИФе (п. 3 ст. 23). Продолжая сравнение с другими ценными бумагами, можно отметить, что если в отношении их документом, подтверждающим тот факт, что они стали оборотоспособны, является зарегистрированный отчет об итогах выпуска, то для паев ПИФа таким документом, по-видимому, является выписка из реестра ПИФов, который содержит в том числе сведения о дате окончания формирования ПИФа (подп. "б" п. 2.1 и п. 3.2 Порядка ведения реестра паевых инвестиционных фондов, утв. Постановлением ФКЦБ от 27.04.02 N 14/пс). В связи с этим представляется, что именно такая выписка и должна быть документом, на основании которого в реестр вносится запись о снятии блокирования паев по лицевым счетам, открытым в течение срока формирования ПИФа, а не просто распоряжение УК, как это имеет место сейчас (п. 15.1 Положения о реестре пайщиков). Кроме того, в связи с тем что ст. 53 Закона об ИФ содержит закрытый перечень информации, подлежащей опубликованию, и не дает ФСФР права его расширять, представляется, что до издания Положения о раскрытии информации следовало считать недействующим абз.

5 п. 3.1 Положения о предоставлении и опубликовании управляющей компанией паевого инвестиционного фонда информации о деятельности, связанной с управлением имуществом паевого инвестиционного фонда (утв. Постановлением ФКЦБФР от 27.06.96 N 13), который обязывал УК в течение пяти дней после прекращения первичного размещения паев ПИФа при достижении минимального размера стоимости активов, предусмотренного правилами ПИФа, публиковать сообщение об этом, а в настоящее время - спорным (с точки зрения компетенции ФСФР), хотя и безусловно правильным по существу, является включение в п. 2.4 Положения о раскрытии информации нормы об обязанности УК публиковать сообщение о завершении формирования ПИФа; представляется желательным закрепить соответствующее правило в п. 5 ст. 53 Закона об ИФ. Подытоживая изложенное, следует признать ошибочным установленное п. 5 ст. 14 ограничение на оборот паев до окончания формирования ПИФа и предложить исключить его из Закона об ИФ.

--------------------------------

Пункт 2 письма ФКЦБ от 26.04.99 N ИБ-2171 "О разъяснении пункта 2 статьи 5 Федерального закона от 05.03.99 N 46-ФЗ "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг".

В то же время и сейчас есть случаи, когда и до окончания формирования ПИФа паи могут перейти к другому лицу. Прежде всего, речь идет об универсальном правопреемстве: согласно п. п. 15.1 и 15.4 Положения о реестре пайщиков по лицевым счетам, открытым в период формирования ПИФа, до окончания формирования ПИФа могут производиться только записи, связанные с передачей паев наследникам и юридическим лицам-правопреемникам при реорганизации. Но есть и другие, не предусмотренные Положением о реестре пайщиков, случаи. Во-первых, если пайщик - юридическое лицо будет ликвидирован. Во-вторых, в случае обращения взыскания на принадлежащие пайщику паи, п. 3 ст. 15 не запрещает обращение взыскания на паи до окончания формирования ПИФа. Представляется, что оба указанных случаях должны найти свое отражение в Положении о реестре пайщиков. Как видно, п. 5 ст. 14 запрещает на период формирования оборот паев, т.е. их переход от одного лица к другому, что проявляется в невозможности внесения записи о переходе паев по счету пайщика в реестре. В то же время, как представляется, эта норма не препятствует заключению в этот период договоров, по которым лицо обязывается произвести передачу паев, такие договоры являются действительными, но исполнены (в части передачи паев) могут быть только после формирования ПИФа.

А. Цыкунов полагает, что в случае смерти пайщика в состав наследства, по смыслу Закона об ИФ, входит и доля в праве общей собственности на имущество, составляющее ПИФ, и пай, при этом раз в соответствии с п. 2 ст. 11 выдел доли из этой общей собственности невозможен, то, следовательно, либо право наследника на получение имущества наследодателя ущемляется, либо право собственности на имущество, составляющее ПИФ, наследодателю не принадлежит, а отсюда следует, что в состав наследства входит не доля в праве общей собственности, а только пай, т.е. ценная бумага . С его мнением трудно согласиться, ибо доля в общем имуществе ПИФа входит в число прав, удостоверенных паем (п. 1 ст. 14). Не происходит и никакого нарушения прав наследника на получение имущества наследодателя, ибо если права на выдел в натуре доли не было у наследодателя, то не будет его и у наследника. Что касается того, что ПИФ наследодателю не принадлежит, то с этим трудно спорить, ибо ПИФ является общим, а не единоличным имуществом каждого пайщика, и его наследники также получают долю в этом имуществе в составе пая, а не само это имущество.

--------------------------------

Цыкунов А. Указ. соч. @.

В настоящее время Закон об ИФ допускает свободный оборот паев ПИФов всех типов. Однако, поскольку паи ОПИФа всегда могут быть приобретены практически любым желающим у УК, а уже имеющий их пайщик всегда может потребовать их погашения от УК, возникает вопрос: в чем смысл их оборотоспособности ? Отражением концепции, отрицающей потребность в обращении паев ОПИФов, является подход, ограничивающий (ст. 57 проекта закона об ИФ, ст. 48 проекта закона об АИФ и ПИФ) или даже почти полностью запрещающий распоряжение пайщиком паями ОПИФа иначе как путем их погашения (ч. 2 ст. 32 редакции единого проекта закона об ИФ, принятой ГД ФС РФ в первом чтении 16.02.00, ст. 47 Закона Украины об ИСИ), при этом, естественно, не может запрещаться их передача в процессе универсального правопреемства. Интересно, что если первоначальная редакция п. 21 Указа N 765 никаких ограничений на оборот паев ОПИФов не устанавливала, то его редакция, установленная Указом Президента РФ от 23.02.98 N 193, напротив, предусмотрела, что возможность и порядок обращения паев ОПИФов должны были определяться ФКЦБ. Более того, Временное положение о ведении реестра владельцев инвестиционных паев паевого инвестиционного фонда (утв. Постановлением ФКЦБФР от 12.01.96 N 3) сразу же предусматривало возможность внесения в реестр пайщиков приходных записей только при приобретении паев у УК, а расходных записей - только при выкупе УК паев (п. 18) и не предусматривало возможности внесения записей при передаче паев одним пайщиком другому. Фактически до Закона об ИФ оборот паев ОПИФов, как видно, был невозможен . Действующий подход обладает следующими преимуществами. Во-первых, поскольку срок выплаты компенсации при погашении пая ОПИФа составляет 15 дней со дня погашения пая (ст. 25 Закона об ИФ), а само погашение происходит в течение трех дней со дня принятия заявки на погашение паев (п. 59 ТП ДУ ОПИФ), в связи с чем пайщик может найти покупателя, который заплатит ему деньги за паи быстрее; во-вторых, поскольку при погашении пая может использоваться скидка, а при приобретении у УК - надбавка, и продавец, и покупатель могут найти среднюю цену, более выгодную для них обоих ; в-третьих, возможность оборота паев позволяет уменьшить частоту погашения паев, т.е. сохранять большую СЧА ПИФа; в-четвертых, только при допущении оборота паев возможен депозитарный учет паев, что очень удобно для пайщиков; в-пятых, в периоды, когда приостановлены выдача и погашение паев, есть возможность отчуждения и приобретения паев.

--------------------------------

Так, в литературе в отношении акций взаимных фондов в США, которые обязаны всегда выкупать свои акции, отмечается, что держателю возвратных акций не имеет смысла продавать их на рынке ценных бумаг (Инвестиционно-финансовый портфель. С. 539).

В п. 3 ст. 11 проекта закона о ПИФах предлагалось запретить обращение паев как ОПИФов, так и ИПИФов.

Такого мнения придерживается и М.В. Плющев (Плющев М.В. Правовая природа паевого инвестиционного фонда и инвестиционного пая: Дис. ... канд. юрид. наук. С. 121).

Этот аргумент использует и М.В. Плющев, также пришедший к выводу о целесообразности оборота паев ОПИФов; кроме того, он указывает и на возможность вследствие этого безвозмездного отчуждения паев (Там же. С. 148 - 149).

Пункт 3 ст. 14 устанавливает, что количество паев, принадлежащих одному владельцу, может выражаться дробным числом. Это связано, прежде всего, с тем, что после формирования ПИФа, передавая имущество в ДУ ПИФом, пайщик чаще всего не знает РСП одного пая, а потому при делении стоимости внесенного им имущества на эту стоимость и может получаться не целое число. Однако и при обороте паев может возникнуть потребность в отчуждении дробного числа паев одним пайщиком одному другому лицу, причем не только тогда, когда пайщик изначально приобрел такое число, а и когда он имеет целое число паев. Можно согласиться с М.В. Плющевым, что раз законодательство не содержит каких-либо ограничений, касающихся случаев образования дробных паев, то для этого достаточно лишь простого волеизъявления владельца пая (отчуждение им не целого пая, а его части, в результате чего вместо целого образуются дробные паи) . В то же время у УК может существовать опасение использования такой возможности недобросовестным образом (например, со стороны конкурентов или просто обидчивых пайщиков), когда намеренно паи будут распылены, что приведет к росту количества лицевых счетов, которое, в свою очередь, может отразиться на стоимости услуг регистратора. В соответствии с п. 36 ТП ДУ ОПИФ, п. 39 ТП ДУ ИПИФ и п. 40 ТП ДУ ЗПИФ Правила ПИФа должны определять максимальное количество знаков после запятой, с точностью до которого определяется количество паев, выдаваемых УК одному пайщику; в то же время п. 1.5 Положения о реестре пайщиков устанавливает, что количество паев, учитываемых на лицевых счетах, выражается целым числом или, если оно не может быть выражено целым числом, дробным числом, при этом дробное число, выражающее количество паев, может округляться с точностью, определенной правилами ПИФа, но не менее пяти знаков после запятой, по-видимому, эти нормы в сочетании следует толковать как распространение установленного Правилами ПИФа ограничения "дробности" паев при их выдаче на дальнейший оборот паев. Такой подход вызывает возражения, ибо если при выдаче паев дробность возникает по объективным причинам, то при обороте паев, как было показано выше, субъективизма (а значит, злоупотреблений) не избежать, в связи с этим было бы логичнее установить разные ограничения для выдачи и оборота паев, в частности предоставив Правилам ПИФа возможность устанавливать ограничения по отчуждениям частей паев путем установления меньшего, чем пять, максимального числа знаков после запятой (вплоть до нуля), ибо при действующем ограничении в пять знаков после запятой количество пайщиков, которое можно "создать", имея всего один пай, может достигать 100000, что довольно много. Кроме того, дополнительной преградой на пути "распыления" паев является взимание платы за открытие лицевого счета в реестре пайщиков (кроме случая представления документов для открытия лицевого счета одновременно с заявкой на приобретение паев или на обмен паев) и за внесение записей о передаче паев (п. п. 4.34 и 9.17 Положения о реестре пайщиков). Завершая рассмотрение вопроса о дробном отчуждении пая, отметим также, что при нем происходит в том числе отчуждение части права требования, перевод части долга и отчуждение доли в праве общей собственности. Вопрос о допустимости уступки части права требования и переводе части долга относится к числу спорных, и, не имея возможности здесь вступать в дискуссию, мы, присоединяясь к тем, кто считает их возможными , отметим лишь, что в отношении паев она довольно очевидна. Что касается отчуждения части доли в праве общей собственности, то здесь мы вынуждены не согласиться с К.И. Скловским, который полагает, что невозможно отчуждать часть доли (дробить долю) в праве общей собственности иначе как путем отчуждения доли нескольким лицам по одной сделке, ибо доля в праве общей собственности отражает взаимоотношения с иными участниками общей собственности, а увеличение числа участников само по себе, конечно, затрагивает их интересы, ведь любое увеличение участников затрудняет пользование общим имуществом и тем самым снижает его ценность, что очевидно, если принять во внимание право каждого участника участвовать во владении и пользовании общим имуществом . Если встать на его позицию, то тогда и дробление путем отчуждения нескольким лицам по одной сделке должно быть исключено, поскольку приводит к абсолютно тем же последствиям, однако этот случай он допускает; по-видимому, вообще следует говорить о том, что дробление долей должно быть не запрещено, а ограничено путем установления минимального размера доли. Схожие критерии возможности дробления долей предлагаются и в Концепции развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе: ограничить возможность собственника выделять с целью последующего отчуждения долю в праве собственности, которая по своим размерам не соответствует установленной законом норме (жилой площади, земельного участка и т.п.) либо иным образом не соответствует принципу жизнеспособности выделяемой доли. Если использование нормы фактически представляет собой как раз ограничение минимального размера доли, то критерий жизнеспособности представляется нам довольно неопределенным.

--------------------------------

Плющев М.В. Правовая природа дробных ценных бумаг // Юрист. 2004. N 7. По свидетельству В.М. Волковой, несмотря на то что прямого указания в законе на это не содержится, практика подтвердила, что пайщик может осуществить действия по дроблению пая и продать его часть (Волкова В.М. Указ. соч. С. 12).

Байбак В.В. Указ. соч. С. 21 - 22; Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 210 - 211; Мигранов С.Д. Перемена лиц в обязательстве: Вопросы теории и практики: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2004. С. 8 - 9, 14 и 24; Почуйкин В.В. Основные проблемы уступки права требования в современном гражданском праве России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 7 - 8.

Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении.

<< | >>
Источник: Зайцев О.Р.. Договор доверительного управления паевым инвестиционным фондом. 2007

Еще по теме 2. Изменение состава пайщиков:

  1. Изменения в составе местных канцелярий
  2. 3.3 Брачный договор является элементом юридического состава, порождающего возникновение и изменение имущественных отношений супругов
  3. § 1. Права пайщика
  4. 1. Круг возможных пайщиков
  5. § 2. ИЗМЕНЕНИЕ ОБЪЕКТНОГО СОСТАВА ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  6. § 5.3. Взаимоотношения между общим собранием пайщиков и советом директоров компании
  7. VI. Основные черты податного иммунитета. Обо­собление иммунитетного владения от черных людей. Изменение состава и порядка отбывания тягла. Переход некоторых княжеских доходов в пользу землевладельцев.
  8. § 5.1. Общее собрание пайщиков
  9. § 3. Основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений. Юридические факты и юридические составы в гражданском праве.
  10. Указ Президента Российской Федерации об изменении состава межведомственной комиссии Российской Федерации по делам Совета Европы
  11. § 3. МЕСТО ПОСЛЕДСТВИЙ В СОСТАВЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. ВОПРОС О ТАК НАЗЫВАЕМЫХ ФОРМАЛЬНЫХ И МАТЕРИАЛЬНЫХ СОСТАВАХ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  12. § 2. Отграничение состава преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ от смежных и иных составов преступлений.
  13. ГЛАВА 2. КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ ВИДЫ НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ И ОТГРАНИЧЕНИЕ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 264 УК РФ, ОТ СМЕЖНЫХ И ИНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.
  14. 1.10. Изменение организации-профучастника (реорганизация,изменение наименования и пр.)
  15. Статья 74. Изменение определенных сторонами условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда
  16. 4.4. Изменение предмета залога и судьба залога при изменении обеспечиваемого обязательства
  17. § 2. Основные изменения права в Новейшее время. Изменение в источниках и системе права
  18. 15.4. Изменение иска (понятие, виды, субъекты правана изменение иска)