1.2. Развитие уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за вымогательство и шантаж в законодательстве России

Уголовно-правовая характеристика вымогательства и шантажа неоднократно претерпевала существенные изменения. Связано это с историческими перипетиями в судьбе Российского государства и, соответственно, российского права, важнейшим переломным моментом в которой были трагические события 1917 года.
Научно-обоснованное, прогрессивное уголовное законодательство царской России прекратило своё существование, все императорские правовые институты были упразднены, и с этого момента стало создаваться социалистическое право. Более 70 лет советское уголовное право и уголовное законодательство развивалось в условиях изоляции от мировой практики, мировых правовых систем. При этом оно противопоставлялось зарубежному буржуазному праву, всячески поощрялась критика последнего, но даже не допускалось возможности использования положительного опыта в советском правотворчестве. И лишь в последнее десятилетие положение изменилось в лучшую сторону и учёт российской дореволюционной практики и опыта передовых зарубежных стран стал реальностью.

Социально-экономические, политические и правовые процессы в России не могли не повлиять и на складывающуюся криминогенную ситуацию, которая характеризовалась и характеризуется стабильной тенденцией к осложнению. Соответственно, существенно изменялись количественно-качественные показатели вымогательства и шантажа и, следовательно, характер и степень их общественной опасности, что не могло не вызвать соответствующей реакции законодателя. Значительное повышение опасности реально проявляющихся ситуаций этого вида корыстно-насильственных преступлений,33 как правило, влекло и адекватную, в определённой степени, формулировку составов вымогательства и шантажа, и определение их объективно-субъективных параметров. Можно выделить пять основных этапов развития уголовно- правовых норм, регламентирующих ответственность за указанные преступления.

Первый этап мы связываем с возникновением и дальнейшим совершенствованием конструкции составов вымогательства и шантажа в уголовном законодательстве Российской империи. Так, вымогательство, как специфический вид имущественных преступлений встречается во многих ранних правовых документах России, но более четкие границы его понятия были обозначены в воинских Артикулах Петра 1 1715 года в главе "О зажигании, грабительстве и воровстве".34 Причём, вымогательство примыкало к грабежу, шантаж как самостоятельный вид преступного посягательства в законодательстве того времени не встречается. Судебная практика 19 века первоначально относила его к мошенничеству, а затем - к вымогательству.35 Дальнейшее совершенствование законодательного регулирования ответственности за вымогательство и шантаж связано с принятием уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, редакция которого уточнялась в 1866 и 1885 г.г. Но обстоятельную законодательную формулировку вымогательство и шантаж получили только в Уголовном уложении, утверждённом Николаем II 22 марта 1903 года. Все корыстные имущественные посягательства по этому Уложению подразделялись, по существу, на четыре вида: воровство, разбой, вымогательство, шантаж.36 Вымогательство было помещено в главу XXXII (ст.581 - 590) - "О воровстве, разбое и вымогательстве", а шантаж - в главе XXXIV - "О банкротстве, ростовщичестве и иных случаях наказуемой недобросовестности по имуществу". В этой связи трудно согласиться с мнением А.Г.Безверхова, «что понятие вымогательства, включающее в себя шантаж, более всего согласуется с традициями уголовного права России».49

Статья 590 Уголовного уложения "Вымогательство" гласила: "Принуждение, с целью доставить себе или другому имущественную выгоду, к уступке права по имуществу или к вступлению в иную невыгодную сделку по имуществу посредством телесного повреждения, насилия над личностью или наказуемой угрозы".

Основной отличительный признак вымогательства, отграничивающий его от разбоя, состоит в предмете посягательства, - право на имущество или обязательство по имуществу (в разбое - только вещь, движимое имущество).

Квалифицирующими признаками в соответствии с Уголовном уложением признавались совершение вымогательства: -

посредством причинения весьма тяжкого или тяжкого телесного повреждения; -

в церкви; -

в открытом море; -

несколькими лицами, вторгшимися в обитаемое здание или иное помещение; -

лицом, запасшимся оружием или орудием для нападения или защиты; -

шайкой; -

лицом, отбывшим не менее трёх раз наказание за воровство, разбой, вымогательство или мошенничество.

Состав шантажа был сформулирован в ст.615 Уголовного уложения, по которой наказывался "виновный в побуждении, с целью доставить себе или другому имущественную выгоду, к передаче имущества или к уступке права по имуществу или к вступлению в иную невыгодную сделку по имуществу посредством угрозы оглашения вымышленных или истинных сведений: 1)

об обстоятельстве, позорящем потерпевшего или члена его семьи, хотя бы и умершего; 2)

об учинении ими деяния, наказуемого как тяжкое преступление или преступление; 3)

об обстоятельстве, подрывающем торговый кредит потерпевшего.

В качестве квалифицирующих обстоятельств Уголовное уложение устанавливало: а) совершение данного преступления шайкой; б/лицом, отбывшим не менее двух раз наказание за такое же деяние или за воровство, разбой, вымогательство или мошенничество; в) совершение «редактором, издателем или сотрудником повременного издания, грозившим огласить такие сведения в печати".37

В теории уголовного права того времени отличие между вымогательством и шантажом проводили в соответствии с двумя критериями. Первый заключается в особенностях предмета посягательства. При вымогательстве - это право на имущество или обязательство по имуществу, а при шантаже дополнительно называется и имущество.

Однако основной критерий разграничения состоит в способе преступного посягательства. Профессор Таганцев Н.С. проводил отличие между шантажом и более опасным вымогательством по содержанию угрозы: при вымогательстве она "грозит принуждаемому злом, им не вызванным"; при шантаже "зло обусловлено виновностью или неосмотрительностью самого принуждаемого или одного из членов его семьи".38 «Угроза вымогательства (и разбоя) принуждает потерпевшего страхом такого деяния, которое, будь оно учинено, составило бы преступление или проступок, напротив, осуществление того, чем грозит виновный в шантаже, в большинстве случаев не преступно, а иногда даже похвально (например, заявление власти о преступном деянии)». В силу отмеченного, вымогательство значительно превосходит шантаж по характеру и степени общественной опасности, поэтому рассматривается не только в разных статьях, но и в разных главах Уголовного уложения.

Законодатель, формулируя состав шантажа, прямо указал на истинность или вымышленность сведений, распространением которых угрожают потерпевшему. Правда, в теории были высказаны критические замечания по поводу данного законодательного установления, особенно касающегося угрозы оглашения сведений о совершении потерпевшим преступления. Однако, тот факт, что уголовный закон предусматривал уголовную ответственность за диффамацию, "оправдывал" подобный подход законодателя к определению ответственности за шантаж.

Для второго этапа характерно то, что в уголовном законодательстве уже социалистической России была предусмотрена одна норма, регламентирующая ответственность за вымогательство. Так, ст. 194 УК РСФСР 1922 года определяла этот вид корыстно-насильственного преступления как требование каких-либо имущественных выгод или права на имущество или совершения каких-либо действий имущественного свойства под страхом учинения насилия над личностью потерпевшего или истребления имущества. Как видим, в первом Уголовном кодексе содержался состав вымогательства, представлявший собой активное агрессивное воздействие на волю потерпевшего, выступающее в форме угроз применить насилие или истребить имущество. В него ещё не были включены признаки шантажа. Но это было сделано при принятии УК РСФСР 1926 года, статья 174 которого гласила: "Вымогательство, то есть требование каких-либо имущественных выгод или права на имущество или совершения каких-либо действий имущественного свойства под страхом насилия над личностью потерпевшего, оглашения о нем позорящих сведений или истребления его имущества, - наказывается лишением свободы на срок до трёх лет.» Эта уголовно-правовая норма действовала в такой редакции вплоть до принятия Уголовного кодекса РСФСР 1960 года.

Родовым объектом вымогательства являлась личная собственность граждан. Это был сложный по конструкции состав с несколькими непосредственными объектами: собственность, здоровье, честь и достоинство личности. В своей основе подобная структура первого элемента состава вымогательства сохранилась и во всех последующих Уголовных кодексах России.

С объективной стороны состав предполагал альтернативные способы воздействия на потерпевшего, т.е. соответствующие угрозы:

I. Психическое насилиех т.е. угроза насилия над личностью потерпевшего. Как вытекает из анализа диспозиции данной нормы, законодатель не конкретизирует степень насилия над личностью потерпевшего, которым угрожает виновный, предъявляя соответствующее требование. Поэтому составом вымогательства охватывается угроза убийством, причинением тяжкого телесного повреждения, менее тяжкого, лёгкого телесного повреждения.

Требование передачи имущества под страхом насилия легко отграничивалось от сходного состава разбойного нападения, так как до 1947 года разбой предполагал только реальное применение насилия.39 Однако, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 года «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества" понятие разбоя дополнено психическим насилием.40 На практике возникла трудность отграничения этих составов. В теории уголовного права41 и судебной практике Верховного Суда СССР42были разработаны критерии отграничения. Так, Б.С. Утевский, проводя отграничение вымогательства от разбоя по признакам объективной стороны, отмечал, что вымогатель угрожает насилием, которое будет применено в будущем, а не в момент, когда имела место угроза. При разбое виновный угрожает тотчас же применить насилие, если его требование не будет выполнено. Угроза при вымогательстве менее общественно опасна, чем при разбое, так как потерпевший не имеет возможности прибегнуть к чьей-либо помощи для предотвращения выполнения угрозы разбойником. В случае вымогательства потерпевшему предоставлено время, когда он может обратиться к соответствующим представителям власти для предотвращения реального выполнения угрозы.43

Вполне естественно, что этот критерий мог быть в то время использован с учётом конструкции состава вымогательства в УК РСФСР 1926 года. Но он не отражает действительного различия разбоя и вымогательства. И тем более он потерял смысл тогда, когда законодатель включил в квалифицированный состав реальное применение насилия. 2.

Угроза истребления имущества потерпевшего. Под истреблением понималось уничтожение или повреждение чужого имущества. 3.

Угроза оглашения о потерпевшем позорящих сведений. Формулируя этот вид угрозы, законодатель подчеркнул только один признак сведений - они должны позорить потерпевшего. Не имело значения, являлись ли сведения заведомо ложными, или виновный заблуждался по поводу их истинности, или они были действительны. Для состава вымогательства этого вида (т.е. шантажа) было достаточно, чтобы сам потерпевший считал эти сведения позорящими. Закон ограничивал крут адресатов всех видов угроз указанием на личность потерпевшего. Однако, в теории уголовного права и, как правило, в судебной практике эту норму толковали расширительно. Этому способствовало то, что УК РСФСР 1926 г. содержал норму об аналогии (ст. 16). Следовательно, адресатом угрозы могли выступать лица, близкие потерпевшему.58

Итак, анализ объективной стороны состава, сформулированного в ст. 174 УК РСФСР, показывает, что советское уголовное законодательство с первых шагов объединило в одной норме два самостоятельных состава: вымогательство и шантаж. Аналогично были сконструированы соответствующие нормы и в УК других Союзных Республик. Лишь Уголовный кодекс Узбекской ССР выделил шантаж как особое самостоятельное преступление.

Вымогательство по своим объективным параметрам не предполагало реального осуществления никакой из перечисленных угроз. В случае, если виновный всё-таки осуществлял высказанную им угрозу, то следовала квалификация по совокупности преступлений: ст. 174 УК и соответствующая статья, предусматривающая ответственность за причинение смерти, вреда здоровью личности (ст.ст.136, 142 - 144 УК), либо истребление имущества (ст.175 УК) или унижение чести и достоинства личности, если распространённые сведения были заведомо ложными (ст. 161 УК). Следовательно, состав вымогательства и шантажа был сконструирован по типу формальных и считался оконченным с момента предъявления требования передачи имущества, права на имущество или совершения действий имущественного характера, подкреплённого соответствующим видом угрозы.

До 1960 года уголовное законодательство не содержало нормы об ответственности за вымогательство государственного или общественного имущества. Причина, как представляется, заключалась в том, что политический режим даже не допускал возможности подобных посягательств. Конечно, отдельные проявления фактов вымогательства социалистического имущества имели место, но широкого распространения они не могли получить. Дело в том, что уголовно-правовые санкции за нарушение сохранности государственного и общественного имущества были очень суровые.44 Поэтому, по нашему мнению, потенциальные потерпевшие, ответственные за его сохранность, как правило, не могли удовлетворить притязания вымогателей.

Так, за квалифицированный вид должностной растраты Уголовные кодексы РСФСР 1922 и 1926 г.г. предусматривали наказание в виде лишения свободы на срок не ниже двух лет с повышением вплоть до высшей меры наказания - расстрела, который был временно отменён к концу 1927 года. Однако Закон от 7 августа 1932 года вновь установил за хищение государственного и общественного имущества высшую меру наказания, и даже при смягчающих обстоятельствах - десять лет лишения свободы.45 А чтобы выполнить требования вымогателя, потерпевший вынужден был совершить хищение. Да и действия вымогателя подлежали квалификации как подстрекательство к хищению государственного или общественного имущества.

Однако после некоторого смягчения уголовно-правового пресса и сурового карательного воздействия данные преступные посягательства начали получать распространение. Но степень общественной опасности, способ совершения вымогательских действий ещё не имели той особой остроты, которую они получили в дальнейшем.

Третий этап развития уголовно-правового регулирования ответственности за вымогательство связан, прежде всего, с общей перестройкой правовой системы в государстве, принятием Основ уголовного законодательства СССР и Союзных республик 1958 года, новых Уголовных кодексов. Как уже отмечалось, к этому времени произошло смягчение общественно-политической атмосферы в обществе, в лучшую сторону изменились социально-экономические условия в стране, что создало необходимые предпосылки для более демократического правотворчества.

Основы уголовного законодательства уже не предусматривали возможность применения закона по аналогии. Поэтому при создании Уголовных кодексов в Союзных республиках законодатель стремился к более точному, конкретному описанию составов преступлений. Коснулось это и исследуемого вида преступлений. В Уголовном кодексе РСФСР, принятом в 1960 году, были сформулированы уже два состава: а) вымогательство государственного и общественного имущества (ст. 95 УК); б) вымогательство личного имущества (ст. 148 УК). По своей конструкции составы, в основном, повторяли объективно-субъективные признаки, которые были предусмотрены ранее ст. 174 УК РСФСР 1926 г. Но, вместе с тем, следует отметить, что в соответствии с предложениями учёных, рекомендациями Пленума Верховного Суда СССР и РСФСР, составы преступлений получили более чёткое описание. Это исключило необходимость применения расширительного толкования, которое для уголовного права явно нежелательно. Так, статья 95 УК гласила: "Требование передачи государственного или общественного имущества или права на имущество под угрозой насилия над лицом, в ведении или под охраной которого находится это имущество, насилия над его близкими, оглашения позорящих сведений о нём или его близких или истребление их имущества (вымогательство) - наказывается лишением свободы на срок до четырёх лет". Это преступление, сходное по внешней конструкции с вымогательством, предусмотренным ст. 174 УК РСФСР 1926 г., тем не менее, отличалось от последнего по своей юридической основе. В данном случае посягательству подвергались имущественные блага, которые не входили в собственность потерпевшего. Это имущество, которое находилось лишь в его ведении или под охраной, а собственником было государство или общественная организация. То же самое касалось и права на имущество.

Законодатель, предусмотрев аналогичные виды угроз, расширил круг адресатов, которым они были направлены при предъявлении требований о передаче имущества или права на имущество: а) сам потерпевший; б) его близкие. Под "близкими" в юридической литературе и судебной практике единодушно понимались, прежде всего, близкие родственники, а также иные "лица, с которыми потерпевший находится в близких отношениях".46

Момент окончания этого состава вымогательства, так же как и по ст. 174 УК РСФСР 1926 г., совпадает с моментом предъявления требования о передаче имущества или права на имущество, подкреплённого угрозой. Реальное исполнение угрозы выходит за рамки состава и требует самостоятельной квалификации по совокупности соответствующих статей УК РСФСР.

Субъектом вымогательства является физическое лицо, достигшее 16-ти лет, то есть возраст привлечения к уголовной ответственности за вымогательство и шантаж увеличен на два года.

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА

Статья 148 УК РСФСР 1960 г. устанавливает: "Требование передачи личного имущества граждан или права на имущества или совершения каких- либо действий имущественного характера под угрозой насилия над личностью потерпевшего или его близких, оглашения о них позорящих сведений или истребления их имущества (вымогательство) - наказывается лишением свободы на срок до трёх лет или исправительными работами на срок до одного года". Новый состав вымогательства по своим объективным и субъективным признакам почти соответствовал составу вымогательства, предусмотренного ранее ст. 174 УК. Дополнительно был включён лишь один признак - новый адресат угроз, закон назвал, наряду с потерпевшим, его близких.47

Следует отметить, что законодатель, также как и в УК 1926 г., объединил в одной уголовно-правовой норме два самостоятельных состава - вымогательство и шантаж.

Четвертый этап связан с проводимой перестройкой в СССР, а затем, в России. В этот период вымогательство, как одно из самых опасных корыстно-насильственных преступлений, обрело особый размах. Развал тоталитарной системы, ослабление контрольных, карательных функций силовых структур, падение уровня производства и, одновременно, появление прослойки богатых бизнесменов и ряд других факторов породили вымогательство (рэкет) в новом многогранном его проявлении (как уже было показано в первом параграфе).

Общество, естественно, не могло не реагировать на это существенное повышение степени общественной опасности вымогательства. Поэтому Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 января 1989 г. ст. 95 и ст. 148 УК РСФСР были дополнены квалифицированными и особо квалифицированными составами вымогательства и шантажа.48 В дальнейшем

Федеральный закон Российской Федерации от 1 июля 1994 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР" существенно реконструировал многие уголовно-правовые нормы и, прежде всего, связанные с посягательством на собственность.49 Государство провозгласило равенство всех форм собственности, поэтому нормы второй и пятой глав были объединены в одну главу, названную "Преступления против собственности".50

Естественно, что статьи 95 и 148 УК РСФСР 1960 г. также были объединены в одну статью под номером 148. Но суть принципиальных изменений и дополнений, внесённых в законодательную формулировку вымогательства названными правовыми актами, заключалась, в основном, не в этом. Главное, что понятие вымогательства было коренным образом изменено. В структуре ст. 148 УК РСФСР нашли отражение такие обстоятельства, как организованные формы совершения вымогательства, реальное применение насилия, причинение крупного ущерба, совершение особо опасным рецидивистом и т.д. И что ещё очень важно - законодатель сделал попытку, правда, робкую, разделить два состава - вымогательство и шантаж. К сожалению, он не был до конца последователен, не выделил шантаж в отдельную статью, а отвёл ему лишь первую часть ст. 148 УК РСФСР.

В новой редакции статья 148 УК состояла из пяти частей. В первой части было дано понятие шантажа: "Требование передачи чужого имущества или права на имущество либо совершения каких-либо действий имущественного характера под угрозой оглашения позорящих сведений о лице или его близких, в собственности, ведении или под охраной которых находится это имущество - наказывается лишением свободы на срок до трёх лет или исправительными работами на срок от одного года до двух лет или штрафом до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда". Законодатель сформулировал чёткий, конкретный состав шантажа, по объективно-субъективным параметрам почти полностью соответствующий сложившимся в мировой законотворческой практике понятиям этого вида корыстных посягательств. В нём нашли отражение ранее обозначенные в ст. ст.95 и 148 УК РСФСР 1960 г. признаки, характеризовавшие шантаж социалистического и личного имущества.

Возраст привлечения к уголовной ответственности за это преступление был опять снижен до 14-ти лет, также как и за вымогательство в целом.

Шантаж, по своей юридической природе не относящийся к корыстно- насильственным посягательствам, менее опасен, чем вымогательство. С учётом этого вполне обоснованно построена санкция, предусматривающая менее строгие наказания в сравнении с вымогательством. Хотя, в принципе, подобная "мягкость" санкции вряд ли соответствует характеру и степени общественной опасности шантажа и не может в полной мере выполнить роль сдерживающего фактора.

В части 2 ст. 148 УК основной состав вымогательства определялся следующим образом: "Требование передачи чужого имущества или права на имущество либо совершения каких-либо действий имущественного характера под угрозой насилия над лицом или его близкими, в собственности, ведении или под охраной которых находится это имущество, либо под угрозой повреждения или уничтожения имущества этого лица или его близких - наказывается лишением свободы на срок до четырёх лет с конфискацией имущества или без таковой, либо исправительными работами на срок до двух лет с конфискацией имущества или без таковой". Как видно из текста диспозиции, новый состав вымогательства вобрал в себя объективно-субъективные признаки состава вымогательства в смысле ст. ст.95 и 148 УК РСФСР 1960 г. Изменение претерпели два вида угрозы - истребление имущества и угроза насилием. Этимологическое происхождение терминов "истребить", "истребление" связано со словами "уничтожить", "погубить".51 Использование термина "истребление" при конструировании состава вымогательства нередко создавало трудности при квалификации, что приводило к тому, что в судебно-следственной практике приходилось применять расширительное толкование нормы, в случаях, когда виновный угрожал не уничтожением, а повреждением имущества. В новой редакции ст. 148 УК этот пробел в формулировке вымогательства был устранён.

Законодатель внёс коррективы и в пределы угрозы насилием над потерпевшим или его близкими. Теперь уже степень психического насилия ограничивалась угрозой причинить лёгкие (ст. 112 УК) или менее тяжкие телесные повреждения (ст. 109 УК).52 Угроза убийством или причинением тяжких телесных повреждений выведена за пределы основного состава вымогательства. Этот вид угрозы стал выполнять роль квалифицирующего признака.

Следует отметить позитивные моменты и в части построения санкции этой уголовно-правовой нормы. Во-первых, устранена десятилетиями сохранявшаяся в уголовном праве "социальная несправедливость", т.е. различные пределы ответственности за посягательства на социалистическую и личную собственность. С 1994 года все формы собственности стали охраняться в равной мере. Во-вторых, в этой санкции предусмотрена возможность применения конфискации имущества, что вполне оправдано применительно к корыстно-насильственным преступлениям.

Часть 3 ст. 148 УК предусматривала следующие квалифицирующие признаки: "Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершённые повторно, либо по предварительному сговору группой лиц, либо под угрозой убийства или нанесения тяжких телесных повреждений, а равно соединённое с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, либо с повреждением или уничтожением имущества."

Повторность для вымогательства составляли не только части ст. 148 УК, но и ст. ст. 77,144, 145, 146, 147, 147,148,218,223, 224 УК РСФСР.

Совершение вымогательства по предварительному сговору группой лиц имело место при наличии условий, которые были определены в ст.17'1 УК РСФСР.

По этой же части подлежало квалификации вымогательство, если требование подкреплялось виновным угрозой убийством (ст. ст. 102, 103 УК) или нанесением тяжких телесных повреждений (ст. 108 УК).53

Включение в состав вымогательства следующих двух признаков (применение насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего; повреждение или уничтожение имущества) принципиально изменили содержание вымогательства и, соответственно, его квалификацию.

Если по прежнему законодательству при реальном исполнении угроз необходимо было квалифицировать содеянное по совокупности соответствующих статей, то сейчас этого не требовалось, так как входило в состав преступления.

Далее, потеряли смысл ранее предлагавшиеся критерии отграничения вымогательства от насильственного грабежа и разбоя. В соответствии с новой редакцией этой нормы насилие применяется уже не в будущем, а в момент предъявления требования о передаче имущества.

Часть 4 ст. 148 УК формулировала следующие особо квалифицирующие признаки: "Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, сопряжённые с захватом заложников либо повлекшие причинение крупного ущерба или иных тяжких последствий". В случае захвата заложников при совершении вымогательства квалификация наступала по совокупности ч.

4 ст.148 и ч.1 ст.126 УК РСФСР.

Крупный ущерб при вымогательстве в соответствии с примечанием к ст. 144 УК РСФСР признавался тогда, когда он двухсоткратно превышал минимальный размер оплаты труда.

Под иными тяжкими последствиями судебная практика признавала наступление смерти, самоубийство потерпевшего или его близких, вынужденное прекращение деятельности предприятий, организаций, а равно иные последствия, которые суд с учётом конкретных обстоятельств дела может признать тяжкими.54

Часть 5 ст. 148 УК РСФСР устанавливала: "Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершённые организованной группой или особо опасным рецидивистом, а равно соединённые с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего".

Понятие организованной группы формулировалось в ст. 17*' УК - это совершение вымогательства устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Квалификация вымогательства как совершённого особо опасным рецидивистом наступала в случае, если виновный уже был признан таковым в соответствии со ст.24 -1 УК РСФСР.

Под насилием, опасным для жизни и здоровья, теория уголовного права и судебная практика понимали причинение тяжких телесных повреждений (ст. 108 УК), менее тяжких телесных повреждений (ст. 109 УК), лёгких телесных повреждений, повлекших кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности (ч.1 ст. 112 УК). Вместе с тем, указанное ранее постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о вымогательстве" даёт ограничительное толкование нормы и выводит тяжкие телесные повреждения за пределы состава. Поэтому в случае их реального причинения квалифицировать содеянное рекомендовалось по совокупности ч.5 ст. 148 и ч. 1 или Ч.2СТ.108 УК РСФСР.

Подводя итоги юридического анализа статьи 148 УК в редакции Закона Российской Федерации от 1 июля 1994 г., можно отметить, что законодатель сделал значительный шаг вперёд по совершенствованию уголовно-правового регулирования ответственности за вымогательство. Эта редакция представляется самой удачной, рациональной из всех предшествующих, наиболее соответствующей общественной опасности вымогательства и шантажа. Заслуживает особого внимания попытка дать самостоятельное понятие состава вымогательства и состава шантажа.

Однако окончательной дифференциации этих двух видов преступлений осуществлено не было. Поэтому сохранилась не совсем логичная ситуация, сложившаяся в связи с изданием Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 января 1989 года, когда были включены в ст. 148 УК РСФСР квалифицированные составы вымогательства.55

По тексту закона к частям первой и второй ст. 148 УК относятся все квалифицирующие признаки, рассмотренные выше. Однако если совершение повторно, группой лиц по предварительному сговору можно отнести к обоим видам преступления, то трудно представить шантаж, соединенный с насилием, опасным для жизни и здоровья, или с причинением смерти и т.д. Являясь качественно разнородными преступлениями, вымогательство и шантаж не могут иметь и одинакового субъекта по возрасту, и одинаковые санкции.

Пятый этап развития российского уголовного права и, соответственно, регулирования ответственности за вымогательство и шантаж мы связываем с принятием нового Уголовного кодекса Российской Федерации. Прогрессивный подход к разработке различных вариантов кодексов и к их обсуждению создавали предпосылки для учёта не только мнения юридической общественности, но и опыта законодательной деятельности дореволюционной России и зарубежных странах. Но применительно к исследуемым видам преступлений, к сожалению, сделан шаг назад по сравнению с предыдущей законодательной регламентацией ответственности за вымогательство и шантаж.

Как представляется, законодателю было бы целесообразно полностью разделить составы вымогательства и шантажа, сформулировать соответствующие квалифицирующие признаки и установить самостоятельные санкции. Это ожидали увидеть в новом Уголовном кодексе, принятом в 1996 году, но законодатель, наоборот, пошёл на свёртывание анализируемых уголовно-правовых норм и вновь объединил вымогательство и шантаж в одной части ст. 163 УК РФ.

Таким образом, наметившаяся позитивная тенденция на оптимальное решение вопроса о регулировании уголовной ответственности за вымогательство и шантаж была пресечена по непонятным причинам, вопреки логике, вопреки апробированной законодательной практике многих стран мира. 1.3. Ответственность за вымогательство и шантаж по уголовному законодательству зарубежных стран

В уголовном законодательстве зарубежных стран уделено достаточное внимание регламентации ответственности за вымогательство и шантаж. Естественно, что характер законодательных дефиниций различается в зависимости от особенностей правовых систем того либо иного государства. Но во всех Уголовных кодексах вымогательство определяется как корыстно- насильственное агрессивное посягательство, как соответствующее

ТУ

требование, подкрепляемое угрозой применения насилия. Поэтому этот вид преступления, как правило, включается в один раздел с разбойным нападением56 и является важнейшей частью организованной преступности.

Исключение составляют страны ближнего зарубежья, в Уголовных Кодексах которых вымогательстве и шантаж определяются точно так же, как в УК РСФСР (за исключением Узбекистана), только санкции установлены более строгие.

Наиболее чёткое и полное понятие этих видов преступлений дано в Уголовном кодексе Франции 1992 года. Им посвящена глава II Закона № 92 - 685 от 22 июля 1992 года.57 Статья 312-1 определяет вымогательство как "...действия, направленные на то, чтобы путём насилия, угрозы применения насилия или принуждения добиться либо подписи, обязательства или отказа от чего-либо, либо разглашения тайны, либо передачи денежных средств, ценностей или любого другого имущества.

Вымогательство наказывается семью годами тюремного заключения и штрафом в 700 ООО франков».58

Анализ диспозиции этой уголовно-правовой нормы позволяет выделить несколько характерных черт состава вымогательства. Во-первых, дана подробная детализация предмета посягательства. Им являются: а) конкретные представляющие имущественные выгоды документы, подпись на которых должен учинить потерпевший; б) выгодные для виновного обязательства, которые должен принять на себя потерпевший; в) имущественные права, от которых отказывается потерпевший в пользу виновного; г) разглашение тайны экономического характера; д) конкретные ценности, имущество, денежные средства.

Во-вторых, способ подавления воли потерпевшего заключается в реальном применении насилия или угрозы применения насилия. В законе не указан адресат применения или угрозы применения насилия - или только сам потерпевший, или близкие ему лица. Однако в теории уголовного права и судебной практики применяется расширительное толкование. Насильственное воздействие виновного может быть направлено против потерпевшего, против его близких. Применяемое насилие не должно быть опасным для жизни и здоровья.

Обращает внимание и достаточная суровость санкции уголовно- правовой нормы - семь лет тюремного заключения с обязательным штрафом в 700 000 франков.

Ст. 312-2 УК Франции устанавливает ответственность за вымогательство при наличии следующих квалифицирующих признаков: «п.1. Если ему предшествуют, его сопровождают или за ним следуют насильственные действия в отношении другого лица, повлекшие полную потерю трудоспособности в течение

не более восьми дней. П.2 Если оно совершено в ущерб лицу, особая беспомощность которого, обусловленная его возрастом, болезнью, физическим недостатком, физическим или психическим дефектом или состоянием беременности, очевидна или известна исполнителю». Насилие, предусмотренное п.1 ст.312-2 УК, по опасности для здоровья приравнивается к насилию, предусмотренному ст. 116 УК РФ («побои»).

Заслуживает особого внимания второй квалифицирующий признак — беспомощность потерпевшего. Характерно то, что французское уголовное право во многих видах преступлений называет этот признак в качестве квалифицирующего (при хищении, убийстве и т.д.). Это прямое подтверждение высокой нравственности и гуманизма французского права.

Рассматриваемый квалифицированный вид вымогательства наказывается десятью годами тюремного заключения и штрафом в 1 ООО ООО франков.

Ст.312-3 УК Франции устанавливает ответственность за особо квалифицированный состав в случае применения насилия, повлекшего полную потерю трудоспособности в течение более восьми дней. Этот вид насилия приравнивается к легкому и средней тяжести вреду здоровья по российскому уголовному праву. Наказание за этот вид вымогательства устанавливается в пятнадцать лет заточения и штрафом в 1000 ООО франков.

Ст.312-4 УК Франции гласит: «Вымогательство наказывается двадцатью годами заточения и штрафом в 1 ООО ООО франков, если ему предшествуют, его сопровождают или за ним следуют насильственные действия в отношении другого лица, повлекшие хроническое заболевание или увечье ». Этот вид насилия приравнивается к тяжкому вреду здоровья в соответствии со ст. 111 УК РФ 1996 г.

Уголовное право Франции придаёт особую остроту факту вооружённости вымогателей. Причём, не обязательно, чтобы оружие было применено.

Так, ст.312-5 УК определяет, что вымогательство наказывается тридцатью годами заточения и штрафом в 1 ООО ООО франков, если оно совершено с применением или с угрозой применения оружия, либо лицом, носящим оружие, на которое требуется разрешение или ношение которого запрещено. Следовательно, только сам факт наличия оружия у вымогателя, которым даже не угрожали потерпевшему, повышает наказание на десять лет заточения.

Одной из характерных черт Французского уголовного законодательства является то, что оно устанавливает суровые наказания за организованные формы преступного поведения. Касается это и вымогательства. Причём, в Уголовный кодекс Франции включена самостоятельная статья, состоящая из трёх частей, которая регламентирует ответственность за вымогательство, совершённое организованной бандой: «Вымогательство, совершённое организованной бандой, наказывается двадцатью годами заточения и штрафом в 1 ООО ООО франков. Оно наказывается тридцатью годами заточения и штрафом в 1 ООО ООО франков, если ему предшествуют, его сопровождают или за ним следуют насильственные действия в отношении другого лица, повлекшие хроническое заболевание или увечье. Оно наказывается пожизненным заточением, если оно совершено либо с применением или с угрозой применения оружия, либо лицом, носящим оружие, на которое требуется разрешение или ношение которого запрещено" - ст.312 - 6 УК.

Вызывает уважение то, как государство, используя уголовный закон, борется с организованной преступностью. Не на словах, как в России, а на деле. На десять лет повышается наказание за квалифицированный вид вымогательства и пожизненное заточение - за особо квалифицированный.

Пожизненным заточением и штрафом в 1 ООО ООО франков наказывается вымогательство, если ему предшествуют, его сопровождают или за ним следуют либо насильственные действия, повлекшие смерть, либо пытки или акты жестокости — ст.312 - 7 УК. Насильственные действия, повлекшие смерть, понимаются также, как в российском уголовном праве умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч.4 ст. 111 УК РФ).

Уголовный кодекс Франции содержит практически важную норму, способствующую правильной квалификации ситуаций, когда вымогательство было совершено без реального применения насилия, но затем насильственные действия были применены с целью избежать задержания. Так, ст.312 - 8 УК устанавливает: " Образует, в смысле ст. ст. 312-2, 313-3, 312-4, 312-6, 312-7, вымогательство с последующими насильственными действиями, вслед за которым насильственные действия были совершены, чтобы облегчить бегство или обеспечить безнаказанность исполнителя или соучастника". Следовательно, это "последующее" насилие закон включает в состав в качестве конструктивного признака вымогательства. Аналогичная норма принята и для квалификации разбойных нападений.

В российском уголовном праве по сложившейся практике подобные ситуации квалифицируются самостоятельно по совокупности преступлений. Кража, грабёж может перерасти в разбой только тогда, когда насилие применяется с целью удержать похищенное, а не с целью избежать задержания. Так же решается вопрос и при квалификации разбоя и вымогательства.

Второй отдел этой главы посвящён регламентации ответственности за шантаж. Ст. 312 - 10 УК гласит: "Шантаж образует действие, направленное на то, чтобы добиться в результате угрозы оглашения или приписывания таких фактов, которые могут унизить честь или лишить уважения, либо подписи, обязательства или отказа от чего-либо, либо разглашения тайны, либо передачи денежных средств, ценностей или любого другого имущества.

Шантаж наказывается пятью годами тюремного заключения и штрафом в 500 ООО франков".

Предмет шантажа охарактеризован законом также, как и предмет вымогательства. Способ воздействия на волю потерпевшего - это угроза огласить или приписать такие факты, которые могут унизить честь или лишить уважения. Исходя из особенностей редакции диспозиции этой нормы, можно сделать вывод, что закон не связывает наличие состава преступления с ложностью или действительностью фактов о личности потерпевшего. Это очевидно ещё и потому, что Уголовный кодекс Франции устанавливает ответственность за диффамацию.

Преступление считается оконченным с момента выражения требования, подкреплённого угрозой. Если шантажист приводит свою угрозу в исполнение, наказание увеличивается до семи лет тюремного заключения и штрафа в 700 ООО франков - ст.312 - II УК.

Больше никаких квалифицирующих признаков по составу шантажа Уголовный кодекс не предусматривает.

За совершение вымогательства или шантажа Уголовный кодекс Франции предусматривает назначение, кроме основного наказания (тюремного заключения или заточения и штрафа), дополнительных видов наказания. Так, в соответствии со ст.312-13 УК "Физические лица, виновные в одном из деяний, предусмотренных в настоящей главе, подвергаются также следующим дополнительным наказаниям". И далее перечислены эти наказания: 1) временное лишение политических, гражданских и семейных прав; 2) запрещение состоять на государственной службе или осуществлять профессиональную или общественную деятельность, при осуществлении которой или в связи с осуществлением которой было совершено деяние; 3) запрещение на срок не более пяти лет хранения или ношения оружия, на которое требуется разрешение; 4) конфискация предмета, который использовался или предназначался для совершения деяния или предмета, являющегося его результатом, за исключением предметов, которые могут быть возвращены потерпевшему; 5) запрещение пребывания в определенных местах; 6) запрещение находиться на Французской территории окончательно либо на срок не более десяти лет (для любого иностранца, виновного в совершении квалифицированного вымогательства).

Уголовный кодекс Голландии, раздел ХХШ которого называется «Вымогательство и шантаж», также чётко разграничивает составы вымогательства и шантажа. Часть 1 ст.317 УК устанавливает : «Лицо, которое с целью получения незаконных доходов для себя или кого- либо другого, заставляет лицо актом насилия или угрозой насилием отдать любую собственность, принадлежащую в целом или в части этому лицу или третьему лицу, или принять на себя долг, или отказаться от претензий, или сделать доступными данные, имеющие денежную стоимость в коммерции, виновно в вымогательстве и подлежит сроку тюремного заключения не более девяти лет или штрафу пятой категории». В ст.318 сконструирован состав шантажа: «1. Лицо, которое с целью получения незаконных доходов для себя или кого-либо другого заставляет лицо, угрожая ему устной клеветой, пасквильной диффамацией или раскрытием тайны, отдать любую собственность, принадлежащую в целом или в части этому лицу или третьему лицу, или принять на себя долг, или отказаться от претензий, или сделать доступными данные, имеющие денежную стоимость в коммерции, виновно в шантаже и подлежит сроку тюремного заключения не более трёх лет или штрафу пятой категории. 2. В отношении этого преступления уголовное преследование будет возбуждено только после жалобы, поданной

77

лицом, против которого оно совершено». Законодатель отнёс шантаж к категории преступлений частного обвинения, что, по нашему мнению, наиболее приемлемо.

Уголовное право Германии. Ответственность за вымогательство в УК ФРГ предусмотрена в специальном разделе, названном "Разбой и вымогательство". §253 УК определяет вымогательство следующим образом: "Кто с применением насилия или с угрозой причинения значительного вреда противоправно принуждает лицо к совершению какого-либо действия, претерпиванию каких-либо неудобств или к бездействию и тем самым причиняет вред имуществу потерпевшего или другого лица для незаконного обогащения себя или третьего лица, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или денежным штрафом". Состав вымогательства, как видно из содержания диспозиции данной нормы, сформулирован законодателем, по нашему мнению, несколько неудачно, что обусловливает определённые трудности для юридического анализа. Так, основной непосредственный объект определён чётко: собственность (потерпевшего или третьих лиц). Не вызывает сложностей и определение дополнительного непосредственного объекта - здоровье потерпевшего, так как в диспозиции указано о применении насилия. Но вот дальше в норме законодатель говорит об угрозе причинения значительного вреда. Не совсем ясно, что имеет в виду законодатель: или речь идёт о психическом насилии, или о причинении вреда другим интересам (чести, достоинству потерпевшего, его имуществу). Если исходить из редакции диспозиции и строгости санкции, в которой альтернативно предусмотрены лишение свободы и денежный штраф, не характерный для этой главы, то вполне допустим вывод о том, что вторым дополнительным объектом законодатель предусматривает честь и достоинство личности.

Но если учитывать особенность сгруппированных в двадцатом разделе составов преступлений, характер и степень их общественной опасности, то необходимо ограничить угрозу лишь психическим насилием. Логическое толкование §§249 — 256 УК ФРГ позволяет нам сделать вывод, что законодатель всё-таки сформулировал в анализируемой уголовно-правовой норме два состава: вымогательство и шантаж.

Состав вымогательства сконструирован по типу материальных и считается оконченным с момента причинения вреда собственности потерпевшего или другого (близкого) лица. Поэтому в п.З § 253 УК ФРГ указано, что покушение на вымогательство наказуемо. Итак, для наличия оконченного состава вымогательства необходимо установить деяние, преступные последствия и причинную связь между ними.59 Представляет особый интерес законодательная характеристика деяния - это применение насилия или угроза причинения значительного вреда. Насилие в смысле § 253 УК ФРГ является не опасным для жизни и здоровья. Применение насилия и угроза причинения значительного вреда для достижения желаемой цели в соответствии с п.2 § 253 УК ФРГ только тогда могут быть признаками объективной стороны, когда они признаются предосудительными.

Предосудительный - это заслуживающий порицания, осуждения,60 то есть насилие применяется противоправно (не в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости и других обстоятельств, исключающих противоречивость деяния). Угроза причинения значительного вреда, то есть распространения сведений, способных причинить вред чести и достоинству потерпевшего, также должна быть предосудительна. Для установления предосудительности данного вида угрозы необходимо обратиться к очень важному законодательному установлению, содержащемуся в п.2 ч.2 § 201 УК ФРГ. Нарушение конфиденциальности признаётся непротивоправным, если оно осуществляется с учётом законных интересов общественности. Законодатель выдвинул на первое место интересы общественности, независимо от мотивов поведения лица, нарушавшего конфиденциальность. Поэтому, применяя данное положение к анализируемому составу преступления, признаем угрозу непротивоправной, если лицо угрожает придать огласке информацию о фактах совершения "потерпевшим" преступления или иного правонарушения. Этими действиями не может быть причинён ущерб общественным интересам и даже наоборот, они общественно полезны, поощрительны.

Субъективная сторона вымогательства включает наряду с умыслом корыстную цель - незаконное обогащение самого виновного или третьего лица.61

Квалифицированный состав вымогательства - "особо тяжкий случай" - закон связывает со следующими обстоятельствами: а) лицо действует в виде промысла; б) лицо является членом банды, организовавшейся для постоянного совершения вымогательства (п.4 § 253 УК ФРГ).

§ 255 УК ФРГ формулирует состав вымогательства "отягощенного"

насилием: "Если вымогательство совершается с применением насилия или с

применением угрозы, представляющей реальную опасность для жизни и

82

здоровья потерпевшего, то лицо наказывается как за ограбление". При анализе данной нормы обращает на себя внимание три момента. Во-первых, уголовный закон приравнивает физическое и психическое насилие, при этом главное, чтобы оно было опасным для жизни и здоровья. Во-вторых, законодатель называет только одного адресата применения насилия или угрозы применения насилия - сам потерпевший. В-третьих, Уголовный кодекс ФРГ, формулируя данный состав вымогательства, не предусматривает самостоятельную санкцию, а отсылает к другой норме.

Уголовное законодательство ФРГ содержит ещё одну норму, связанную с вымогательством. Так, § 239 а "Похищение человека с целью вымогательства» гласит: «(1) Кто похищает другое лицо или завладевает им, чтобы в целях вымогательства (§253) использовать заботу жертвы о своём имуществе или третьего лица об имуществе жертвы, или кто использует в целях вымогательства положение другого лица, созданное им в результате подобного деяния, наказывается лишением свободы на срок не менее пяти лет.

(2) В менее тяжких случаях наказанием является лишение свободы на срок не менее одного года, (3)

Если лицо, совершая деяние, легкомысленно причиняет жертве смерть, то наказанием является пожизненное лишение свободы или на срок не менее десяти лет. (4)

Суд может смягчить наказание на основании § 49, абз.1, если лицо,

п 83

отказавшись от желаемого вознаграждения, отпускает жертву в ее семью .

Законодатель ФРГ, учитывая особую опасность вымогательства, предусмотрел возможность установления надзора за поведением осуждённого, а также применения имущественного штрафа и расширенной конфискации (§ 256 УК ФРГ).62

Уголовное законодательство США. Особенности правовой системы этого государства, то есть наличие законов федеральных и Уголовных кодексов отдельных штатов, предопределили и особый подход к регулированию ответственности за вымогательство.63 Прежде всего, с учётом повышенной опасности вымогательство, как самостоятельный состав преступления, формулируется в Законе о контроле за организованной

С/Г преступностью в США (1970 г.). Вымогательство включено в систему деяний, образующих организованную преступность, которая, как отмечено в преамбуле, "...получает значительную часть своей власти, используя деньги, добытые от незаконных видов деятельности. Эти деньги и власть подрывают стабильность американской экономической системы, используются для внедрения в законный бизнес, для подрыва и коррумпирования демократического процесса. Организованная преступность подрывает благополучие нации и её граждан."64 При этом следует учесть, что вымогательство в соответствии с §1961 Закона о контроле за организованной преступностью в США включено в группу А, объединяющую наиболее опасные преступления: тяжкое убийство, похищение людей, азартные игры,

кризисы, ограбление, взяточничество, незаконное обращение с

88

наркотиками.

Уголовное законодательство Швейцарии (ст. 156 УК)65, Швеции (ст.4 главы 9 УК),66 Японии (ст.249 УК)67 устанавливает ответственность только за насильственное вымогательство, а Уголовный кодекс Китая (ст.274) — за вымогательство путём шантажа государственного или частного имущества в сравнительно крупном размере.68

В этом законе состав вымогательства сконструирован в принципе также, как и в Уголовном кодексе Франции, с аналогичными квалифицирующими признаками. В Уголовных кодексах штатов, например, Нью-Йорка, Пенсильвании вымогательство предусматривается в качестве квалифицирующего признака кражи - совершение кражи путём вымогательства (так же, как в УК РФ 1996 г, вымогательство признается особо квалифицирующим признаком получения взятки - п. "в" ч. 4 ст. 290).

Подводя итоги рассмотрения особенностей правового регулирования ответственности за вымогательство и шантаж, свойственных уголовному законодательству Франции, Германии и Соединённых штатов Америки, можно сделать следующие основные выводы. Во-первых, несмотря на существенные различия правовых систем этих стран и различные крими- ногенные ситуации, в них просматривается общая характерная черта, заключающаяся в достаточно жёсткой оценке общественной опасности вымогательства. В этом смысле нельзя не выделить Уголовный кодекс Франции, в котором за особо квалифицированный состав вымогательства предусмотрено пожизненное заточение и штраф в 1 ООО ООО франков (ст.312- 6,312-7 УК Франции).

Во-вторых, повышенная опасность вымогательства как агрессивного посягательства против собственности, жизни и здоровья граждан предопределила включение этого вида преступлений в структуру организованной преступности.

В-третьих, уголовный кодекс Голландии относит шантаж к категории преступлений, уголовное преследование за которые возбуждается только по жалобе потерпевшего (дела частного обвинения). Этим подчёркивается более низкая степень опасности шантажа в сравнении с вымогательством, с чем нельзя не согласиться.

В-четвёртых, в уголовном законодательстве этих стран наблюдается различный подход к регулированию ответственности за шантаж, что в значительной степени связано с наличием ответственности за диффамацию. Поэтому в Уголовном кодексе Франция наличие состава шантажа не зависит от характера сведений, которые виновный угрожает распространить. А вот Уголовный кодекс ФРГ требует, чтобы угроза распространения сведений была предосудительной, то есть угроза распространения таких сведений, которые представляют опасность для общественности. Это законодательное установление представляется, по нашему мнению, наиболее верным.

<< | >>
Источник: Уфалов Андрей Германович. Проблемы совершенствования уголовно- правового регулирования ответственности за вымогательство и шантаж. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Москва. 2003

Еще по теме 1.2. Развитие уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за вымогательство и шантаж в законодательстве России:

  1. 1.2. Развитие уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за вымогательство и шантажв законодательстве России
  2. 1.3. Ответственность за вымогательство и шантаж по уголовному законодательству зарубежных стран
  3. Глава 1. Сравнительный анализ регламентации ответственности за вымогательство и шантаж в уголовном праве России и зарубежных стран
  4. Глава 1. Сравнительный анализ регламентации ответственности за вымогательство и шантаж в уголовном праве России и зарубежных стран
  5. Уфалов Андрей Германович. Проблемы совершенствования уголовно- правового регулирования ответственности за вымогательство и шантаж. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. Москва, 2003
  6. Глава 2. Состояние и перспектива совершенствования норм УК РФ 1996 года, регламентирующих ответственность за вымогательство
  7. Глава 2. Состояние и перспектива совершенствования норм УК РФ 1996 года, регламентирующих ответственность за вымогательство
  8. Уфалов Андрей Германович. Проблемы совершенствования уголовно- правового регулирования ответственности за вымогательство и шантаж. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук Саратов - 2003 г., 2003
  9. Глава 3. Уголовно-правовое понятие шантажа и проблемы ответственности за его совершение
  10. §1. История развития отечественного законодательства, регламентирующего обеспечение безопасности дорожного движения и ответственность за дорожно-транспортные преступления.
  11. Рогова Е.В.. Теоретико-правовое понимание и средства дифференциации уголовной ответственности в современном уголовном праве России: монография / Е.В. Рогова – Иркутск: ФГКОУ ВО ВСИ МВД России,2016. – 129 с., 2016
  12. §3. О кодификации законодательства, регламентирующего до следственный уголовный процесс
  13. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В РОССИИ
  14. 1.1. Характеристика общественной опасности вымогательства и шантажа, их место в системе имущественных преступлений
  15. 1.1. Характеристика общественной опасности вымогательства и шантажа, их место в системе имущественных преступлений
  16. 2. История развития законодательства об уголовной ответственности за преступления против порядка управления
  17. ГЛАВА ПЕРВАЯ. Исторический опыт правовой регламентации обеспечения безопасности дорожного движения и ответственности за дорожно-транспортные преступления, их понятие и место в действующем уголовном законодательстве России.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -