ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Актуальность данного исследования предопределяется как внешними, так и внутренними факторами. Внешние по отношению к российской правовой системе имеют своей предпосылкой международно-правовое значение категории «иммунитет», его использование в международных правовых актах (в том числе и не ратифицированных Российской Федерацией, как то Конвенция Организации Объединенных Наций о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, подписанная в Нью-Йорке 2 декабря 2004 года), международных отношениях, что невозможно не учитывать исходя из тенденций глобализации современного мира и вынужденного взаимодействия всех правовых систем вне зависимости от принципов их построения. Вынесенные недавно в г. Страсбурге Постановления Европейского Суда по правам человека (Zylkov v. Russia, от 21 июня 2011 года, Oleynikov v. Russia от 14 марта 2013 года) подтверждают нерешенность вопросов иммунитета в гражданском процессе, влияющую на спорность и неоднозначность их правового регулирования и понимания правильности правоприменения.

Что касается внутреннего российского права, то институт иммунитета также является далеко не самой простой категорией с устоявшимися правилами регулирования и правоприменения. Действующий Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации 2002 года (далее - ГПК РФ), по сравнению с ГПК РСФСФ 1964 года, значительно расширил число субъектов, пользующихся иммунитетом в гражданском судопроизводстве, отражая, в первую очередь, конституционные преобразования конца прошлого века в нашей стране. Так, если прежний ГПК РСФСР устанавливал безусловный свидетельский иммунитет только относительно допроса представителей по гражданскому делу или защитников по уголовному делу о тех обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей соответственно представителя или защитника, а условный иммунитет можно было логически вывести из ст.435 ГПК РСФСР, в которой указывалось на то, что аккредитованные в СССР дипломатические представители иностранных государств и другие лица, указанные в соответствующих законах и международных договорах СССР, подлежат юрисдикции советского суда по гражданским делам лишь в пределах, определяемых нормами международного права или международными договорами СССР, то установив схожую со ст. 435 ГПК РСФСР норму в ст. 401 ГПК РФ, законодатель значительно расширил и продолжает расширять основания безусловного иммунитета свидетеля (добавив в его субъектный состав судей, присяжных и арбитражных заседателей, медиаторов, священнослужителей), а также установил ранее неизвестные гражданскому процессу условные иммунитеты - супружеские, родственные, депутатские, иммунитет Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей, уполномоченных по защите прав предпринимателей в субъектах Российской Федерации.

С 1 сентября 2016 года Федеральным законом от 29 декабря 2015 года № 409-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона "О саморегулируемых организациях" в связи с принятием Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" часть третья статьи 69 ГПК РФ дополняется новым пунктом об иммунитете арбитра (третейского судьи) по вопросам об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе арбитража (третейского разбирательства).

Вместе с тем, многие вопросы действия иммунитета в гражданском судопроизводстве остаются не решенными как на теоретическом уровне, так и в правоприменении. К таким вопросам, в частности, относится иммунитет Президента Российской Федерации в гражданском судопроизводстве, иммунитет Уполномоченного по правам человека в субъектах Российской Федерации. Названные иммунитеты логически следуют из действующего законодательства, но не обозначены в ГПК РФ и остались за рамками процессуальных исследований. Не меньше вопросов вызывает появившаяся в связи с принятием 26 сентября 1997 года Федерального Закона № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» проблема религиозного иммунитета, разрешение которой обещано в том же законе, но так и не найдено. В исполнительном производстве, где на протяжении последних двух десятков лет не прекращается оптимизация деятельности органов принудительного исполнения и иных участников исполнительного производства, далеко несовершенная категория «иммунитет» связана не только с привилегированным статусом отдельных субъектов, но и с установлением гарантий соблюдения прав человека и минимальных стандартов защищенности должника при применении мер государственного принуждения.

Как отметил в 2015 году П.В. Крашенинников, «еще не закончена грандиозная работа по принятию масштабных поправок в Гражданский Кодекс Российской федерации, начатая в 2008 году, как перед нами встает глобальная задача реконструкции всего гражданского процесса»[1]. Эта реконструкция уже проявляется в принятии новых Федеральных законов, вызывающих необходимость изменений не только содержания, но и структуры действующего ГПК РФ. К таковым можно отнести Федеральный закон от 3 ноября 2015 года № 297-ФЗ "О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации" и Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 393- ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации", в результате чего в ГПК РФ появилась новая глава 45.1 «Производство по делам с участием иностранного государства», в которой законодатель многократно упоминает термин «иммунитет».

Обостряется на современном этапе развития общества и проблема применения норм, составляющих институт иммунитета, в гражданских процессуальных правоотношениях. Попытка игнорирования установленных Конституцией Российской Федерации, но не продублированных в процессуальной законе иммунитетов, на практике вызывает широкий резонанс, а в исполнительном производстве не способствует своевременному и правильному исполнению исполнительных документов, нарушая права сторон исполнительного производства.

Изложенное подтверждает актуальность исследования иммунитета в гражданском процессе как особой, установленной законом льготы для одного участника гражданского процессуального правоотношения, которая ставит его в более привилегированное положение по сравнению с другими участниками правоотношения, а также отдельных разновидностей иммунитета, что делает тему диссертационного исследования актуальной как для правовой доктрины, так и для правоприменения и перспективного законотворчества.

Направления и ограничения модернизации норм, устанавливающих правила иммунитета в гражданском процессе, должны соответствовать правилам законодательной техники, базису российского общества и сложившейся системе социального контроля, а также вписаться в принятые Россией международные стандарты защиты прав человека и гражданина, не усложняя при этом стремящееся к упрощению гражданское судопроизводство. Осторожность в использовании процессуальной льготы, каковой и является по своей сущности иммунитет, не должна препятствовать оптимизации норм данного института, которую следует осуществлять на основе анализа существующих теоретических разработок ученых- правоведов, а также опыте применения института иммунитета в гражданском процессе и в смежных отраслях права, учитывая российский менталитет и иные социальные факторы.

Теоретический анализ института иммунитета, изучение его в сравнительно-правовом аспекте в науке гражданского процессуального права, уголовно-процессуального права, общей теории права и государства, выявление его внутренней сути и места в правовой системе позволит правильно определить основания классификации иммунитетов в современном российском праве, выявить особенности процедуры их применения, на основе чего разработать пути повышения качества судебной защиты прав и охраняемых законом интересов в гражданском судопроизводстве и исполнительном производстве.

Различным видам иммунитетов в российском праве уделялось внимание ученых. С конца XIX века, российские правоведы, в частности, Л.А. Шалланд , П.А. Яковенко и другие начали затрагивать вопросы правовых иммунитетов. В недавнее время правовой иммунитет (в основном - иммунитет государства) становился объектом изучения в докторской диссертации И.О. Хлестовой («Проблемы юрисдикционного иммунитета иностранного государства») в 2003 году, кандидатских диссертациях Г.Р. Шайхутдиновой [2] [3] («Юрисдикционный иммунитет государства») в 1991 году, С.Ю. Суменковым в 2002 году («Привилегии и иммунитеты как общеправовые категории»), Н.С. Сопельцевой («Иммунитеты в конституционном праве Российской Федерации») в 2003 году, М.Е. Лебедевой («Иммунитет иностранного государства от обеспечительных мер в международном частном праве: Международные соглашения и иностранное право») в 2006 году, О.М. Дорониной («Иммунитет депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации») в 2009 году, А.Г. Репьева («Иммунитет как категория российского права») и Э.В. Туманова («Современные тенденции развития иммунитета государства в трансграничных частноправовых отношениях») в 2011 году и других[4].

Особое значение для теории правового иммунитета имеет монография А.Г.

Репьева «Категория «иммунитет» в системе правовых преимуществ: теория, методология, практика», изданная в 2013 году[5], в которой иммунитет исследован как вид правового преимущества в международном законодательстве, в отраслях публичного права и в отраслях частного права России.

Для науки гражданского процессуального права следует отметить проведенные исследования и сделанные в них выводы в отношении свидетельского иммунитета (в частности, Н.Ю. Волосовой[6] [7] [8], В.В. Молчанова , М.А. Фокиной и других), этот вид иммунитета, является, пожалуй, одним из самых изученных.

Российские ученые, занимающиеся проблемами исполнительного производства в России (в частности, Д.Х. Валеев, В.А. Гуреев, О.В. Исаенкова, В.В. Ярков и другие), как правило, также затрагивают различные вопросы, связанные с иммунитетами от взыскания в исполнительном производстве[9], которые становятся объектом внимания в том числе и начинающих исследователей российского исполнительного производства[10]. Вместе с тем, тема иммунитета в гражданском процессуальном праве России не только не исчерпана, но и, по большому счету, находится на начальном этапе своего развития. Нуждается в осмыслении само понятие иммунитета в гражданском судопроизводстве и в исполнительном производстве, виды иммунитета, а также место института иммунитета в системе гражданского процессуального права России, соотношение данного института с категориями общей теории права и государства и со смежными гражданскими процессуальными институтами.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие по поводу и в связи с использованием иммунитетов в гражданском судопроизводстве и исполнительном производстве России.

Предмет исследования составляют общепризнанные принципы, нормы международного права и российского процессуального права, правоприменительная практика, научно-теоретические работы правоведов в области изучаемой проблематики вообще, нормативное регулирование и теоретическое содержание иммунитета в гражданском процессуальном праве, в частности.

Цель диссертационной работы - на основе комплексного теоретикоправового анализа категории иммунитета в гражданском процессуальном праве создать собственную теорию о сущности иммунитета и его отдельных видов в гражданском процессуальном праве, позволяющую оптимизировать применение норм исследуемого института в Российской Федерации, разработать рекомендации по толкованию норм, составляющих институт иммунитета, по совершенствованию действующего законодательства о правовых гарантиях, льготах и преимуществах применительно к гражданскому судопроизводству, минимальных стандартах правовой защиты должника и обеспечения свободы его вероисповедования - применительно к исполнительному производству.

В направлении достижения поставленной цели в работе решаются следующие задачи:

- проанализировать имеющиеся точки зрения относительно сущности и видов иммунитета в теории права, а также применительно к гражданскому судопроизводству и исполнительному производству;

- раскрыть сущность иммунитета в гражданском процессуальном праве;

- определить место категории «иммунитет в гражданском

процессуальном праве» среди смежных институтов и категорий,

- выявить значение иммунитетов и необходимость их установления в российском законодательстве, а также основные ограничения их модернизации;

- на основе классификации иммунитетов в гражданском

судопроизводстве провести анализ отдельных видов иммунитета, выявить их особенности и направления модернизации;

- рассмотреть иммунитеты в исполнительном производстве,

уделив особое внимание новым видам иммунитета;

- выявить особенности процедуры применения иммунитетов;

- разработать пути повышения качества судебной защиты прав и охраняемых законом интересов при применении института иммунитета в гражданском судопроизводстве и исполнительном производстве;

- предложить рекомендации по совершенствованию действующего процессуального законодательства о правовых льготах и преимуществах.

Методологическую основу исследования составляют общие методы научного познания (диалектический и системный анализ, синтез, гипотеза, дедукция, индукция, моделирование, переход от абстрактного к конкретному и от конкретного к абстрактному и др.), и специальные юридические способы познания, в частности, формально-догматический, историко-правовой, юридико-технический, методы сравнительного правоведения, правовой диагностики. Значительную помощь при решении вопросов о выборе конкретных методов исследования иммунитета оказала работа И.С.

Морозовой «Методологические основания исследования правовых льгот» 2006 года, посвященная методологически основаниям исследования правовых льгот[11].

Нормативную основу диссертационной работы составили действующие международные правовые акты, Конституция Российской Федерации, нормативные правовые акты Российской Федерации и некоторых зарубежных государств (Казахстан, Беларусь), содержащие нормы процессуального права, законодательство об исполнительном производстве.

Эмпирическую основу исследования составили постановления Европейского Суда по правам человека, материалы судебной практики российских судов (Верховного Суда Российской Федерации, судов Московской, Саратовской, Тверской областей, Хабаровского края), практики деятельности органов принудительного исполнения в Российской Федерации, документы Совета Министров Республики Беларусь, а также материалы законопроектной работы. Кроме того, анализировались результаты социологического опроса по репрезентативной всероссийской выборке, проводимого АНО Левада-Центр.

В качестве теоретической основы диссертационного исследования

использовались научные труды по вопросам общей теории права, международного права, гражданского процессуального права, уголовнопроцессуального права, гражданского права, административного права и иных смежных отраслей права, в частности, работы Д.Б. Абушенко, Н.В. Алексеевой (Козловой), С.Ф. Афанасьева, О.В. Бабарыкиной, А.Н. Балашова, Н.С. Бандориной, В.М. Баранова, В.Н. Барсуковой, О.В. Баулина, О.А. Бахаревой, А.Т. Боннера, В.Ф. Борисовой, М.А. Викут, В.П. Воложанина, И.В. Воронцовой, В.М. Голубева, А.Х. Гольмстена, Я.С. Гришиной, Р.Е. Гукасяна, В.Г. Гусева, А.А. Демичева, В.В. Захарова, М.Н. Зарубиной, А.А.

Елисеевой, П. Йессиу-Фальтси, А.М. Жуйкова, И.М. Зайцева, Г.Н. Комковой. П.В. Крашенинникова, Е.В. Кудрявцевой, С.А. Курочкина, О.В. Лазаревой, В.В. Лапаевой, В.П. Лукина, Д.Я. Малешина, Н.И. Матузова, И.Г. Медведева, А.А. Мельникова, В. Микеленаса, О.О. Миронова, Е.В. Михайловой, И.С. Морозовой, Н.Г. Муратовой, Е.А. Наховой, Е.А Нефедьева, О.В. Николайченко, Ю.К. Осипова, А.А. Павлушиной, Н.А. Панкратовой, И.А. Покровского, Е.А. Попковой, Ю.А. Поповой, И.А. Приходько, Т.М. Пряхиной, Л.Н. Ракитиной, И.В. Решетниковой, В.М. Семенова, Ю.А. Серикова, Т.В. Соловьевой, Ю.Н. Старилова, У.А. Старшовой, Е.Г. Стрельцовой, С.Ю. Суменкова, М.К. Треушникова, Л.В. Тумановой, А.С. Фединой, А.А. Ференс-Сороцкого, А.К. Фетисова, М.А. Филимоновой, Д.А. Фурсова, А.В. Чекмаревой, М.Ю. Челышева, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота, С.М. Шахрая, Т.М. Цепковой, К.С. Юдельсона, М.К. Юкова, Л.С. Явича и других.

Особое внимание автора было обращено на исследования ученых, непосредственно и подробно затрагивающих в своих работах проблемы иммунитета, среди которых М.М. Богуславский, В.М. Быков, Д.Х. Валеев, И.М. Вставская, Н.Ю. Волосова, О.А. Горелова, В.А. Гуреев, О.М. Доронина, Е.А. Зайцева, Е.В. Евсеев, О. В. Исаенкова, Е.Н. Кузнецов, С.С. Лампадова, М.Е. Лебедева, А.В. Малько, К.А. Малюшин, В.В. Молчанов, В.М. Муршудова, С.Ю. Никитин, А.В. Орлов, А.Г. Репьев, И.В. Селионов, М.М. Скуратовская, Н.Н. Ткачева, Н.С. Сопельская, С.Ю. Суменков, М.А. Фокина, И.О. Хлестова, Л.А. Шалланд, Г.Р. Шайхутдинова, В. В. Ярков и др.

Достаточные теоретическая, нормативная и эмпирические базы обусловили высокую степень достоверности полученных диссертантов выводов, которые в общем виде отражены в научной новизне работы.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые в науке гражданского процессуального права создана авторская теория о сущности иммунитета и его отдельных видов в гражданском процессуальном праве, позволяющая оптимизировать применение норм, составляющих институт иммунитета применительно к гражданскому судопроизводству и исполнительному производству в Российской Федерации.

На защиту выносятся следующие авторские концептуальные положения и выводы, характеризуемые научной новизной:

1. Иммунитет в гражданском судопроизводстве представляет собой

совокупность правоотношений, возникающих между судом, с одной стороны, и лицом, участвующим в деле, либо лицом, содействующим осуществлению правосудия, с другой стороны, регулирование которых осуществляется особенным, по сравнению с обычным правовым регулированием, образом, выражающимся в предоставлении определенной исключительной привилегии применительно ко второй стороне процессуального правоотношения. Такое исключение должно быть убедительно обосновано, так как любой льготный процессуальный элемент в статусе отдельных субъектов может помешать достижению установленной ст. 2 ГПК РФ цели гражданского судопроизводства - защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и

организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов

Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых и иных правоотношений.

2.

<< | >>
Источник: Исаенков Александр Андреевич. Иммунитеты в гражданском процессуальном праве России. 2016

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. I. Бояре введенные
  2. Введение
  3. Введение
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. 1. Введение
  12. Введение
  13. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -