1.2. Историко-правовой анализ формирования и развития приказного производства среди иных видов упрощенного производства

Степень изученности нашими современниками древних источников права позволяет говорить о том, что упрощенные формы гражданского процесса, широко используемые сегодня в развитых правовых государствах, впервые зародились в Древнем Риме.

Римское право предусматривало возможность без вынесения судебных решений принудительно взыскивать денежные средства и имущество. Для этого одновременно с исковой формой защиты использовались особенные (факультативные) меры, представлявшие разновидность административно- правового воздействия, так называемые преторские интердикты. Именно их М.А. Черемин признает прообразом судебного приказа.68

68 Черемин М.А. Указ. соч. С. 19.

Новицкий И.Б. интердикт определяет как распоряжение претора о немедленном прекращении каких-либо действий, нарушающих порядок и интересы граждан 69.

Салогубова Е.В. интердиктом считает приказы магистрата, выдаваемые им по просьбе истца и предписывающие ответчику совершить какое-либо действие (decretum) или, напротив, его запретить (interdictum).70

Таким образом, интердикт - это обязательный для исполнения ответчиком правовой акт представителя органа высшей власти, направленный на восстановление нарушенного права истца.

Процедура издания интердикта имела различные формы. Сначала его издавал претор по поводу каждого конкретного случая после исследования подтверждающих фактов и объявлял в присутствии обеих сторон, в силу чего интердикт означал безусловное и категорическое распоряжение. Однако по мере увеличения количества дел претор стал давать интердикты без проверки фактов. Интердикт принял вид условного распоряжения и имел силу только после подтверждения фактов, на которые ссылался заявитель.71

Неисполнение изданного интердикта влекло дальнейшее судебное

разбирательство.

Интердикт можно было оспорить. Соответствующее требование удовлетворялось, если лицо, против которого он выдан, не выходя от претора, заявляло об этом и требовало назначения судьи (arbiter). По результатам судебного разбирательства можно было принять одно из двух решений: подтвердить интердикт или не подтвердить его и оправдать ответчика. В первом случае интердикт из условного приказа превращался в безусловный и подлежал неукоснительному исполнению.72 В случае его

69 Новицкий И.Б. Римское право. М., 1997. С. 44.

70 Салогубова Е.В. Римский гражданский процесс. М., 1997 // Библиотека юридического виртуального клуба

EX-JURE. URL:: http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=165 (дата обращения: 21.09.2013 г.).

71 Новицкий И.Б. Указ. соч. С. 44.

72 Римское частное право: учеб. / под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М., 2004 // СПС КонсультантПлюс.

невыполнения ответчиком судья присуждал последнего к денежной сумме,

определявшейся истцом.

Таким образом, интердиктное производство - это специфичная форма процесса, основанная на приказах претора. В этом качестве претор выступал как носитель высшей власти, а его решения становились условными приказами гражданам и подлежали неукоснительному исполнению. При вынесении интердикта претор учитывал соответствующие правила об определенности и стадийности. При этом это была не стандартная форма, а упрощенная, инициаторами которой выступали сами стороны для скорейшего разрешения спора. Находясь за пределами судебного процесса, она носила административный характер, что, думается, позволяет рассматривать интердиктное производство как досудебную стадию разрешения спорного правоотношения.

Интересным представляется разделение интердиктов на несколько видов по различным основаниям: в зависимости от числа сторон, которым они были адресованы, различались интердикты простые и двусторонние; в зависимости от цели интердикты могли быть запретительными (prohibitoria), восстановительными (res tutoria) и предъявительными (exhibitoria). Первые запрещали определенное отношение и поведение, вторые ориентировались на восстановление нарушенных отношений или прав, третьи в ряде случаев требовали предъявить конкретное лицо или документ. Восстановительные интердикты всегда были односторонними, а запретительные могли быть и двусторонними. Рассматриваемая классификация позволяет определить широкий спектр отношений, разрешаемых претором в интердиктном производстве. Речь могла идти не только о требованиях, направленных на истребование чего-либо, например вещей, денег, как в настоящем приказном производстве, но и запретах, защите, восстановлении нарушенного права.

Со временем интердикты для удобства в применении стали помещаться в эдикты магистратов в виде постоянных формул, применяемых к конкретным случаям. Они представляли собой указания, приказания, запреты

общего или специального характера, применяемые при разрешении столкновений интересов граждан. Интердикт перестал существовать как персональный акт, разрешаемый спор между конкретными сторонами.

В итоге интердиктное производство в Древнем Риме было факультативной (особой) формой процесса, носившей вспомогательный характер по отношению к основным процессуальным формам, находившихся за пределами судебных процессуальных процедур. Данное обстоятельство, думается, создало предпосылки к возникновению дискуссий относительно места упрощенных производств среди иных юридических процедур и в системе гражданского судопроизводства, в частности, в современном процессуальном праве. Вместе с тем, важно заметить, что уже юристы Древнего Рима при их высокоразвитой правовой культуре стремились отступить от сформированного ими же теоретического правового фундамента, выстроенных правил, стремясь сэкономить время в судебной защите нарушенного права, тем самым положив начало развитию нестандартным (упрощенным) формам защиты нарушенного права.

Правовые системы государств романно-германской семьи, созданные на основе рецепции римского права, объединяет общность его структуры и источников права, поскольку оно представляет собой основу всей системы гражданского процессуального права73. Элементы интердиктного производства нашли свое развитие и применение в странах Западной Европы, но уже в упрощенных (сокращенных) формах средневекового гражданского судопроизводства.

Данное обстоятельство К.И. Малышев рассматривал как предпосылку появления упрощенных производств. Он считал, что римское право было готовым фундаментом для развития системы права вновь образующихся государств с низким уровнем его развития74. Это обстоятельство объясняет заимствование слаборазвитыми правовыми системами средневековых

73 Салогубова Е.В. Римский гражданский процесс. М., 1997 // Библиотека юридического виртуального клуба

EX-JURE. URL:: http://ex-jure.ru/law/news.php?newsid=165 (дата обращения: 21.09.2013 г.).

74 Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. Том 1. СПб., 1876. С. 43.

государств на начальном этапе их развития основных понятий и элементов права Древнего Рима.

Вторая причина - необходимость экономии времени и средств при рассмотрении гражданских дел, чего возможно было добиться, применяя особые упрощенные формы гражданского судопроизводства к отдельным видам спорных отношений, что К.И. Малышев считал востребованным75.

Анализ таких источников средневекового права, как Польская Правда

(XIII век), Записи Магдебургского права (XIV век), Законник Стефана Душана (XIV век), Полный Свод Статутов Казимира Великого (XV век), свидетельствует о наличии норм, позволяющих упростить процесс и разрешить дело по существу при неявке сторон в назначенный день судебного рассмотрения.76 Следовательно, причины появления упрощенных производств в европейских странах обусловлены частыми случаями неявки сторон в суд на рассмотрение дела.

В совокупности указанные причины предопределили отклонения от классической гражданской процессуальной формы, а затем и разделение процесса на обыкновенный (ординарный) и сокращенный (упрощенный). Вместе с тем наблюдалась тенденция постоянного стремления законодателя к обобщению сокращенных форм и ускорению всего производства. Термины

«упрощение процесса» и «сокращение процесса» в тот момент были тождественными.

Дальнейшее развитие и индивидуализацию упрощенные и сокращенные производства получили в силу национальных особенностей и условий применения, отношения общества к судопроизводству в целом.

В Германии отклонением от классической процессуальной формы было

«суммарное производство», применяемое при затягивании судопроизводства и бесспорности заявляемых требований и представлявшее собой вынесение судебного решения на основании письменных документов без вызова и

75 Малышев К. Указ. соч. С. 34.

76 Черемин М.А. Указ. соч. С. 22.

выслушивания должника, которому, в свою очередь, предоставлялось право защищаться путем предъявления доказательств уплаты или доказательств подложности предъявленного заявителем документа77. Вынесенное посредством суммарного производства решение, не было окончательным: его можно было отменить при обнаружении в документах недостоверных сведений или возражении должника, что влекло возможность рассмотрения дела в обычном исковом порядке.

В конце XIX – начале XX века законодатель в Германии предпринял ряд попыток ускорить гражданский процесс путем резкого увеличения судей и введения упрощенных процедур («Vereinfachungsnovelle»,

«Beschleunigungsetze», «Entlastungsgesetze»: 1910, 1924, 1933, 1976 г.г.).78

Позднее отмечается увеличение упрощенных форм судопроизводства, появления упрощенного производства по делам о предоставлении содержания несовершеннолетнему в рамках производства по семейным делам, производство на основании письменных документов, подвидами которого являются производство по вексельным и чековым делам.79

С 1855 года упрощенные процедуры производства были закреплены в

английском гражданском процессе - summary judgement. Суть их заключалась в том, что истец при убеждении суда о неопровержимости ответчиком оснований иска и неоспоримости им исковых требований мог добиться удовлетворения заявленных исковых требований без применения сложной процедуры судебного разбирательства – в упрощенном порядке судопроизводства80.

Он был возможен при соблюдении истцом определенных условий:

предоставление в письменной форме заявления с обоснованием возможности предъявления иска; предмет иска - требование об уплате определенной

77 Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 429.

78 Вершинин А.П. Способы защиты гражданских прав в суде: дис. … докт. юрид. наук в виде научного доклада. СПб., 1998. С. 42 – 43.

79 Крымский Д.И. Упрощение гражданского судопроизводства: российский и зарубежный опыт. М., 2008. С.

63.

80 Кейлин А.Д. Судопроизводство и гражданский процесс капиталистических государств. Часть 2.

Гражданский процесс. М., 1958. С. 156-163.

денежной суммы; уверенность истца в подаваемом заявлении в том, что ответчик не мог оспорить предъявленные им требования. При этом материалы должны быть вручены ответчику, который вправе настаивать на отклонении ходатайства истца о применении упрощенной процедуры, выдвигая противоположные доводы, заслуживающие исследования в судебном заседании. 81

В упрощенном производстве дело находилось у помощника судьи

(master), который мог принять как промежуточное, так и при наличии согласия на это обеих сторон, окончательное решение, не подлежащее обжалованию в апелляционном порядке. Решение могло удовлетворить просьбу истца, а также отклонить и предоставить ответчику защиту в продолжаемом процессе в общеисковой форме. Ответчик, в свою очередь, мог оспаривать заявление истца.82

Благодаря суммарным производствам в Германии и Англии были

сокращены сроки рассмотрения дел во избежание злоупотреблений со стороны недобросовестных должников, которые затягивали процесс путем отложения дела с целью отсрочить платежи и выиграть время. Упрощение при этом достигалось тем, что решение выносилось без вызова должника на основании представленных истцом письменных доказательств, т. е. путем исключения отдельных стадий из классической модели гражданского процесса.

В иных странах (например, США, Франции, Италии)83, судебные

производства, представлявшиеся как упрощенные (ускоренные), имели несколько иные формы. Спор рассматривался с вызовом обеих сторон, в устной форме, отсутствовал обмен бумагами между сторонами, а суть упрощения сводилась к тому, что суд, признавая, что фактические

81 См. Папулова З.А. Указ. соч. С. 64.

82 См. Кудрявцева Е.В. Гражданское судопроизводство Англии. М., 2008. С. 127.

83 Материал об упрощении гражданского процесса в США, Франции см.: Кейлин А.Д. Указ. соч. С. 156-163;

Крымский Д.И. Указ соч. С. 34-35, 61-60.

обстоятельства не составляют предмет спора, рассматривал только правовой вопрос, то есть правомерность при наличии фактических обстоятельств вынесения судебного решения, удовлетворяющего заявленные требования. Существенное значение в этом случае имела мотивация сторон о рассмотрение дела в упрощенном производстве.

В США в таком порядке могли быть разрешены дела о пропуске истцом срока давности, о ранее состоявшемся по делу решении, по спорам по векселям и страховым полисам. После 1946 года в порядке упрощенного производства выносились промежуточные судебные решения по вопросу об ответственности за ущерб, причиненный истцу при более позднем установлении его размера.

Во Франции отсутствовал конкретизированный перечень дел, подлежащих разрешению в упрощенном производстве. Критериями применения к ним особой упрощенной процессуальной формы признавались: несложность дела при значительных по сумме интересах тяжущихся; незначительные по сумме интересы, связанные с рассматриваемым делом, с возможностью возникновения по делу сложных вопросов; срочность вынесения судебного решения (например, принятие мер по обеспечению

иска).

Упрощенные производства в рассматриваемых странах имели особые последствия для сторон. В США была установлена специальная санкция за предоставление в суд недобросовестным истцом или ответчиком письменных заявлений с просьбой рассмотрения дела в упрощенном порядке, выражавшаяся в возмещении другой стороне понесенных ею расходов, в связи, например, с затягиванием процесса, путем подачи заявления рассмотрения дела в упрощенном производстве. Кроме того, эта сторона могла быть признана виновной в «неуважении к суду» с наступлением соответствующих последствий.

Во Франции сторонам предоставлялась возможность в упрощенном производстве разрешать предварительные требования, что позволяло

заявителю на этапе сбора доказательств, до предъявления в суд основного требования, защитить и обеспечить его исполнение.

Ускоренное расследование в Италии в XVIII столетии было выделено в отдельное, самостоятельное производство, представляющее собой убеждение суда сторонами в правдоподобии последнего владельческого действия со своей стороны. Победивший в состязании получал защиту во владении, пока другая сторона в порядке ordinarium не докажет законность и правомерность своего владения.

Рассмотренный выше вариант упрощения отличен от применяемого сегодня к приказному производству, но близок к упрощенному производству, закрепленному в арбитражном процессе. Упрощение в нем достигалось через упрощение отдельных стадий, но с сохранением структурированной гражданской процессуальной формы.

Рассмотрение их в данном исследовании позволит узнать сущность упрощенных производств, существующих в настоящее время в современном цивилистическом процессе, причинах их возникновения. Адаптация определенных заимствований из них поможет восполнить некие пробелы, разъяснить неясности в существующих упрощенных видах судопроизводства.

Очень близкие по своему содержанию к российскому приказному производству, упрощенные формы производств были сформированы и использованы в социалистических странах.

В ГПК ЧССР 1963 года аналогом судебного приказа можно рассматривать платежный и вексельный приказы.

Платежный приказ – это судебный акт, вынесенный без вызова в судебное заседание сторон при наличии определенных условий, в числе которых М.А. Черемин выделил: ограничение по цене требования (до 5 тыс. крон); соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с подтверждением этого письменным документом; возможность выдачи платежного приказа по всем категориям дела, за исключением трудовых и

семейных, которые подлежали рассмотрению судом в коллегиальном составе; невозможность вынесения приказа при неизвестном месте жительства ответчика либо нахождении его за границей. Вексельный приказ с требованием оплатить его выносился при обращении заявителя в суд с подлинником векселя (чека).

Оба из рассматриваемых судебных актов приобретали законную силу судебного решения по истечении срока, установленного процессуальным законодательством (для платежного приказа – 15 дней; вексельного – 3 дня) и отсутствии возражений относительного их исполнения. При подаче ответчиком возражений судья отменял приказ и назначал разбирательство в исковом порядке. 84

В Венгрии в ГПК ВНР 1952 года (в редакции 1972 года) судебный

приказ был санкцией за неявку в судебное заседание ответчика. При неявке ответчика в первое судебное заседание и непредставление им письменных документов в свою защиту суд по просьбе истца судебным приказом обязывал ответчика выполнить требования истца в соответствии с исковым заявлением. В отношении судебного приказа должник имел право подать в течение 15 дней со дня его вручения возражение, как в устной, так и письменной форме. При их наличии суд назначал новое разбирательство, при отсутствии - приказ приобретал силу судебного решения85.

Указанная санкция, в свою очередь, дисциплинировала ответчиков,

учила своевременно реагировать на действия судебных органов, выступать в защиту своих интересов. В этой связи, следует согласиться с венгерским ученым Я. Немет, отметившим, что судебный приказ был профилактическим средством, способствующим повышению активности и дисциплинированности ответчиков. Именно этим достигалась его эффективность.86

84 Черемин М.А. Указ. соч. С. 29.

85 Гражданский процесс в социалистических странах – членах СЭВ: в 3 т. Т. 1. М., 1977. С. 266.

86 Рябкин В.И. Рассмотрение гражданских дел индийскими судами первой инстанции // Государство и право.

1993. № 5. С. 97.

В польском гражданском процессе ГПК ПНР, введенный в действие с

01 января 1965 года, устанавливал приказное и напоминательное производства, применяемые в случае взыскания денег и заемных вещей. Приказное производство относилось к компетенции нотариального бюро, и, если на определенной территории оно отсутствовало, дело подлежало рассмотрению судом в том же порядке, что и в органах нотариата.

Государственное нотариальное бюро на основании иска и приобщенных к нему документов без вызова ответчика выдавало приказ об уплате. Если он не обжаловался, то вступал в законную силу и приобретал силу судебного решения.

Обязательным условием применения рассматриваемой формы было удостоверение государственными органами подписей в документах, обосновывающих требования кредитора.87 Указанное положение, думается, было направлено на защиту прав должника ввиду несудебного порядка разрешения спора о взыскании, отсутствии состязательности процесса и ограничительного денежного ценза.

С помощью напоминательного производства в судебном порядке рассматривались только требования о взыскании денежных долгов, не превышающих 2 тыс. злотых. В качестве доказательств истец использовал любые средства. Процесс был письменным, без вызова должника.

Вышеизложенное позволяет утверждать, что во всех рассматриваемых социалистических странах действовал упрощенный порядок рассмотрения дел, но не везде он был одинаков. В основном этот процесс был письменным, участники судопроизводства не вызывались, а при возражении должника заявленные истцом требования могли рассмотреть в общеисковом порядке. Но имелись и иные варианты, где общеисковое производство, наоборот, переходило в приказное путем установления санкции за неявку ответчика, напоминающее ныне действующее в российском законодательстве заочное производство. Все эти действия направлены на упрощение процесса, но не

87 Гражданский процесс в социалистических странах – членах СЭВ: в 3 т. Т. 2 . М., 1978. С. 338-341.

всегда на его ускорение. Общим обязательным условием рассмотрения таких дел признавалась бесспорность рассматриваемого требования, а в некоторых случаях - их малозначительность.

Таким образом, экскурс в историю гражданского процесса позволил увидеть, что с древних времен юристы-правоведы, законодатели и правоприменители стремились различными способами ускорить и упростить процесс. Многолетний опыт свидетельствует, что не всегда и не для всех типов отношений можно использовать одинаковые способы защиты прав и законных интересов сторон. Не всегда при этом использовались состязательные процедуры в их классическом понимании. Каждое государство этот вопрос решало по-разному, но все они стремились создать особые процедуры, направленные на скорое, без затягивания, разрешение простых (бесспорных) дел, уменьшающие, к тому же, нагрузку на суд. Представленное упрощение не только облегчало гражданскую процессуальную форму, но и в некоторых странах выходило за ее пределы, находясь вне компетенции судебных органов.

Появление в российском гражданском процессе упрощенных форм разрешения гражданских дел обусловлено также поиском оптимальной формы разрешения частноправных споров, способствующей всестороннему рассмотрению дела и вынесению законного и обоснованного решения.

По дошедшим до нашего времени источникам (Псковские и Новгородские Судные грамоты, Судебники 1497 и 1550 г. г.), первым упоминанием об упрощении судебного производства была бессудная грамота, представлявшая судебной решение, вынесенное без судебного разбирательства, из-за неявки ответчика. И хотя по своей юридической силе оно не отличалось от обыкновенного решения, однако всегда предопределяло проигрыш ответчика в деле.88 Преимущество заключалось в том, что к институту бессудной грамоты не применялись процессуальные правила, обязательные при рассмотрении и разрешении спора в обычном

88 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону, 1995. С. 605-606.

порядке. Размер госпошлины, взимаемый за выдачу бессудной грамоты, был меньше, чем за выдачу правой.89

Порядок вынесения такого судебного акта, установленный ст. 27

Судебника 1497 года, позволяет считать бессудную грамоту «для ответчика санкцией за неявку». Наказание в этом случае было довольно жестким. Так, В.Н. Татищев указывал, что бессудная грамота наделяла истца полномочиями поймать ответчика и представить для применения справедливого наказания суду либо самостоятельно бить его, но не до смерти, и грабить, но не разорять дом.90 Вместе с тем имеющиеся источники не отражают, была ли у истца альтернатива рассмотрения дела в общем производстве (с вынесением правой грамоты) либо - в упрощенном (с вынесением бессудной грамоты). Думается, ее отсутствие способствовало ущемлению прав истца, заинтересованного не только в скором разрешении спорного правоотношения, но и в качественном.

Условия выдачи бессудной грамоты были законодательно закреплены только в Соборном Уложении 1649 года. При этом о бесспорности рассматриваемого правоотношения нигде не упоминается, что предполагает возможность выдачи бессудной грамоты на любое требование.

Наличие таких черт данного института, как отсутствие стадии судебного разбирательства, уменьшение размера госпошлины и применение особых правил способствует рассмотрению бессудной грамоты как вида упрощенного производства, в том числе подобия судебного приказа. Однако упрощение было возможно только при неявке ответчика в судебное заседание, что свидетельствует о возбуждении судебного производства в обычном порядке с вызовом обеих сторон и напоминает заочное производство, которое автор не относит к упрощенному.

Введение бессудной грамоты в гражданское процессуальное законодательство - первый, возможно, не совсем удачный шаг российского

89 Черемин М.А. Указ. соч. С. 34.

90 Татищев В.Н. Российское законодательство 10-20 в.в. Т.2. М., 1985. С. 136.

законодателя к созданию упрощенных и сокращенных производств. Он нуждался в дальнейшем развитии, так как, по справедливому замечанию К. Малышева, обыкновенный порядок судопроизводства не соответствовал целям правосудия. Его низкое качество способствовало появлению изъятий и льгот из общих установленных правил ведения судопроизводства.91

В течение почти двух столетий российские процессуалисты, используя

опыт зарубежных стран (в основном Германии и Италии), медленно разрабатывали и вводили различные методы ведения гражданского процесса, позволявшие сократить его сроки и тем самым улучшить качество правосудия в России.

Так, В.В. Захаров отмечал, что в дореформенной России применялось свыше 60 видов производств, что обусловлено невозможностью применения единого порядка для разрешения разных по содержанию споров, а также сословной структурой общества, традициями и др.92

При проведении в XIX веке судебной реформы и разработке Устава

гражданского судопроизводства (далее Устав, УГС)93 производство бесспорных дел было отделено от производства спорных дел; введены обычное и сокращенное производства. Последнее рассматривалось в виде исключений94.

К сокращенному порядку применялись те же правила, что и к общему, но с некоторыми особенностями: отсутствовал обмен состязательными бумагами (ст. 362 Устава); с учетом дальности проживания использовался особый порядок извещения ответчика (не раньше, чем за месяц и не позже, чем за неделю до судебного заседания (ст. ст. 350, 351 Устава); применялся срочный порядок предоставления документов, подтверждающих права сторон (истец - при исковом прошении, ответчик – не позже первого

91 Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. Т.3. СПб., 1879. С. 174.

92 Захаров В.В. Реформирование отечественного гражданского судопроизводства в конце XIX в. // История государства и права. 2012. N 15. С. 18 - 22.

93 Устав гражданского судопроизводства, 1864 г. (дополненный законоположением 1866 г.) // Классика российского права СПС Консультант Плюс. URL: http://civil.consultant.ru/reprint/books/115/2.html (дата

обращения: февраль 2013 г.).

94 Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. Т.3. СПб., 1879. С. 180.

заседания по делу (ст. 353 Устава); перенос заседания допускался в исключительных случаях: по взаимному соглашению сторон, если ответчик не имел возможности, в силу краткости срока рассмотрения дела достать необходимые ему документы; если истцу необходимо получить новые документы для опровержения представленных ответчиком доказательств (ст.

357 Устава); апелляционная жалоба подавалась в течение месяца.

Тяжущиеся могли самостоятельно выбирать, в какой форме будет рассмотрение их дела, и ходатайствовать о производстве в сокращенном порядке при условии, что суд не «встретит особых к тому препятствий» (ст.

348 Устава). Однако выделялась категория дел (бесспорного характера),

которые обязательно разрешались в сокращенном производстве:

1. дела по искам о взятых в долг товарах и припасах, о найме домов, квартир и всякого рода помещений, о найме слуг, по производству работ мастеровыми, ремесленниками и т.п.;

2. по искам об отдаче и приеме на сохранение денег или иного имущества;

3. по просьбам об исполнении договоров и обязательств;

4. по спорам и просьбам, возникающим при исполнении решений;

5. по искам о вознаграждении потерпевших от несчастных случаев рабочих и служащих на фабриках и заводах и членов их семей;

6. по искам о вознаграждении за ущерб, убытки и самоуправное завладение, когда с ними не сопряжены споры о праве собственности на недвижимое имущество;

7. споры и жалобы по исполнению решений;

8. по спорам о привилегиях.

Особенность сокращенного производства состояла в быстром переходе от одного действия к другому при четком соблюдении всех стадий, характерных для обычного процесса. Вводя сокращенный порядок рассмотрения дел, законодатель тем самым стремился быстрее их разрешать.

Заметим, что сокращенное производства представляло собой отдельный вид производства, причем ни в доктрине, ни на практике не было единого мнения о целесообразности такого выделения.95 В тот момент процессуалистов интересовал вопрос не о форме процесса, а о поиске пути его ускорения вне зависимости от последствий.

Отдельного внимания заслуживает вид сокращенного производства - так называемый «сокращенный процесс по документам» или «документарное производство», которое применялось исключительно по просьбам об исполнении договоров и обязательств, совершенных или засвидетельствованных установленным порядком. Ст. 352 Устава предусматривала вызов ответчика для разрешения дела в кротчайший срок (на следующий день после получениям им повестки о вызове). Помимо этого в документарном производстве предусматривалась возможность заявления требования об обеспечении иска, предварительного и немедленного исполнение решения (ст. 364 Устава).

Многие авторы представляют сокращенное производство как прообраз приказного производства.96 И хотя данный вид судебного производства имеет схожие черты с приказным производством, говорить об их единой сущности не представляется возможным. Сокращение предполагает уменьшение числа совершения тех или иных процессуальных действий, сроков их проведения, но с соблюдением всех стадий ординарного процесса, т. е. наличие классической процессуальной формы. Поэтому сокращенное производство нельзя рассматривать как прообраз приказного производства в российском гражданском процессе.

Вместе с тем бесспорные обязательства и акты, равные по юридической силе судебным решениям, должны были быстро приводиться в исполнение. Однако на практике эти требования не выполнялись. Можно было добиться вынесения решения по бесспорным делам в суде, но их

95 См. обзоры различных мнений: Оскольский А. Состязательный процесс в Уставе гражданского судопроизводства от 20 ноября 1864 года // Журнал гражданского и уголовного права. 1880. N 3. С. 41 – 50.

96 Черемин М.А. Указ соч. С. 38-39 ; Папулова З.А. Указ. соч. С. 55.

исполнение, не будучи отлаженным, оставалось волокитным.97 По этой причине данный порядок рассмотрения гражданских дел не способствовал ускорению и упрощению гражданского процесса. Напротив, в ряде случаев он порождал определенные затруднения и сложности, затягивал время.

С первых дней проведения судебной реформы имели место недовольства в отношении применения форм и обрядов, предназначенных для разрешения споров о праве к делам бесспорным, якобы способствующих проволочкам и иным неудобствам судебных процессов.98 Профессор П.П. Цитович считал сокращенный порядок «мертворожденным», так как на практике он был испорчен, все черты сокращенного порядка не выдерживались, следовательно, сокращение (ускорение) процесса отсутствовало.99 Следовательно, назрела необходимость введения такого порядка рассмотрения бесспорных дел, который сразу способствовал бы их исполнению.

Изыскание его носило эволюционный характер, и было направлено на принятие и применение особых правил рассмотрения отдельных категорий дел вне судебного производства по «Правилам производства для земских начальников и городских судей», а затем в гражданском судопроизводстве в виде «упрощенного производства», «понудительного исполнения по актам» и «судебного приказа».

«Правила производства для земских начальников и городских судей»100, принятые 29 декабря 1889 года (далее – Правила), предоставляли земским начальникам и городским судьям право исполнять акты без предварительного судебного рассмотрения с учетом их подведомственности. Данный вид производства получил название понудительное исполнение по

97 Энгельман И.Е. Указ. соч. С. 430.

98 Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. Т.3. СПб., 1879. С. 188-189.

99 Цитович П.П. Гражданский процесс: конспект лекций, читаемых в университете Св. Владимира (осенний семестр 1887 г.). Киев, 1887. С. 93 – 94.

100 См.: Змирлов К.П. Устав гражданского судопроизводства. СПб., 1914. С. 7.

актам. Поскольку многие авторы признали данный вид аналогом приказного производства101, рассмотрим его более подробно.

Понудительному исполнению подлежали письменные акты (крепостные, нотариальные, засвидетельствованные в установленном порядке) о взыскании денежных сумм или возврате вещей, оформленные надлежащим образом.

Статья 141 Правил устанавливала следующие основания для понудительного исполнения:

1. необходимость письменной формы обязательства или договора;

2. совершение или засвидетельствование документа, подлежащего понудительному исполнению, при участии общественной власти;

3. требования, подлежащие понудительному исполнению: обязательство уплатить известную сумму денег; возвратить какое-либо движимое имущество или договор о найме недвижимого имущества;

4. в акте о платеже денег или возврате движимого имущества не должно было быть таких условий, от выполнения которых зависит исполнение обязательства, и наступление которых должно было быть доказано предварительно истцом.

Перечисленные условия можно считать критериями определения

«бесспорности» требования, так как понудительное исполнение по актам разрабатывалось именно для этой категории дел. Наличие всех критериев (первых трех – положительных, а последнего – отрицательного) допускало понудительное исполнение в пределах подсудности, установленной для земских начальников и городских судей в соответствии со ст. ст. 20 и 21

Правил102.

101 Черемин М.А. Указ. соч.; См.: Громов С.А. Публичный интерес денежных обязательств как источник доказательств бесспорности требования без целей ускоренного взыскания задолженности по исполнительной надписи нотариуса и в рамках упрощенного судопроизводства // Проблемы регистрации прав, фиксации и удостоверения юридических фактов гражданского права: сборник статей / А.Д. Батуева, Ю.В. Виниченко, С.А. Громов и др. /отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2013.

102 Вербловский Г. Судопроизводство гражданское и уголовное в судебно-административных учреждениях.

СПб., 1898. С. 167.

Дополнительным условием возможности разрешения дел в порядке понудительного исполнения выступал ценовой ценз: в отношении платежа денег, возврата вещей или иного движимого имущества установлено ценовое ограничение - не свыше 300 рублей; в отношении актов о найме недвижимого имущества - годовой размер наемной платы не должен был превышать подсудности земских начальников и городских судей. Для сельских оброчных и арендных статей ограничение составляло 500 рублей, для прочих домов и строений – 300 рублей. Данное обстоятельство позволяет признать дела, рассматриваемые в порядке понудительного исполнения по актам, малозначительными.

Понудительное исполнение по актам осуществлялось в соответствии с нормативными Правилами, в которых были последовательно закреплены совершаемые должностным лицом и сторонами действия, направленные на определенную цель.

Так, для предъявления взыскания в порядке понудительного исполнения заявитель должен был представить подлинник акта, подлежащего исполнению, определить сумму взыскания, а также сумму процентов и неустойки. К прошению следовало приложить документы, на которых основывалось требование, а также документ, подтверждающий уплату пошлин и сборов. Несоблюдение этих формальных требований закона влекло последствия, предусмотренные в аналогичных случаях при общем исковом порядке: оставление без движения, возвращение или выдача свидетельства в непринятии словесной просьбы.

Кроме того, для проводимого исследования важно, что дела о понудительном исполнении по актам рассматривались без вызова ответчика, без судебного заседания.

При рассмотрении данной категории дел в случае признания земским начальником или городским судьей просьбы, подлежащей удовлетворению, на самом акте в форме приказа налагалась резолюция об исполнении, что способствовало значительному сокращению времени, затрачиваемому на

вынесение судебного решения. Если на акте не было достаточно для этого места, резолюция ставилась на пришитом к акту листе бумаги, но так, чтобы начало резолюции приходилось на сам акт.

Этот акт одновременно был и исполнительным листом. Его копия с повесткой об исполнении направлялись ответчику. Подлинник с резолюцией возвращался взыскателю, который обращал его к исполнению по правилам, установленным для исполнения решений земских начальников и городских судей. В случае полного исполнения требований должником акт вручался должнику, при неполном – должник получал расписку об уплате; по договору найма имущества акт возвращался взыскателю. Отметка об исполнении ставилась на самом акте. Взысканная с должника сумма или отобранные вещи немедленно передавались взыскателю. Выдача их приостанавливалась только в случае, когда от земского начальника или городского судьи следовало определение о приостановлении взыскания или об обеспечении иска.

Форма наложения понудительной надписи полностью отражала действия по ее исполнению, т. е. все совершаемые действия в одном акте – от начала становления правоотношения через земского начальника или городского судью, подтвердившего возможность принудительного взыскания с должника до окончания этого действия. Данный порядок, думается, не допускал совершать недобросовестные действия, как заявителю, так и должнику. На практике это было очень удобно.

Правила предусматривали также обязанность должника вознаградить взыскателя за понесенные им судебные издержки соразмерно сумме, присужденной с него в пользу взыскателя, т.е. в понудительном исполнении по актам одновременно рассматривалось требование о взыскании с должника судебных издержек, что также отражалось в вышеназванном акте.

Приведенный порядок совершения понудительной надписи на акте и ее исполнение – это процедура, содержащая признаки отдельного производства, но за пределами гражданской процессуальной формы. В таком виде нельзя

считать представление понудительного исполнения по актам разновидностью упрощенного судопроизводства, так как оно закреплено не в процессуальном законодательстве, а в виде Правил.

Заметим, что не всегда просьба о понудительном исполнении подлежала удовлетворению. В соответствии со ст. 150 Правил выносилось письменное удостоверение с указанием причин отказа, сам документ с судебной пошлиной и сбором с бумаг возвращался заявителю. Вторичное обращение заявителя с подобным заявлением не разрешалось.

Не допускалось обжалование отказа в понудительном исполнении. Взыскатель мог только предъявить иск к должнику в общем или сокращенном порядке.

Заметим, что в Правилах отсутствовал перечень причин отказа в просьбе о понудительном исполнении. В современном гражданском процессе в приказном производстве такой перечень имеется (ст. 125 ГПК РФ), однако сам вопрос также остается дискуссионным: правоприменители (мировые судьи) и теоретики права «отказ» понимают по-разному.

Еще в XIX веке Д.А. Носенко предложил следующим образом рассматривать отказ в просьбе по понудительному исполнению: если суд отказывает в просьбе в понудительном исполнении по основаниям, предусмотренным для отказа в принятии иска, должен следовать «отказ»; но если «отказа» обусловлен несоблюдением правил подсудности, по месту или цене требования, а также по основаниям, регламентирующим оставление просьбы без движения или ее возвращение, - должен следовать не отказ, а лишь непринятие к производству или прекращение начатого производства, с возвращением акта взыскателю.103

Названную позицию можно адаптировать с некоторыми уточнениями

к приказному производству современного процесса. Заметим, что акты, в которых содержались обязательства, погашенные исковой давностью, не

103 Носенко Д.А. Производство городских судей (и земских начальников) по гражданским делам. М., 1892.

С. 151-152.

могли подлежать понудительному исполнению (ст. 143 Правил), что можно рассматривать как одно из оснований к отказу в понудительном исполнении по акту. Данное правило отсутствует в ГПК РФ, срок исковой давности обсуждается только при поступлении возражений должника, при условии указания им на него. К тому же согласно ст. 199 ГК РФ исковую давность суд применяет только по заявлению стороны в споре, причем до вынесения им решения. Итак, до вынесения судебного приказа должник не может заявить о пропуске этого срока, только после, что влечет отмену судебного приказа. В таком случае суд напрасно затрачивает время на вынесение судебного приказа, по которому заранее предопределена возможность отмены.

В особом внимании нуждается норма Правил, содержащая понятия

«обратный иск» и «частная жалоба по просьбам о понудительном исполнении».

Обратный иск представлял собой право должника в шестимесячный срок с момента получения им повестки об исполнении предъявить в общем порядке иск об уничтожении резолюции о понудительном исполнении, об отказе взыскателю в понудительном исполнении или о возврате уплаченной им суммы вместе с издержками. В этом случае он освобождался от уплаты судебной пошлины, а взыскатель, уже получивший удовлетворение, был вправе просить о приостановлении принудительного исполнения или об обеспечении иска.

А что выгодно отличало данный порядок взыскания от современных аналогов? Дело в том, что понудительное исполнение в связи с возражением ответчика автоматически не приостанавливалось, а допускалось только на основании определения, принимаемого по его просьбе. В результате имело место только приостановление передачи имущества (денег) взыскателю, но не изъятие их у ответчика. Поэтому у недобросовестных ответчиков, стремящихся затянуть процесс путем предоставления недостоверных возражений, интерес в этом случае отсутствовал.

Статьи 155 и 156 Правил предусматривали подачу частных жалоб на распоряжения судей и земских начальников по понудительному исполнению.

Так, ответчик мог подать такую жалобу в течение семи дней с момента вручения ему копии обращенного к понудительному исполнению акта. Правила устанавливали основания для подачи такой жалобы на: назначение понудительного исполнения по требованию лица, не имеющего на то права; нарушение подсудности; неправильное исчисление взыскания; обращение на него взыскания до наступления срока обязательства; обращения взыскания на него вместо другого лица.

Взыскатель частную жалобу подавал в течение семи дней со дня объявления ему резолюции обращения акта к понудительному исполнению при наличии обстоятельств, по которым его требования оставлены без удовлетворения в резолюции о понудительном исполнении.

Исследуя производство по понудительным актам, заметим, что хотя в западноевропейских государствах и существовал подобный порядок разрешения дел, однако их рассматривали и приводили решение в исполнение органы полиции. Однако российский законодатель не мог принять подобный путь развития, потому что он «означал бы шаг назад – к дореформенному времени»104. В этой связи все спорные правоотношения

следовало рассматривать исключительно в судебном порядке105.

Это обстоятельство - единственный минус понудительного исполнения по актам, в котором, безусловно, присутствовали следственные начала судебного процесса. Оно представляло собой административно-судебный способ разрешения бесспорных дел, что в тот период уже не приветствовалось, потому что судебный процесс ХIХ – начала ХХ века стремился к состязательному характеру. И хотя, такой вид производства был необходим, внедрить его в гражданское судопроизводство не представлялось возможным из-за имеющихся отклонений от ординарной формы процесса.

104 Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. Т.3. СПб., 1879. С. 189.

105 Нефедьев Е.А. Гражданский процесс. М., 1900. С. 289.

Поэтому законодатель решил ввести новый способ разрешения бесспорных дел в судебном порядке - с элементами властно-публичных отношений, что обусловило отсутствие понудительного исполнения по актам в Уставе гражданского судопроизводства и введение его в виде Правил.

Однако состоявшееся реформирование гражданского процессуального законодательства не способствовало в полной мере реализации одной из основных целей правосудия: скорейшее всесторонне рассмотрение дела в состязательном процессе и принятие обоснованного и законного решения, подлежащего скорейшему исполнению. Этот факт спровоцировал обсуждение Министерством юстиции практики распространения понудительного порядка взыскания на дела о взысканиях по актам, находившимся в общих судах и у мировых судей. В этой связи было решено упростить существующий сокращенный порядок производства.

Так, 3 июля 1891 г. в Устав гражданского судопроизводства (УГС) была введена новая глава «Об упрощенном порядке судопроизводства», дублирующая понудительное исполнение по актам, но с вызовом сторон в судебное заседание.

Дореволюционные процессуалисты отмечали, что цель упрощенного производства сводилась к облегчению труда судей, сокращению времени производства дел на основании только письменных доказательств и к уменьшению для ответчика возможности затягивать дела.106

Вышеназванный порядок производства предусматривал его

значительное упрощение по сравнению с сокращенным производством, однако его введение, лишь на половину реализовало поставленные цели, поскольку подлежащие рассмотрению таким способом дела все-таки следовало разбирать в судебном заседании, что отнимало у взыскателя время и могло затянуться по различным причинам.

106 Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 290; Энгельман И.Е. Указ. соч. С. 433.

Упрощенное судопроизводство, будучи единоличным, применялось только к бесспорным заемным обязательствам, сопровождающимся письменными документами (ст. 365-1 УГС).

Статья 365-2 УГС определяла обстоятельства, при наличии которых упрощенное производство не могло применяться: нахождение ответчика за границей или неизвестность его места жительства; предъявление иска к нескольким ответчикам, живущим в округах разных судов; истечение пяти лет со дня просрочки платежа по обязательству, а для исков о сдаче состоявшего в найме имущества - одного год со дня истечения срока найма; иск предъявлен к наследникам лица, от имени которого обязательство значилось выданным.

Иск предъявлялся в письменной форме в соответствии с обыкновенным процессом, однако закон оговаривал необходимость указывать в нем просьбу истца рассмотреть дело в упрощенном порядке и прилагать в качестве доказательств подлинники документов.

Ответчик вызывался в суд в сжатые сроки с таким расчетом времени, чтобы между вручением повестки и датой разбирательства прошло не менее суток, сверх повёрстного срока107. Повестка должна была содержать информацию о рассмотрении дела в упрощенном порядке, иначе ответчик имел право требовать отложение судебного разбирательства.

В определенный для рассмотрения дела день, он, в устной либо в письменной форме, должен был представить все имеющиеся отводы, возражения, а также документы, подтверждающие его объяснения.

Перенос слушания дела в упрощенном порядке мог иметь место только в двух случаях: по взаимному согласию сторон либо по заявлению истца, желающего представить дополнительные документы для опровержения доводов ответчика.

107 Энгельман И.Е. Указ. соч. С. 434.

Основная особенность упрощенного порядка производства состояла в рассмотрении дела в одном заседании. Неявка сторон не препятствовала вынесению решению, и оно не было заочным. Решение считалось объявленным со дня провозглашения резолютивной части. В этот же день следовало выписать исполнительный лист и направить его истцу (в случае удовлетворения его требований). Такое решение не подлежало обжалованию ни в апелляционном, ни в кассационном порядке.

Последствия вынесения решения в упрощенном порядке представляются отрицательными. Так, в течение месяца со дня его объявления, обе стороны могли просить суд об обращении дела к производству в общем порядке. Ответчик, не присутствовавший в заседании, мог в течение года просить о возобновлении дела, рассмотрении его в общем порядке, а также требовать возврата взысканных денег. Данные обстоятельства способствовали не ускорению процесса, а, наоборот, его затягиванию.

Так, законодатель того времени в очередной раз попытался внедрить в русский гражданский процесс способ быстрого разрешения бесспорных дел с соблюдением принципа состязательности, но на практике эту попытку не удалось реализовать в той мере, в какой она была запланирована. Упрощенное производство имело очень мало преимуществ по сравнению с общим порядком производства, в связи с чем, истцам было целесообразнее предъявлять иски обыкновенным способом. Главнейшие причины неуспеха этого порядка заключалась в том, как считал И.Е. Энгельман, что для производства этих дел не были созданы какие-то специальные судебные органы, что оно было возложено на немногочисленный состав суда, уже без того заваленный работой. Отсюда - медлительность. Большинство дел после напрасного производства в упрощенном порядке рассматривалось в общем, что не противоречило закону. При заявлении ответчиком спора о безденежности или фиктивности обязательства либо ссылке на свидетелей суд был обязан передать дело на рассмотрение коллегии, в противном случае

ответчик в течение месяца с момента вынесения решения мог потребовать перехода дела к общему порядку, заплатив при этом половину судебных пошлин.

Суду приходилось приостановить исполнение решения, и дело снова проходило через две инстанции108.

Из этого следует, что как понудительное исполнение по актам,

отнесенное к подсудности земских начальников и городских судей, так и упрощенное производство, имеющие много сходств и отличий друг от друга, нуждались в дальнейшей разработке и усовершенствовании. На практике, по мнению Е.В. Васьковского, оказалось более целесообразным и удобным понудительное исполнение109.

В. Исаченко подобную точку зрения обосновывал тем, что

понудительным исполнением уничтожались всякие формальности и проволочки: акт представлялся участковому судье, который, не вызывал ответчика, не выслушивал его объяснений, ставил на самом акте надпись об исполнении и возвращал просителю, а тот представлял его приставу для исполнения. Ответчик, не желающий исполнять обязательства, мог предъявить иск взыскателю для опровержения его требований110.

Несмотря на проявление в понудительном исполнении возврата к

следственной модели процесса, оно больше соответствовало целям, составляющим основу реформирования гражданского процесса. Уже в XIX веке был поставлен вопрос об оптимизации процесса, потому что судебная система, применяя классические методы разрешения гражданско-правовых споров, не могла справиться с их обилием. Широкое использование понудительного исполнения по актам со всеми его недочетами, думается, было одним из способов разгрузки судов. Данный институт включал в себя одновременно сразу два вида производства – неформальное исковое и исполнительное, что на практике было очень удобно.

108 Энгельман И.Е. Указ. соч. С. 436.

109 Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М. 1914. С. 424.

110 Исаченко В.Л. Русское гражданское судопроизводство. Том 1. Судопроизводство исковое. Минск, 1901.

С. 200 – 201 // Электронный ресурс РГБ. URL: http://sigla.rsl.ru/table (дата обращения: декабрь 2013 г.).

Таким образом, понудительное исполнение по актам в силу более удобного его использования и быстроты достижения результата вытеснило упрощенное производство.

Поэтому в 1912 году законом «О реформе местной юстиции» упрощенное производство было отменено, а в УГС введены правила понудительного исполнения, относившиеся уже к компетенции общих и мировых судебных учреждений вне зависимости от размера взыскиваемой истцом суммы. Глава 15 УГС «О понудительном исполнении по актам» была разработана на основе норм, закрепленных в Правилах производства для земских начальников и городских судей 1889 года, однако имела некоторые изменения и особенности.

В УГС понудительное исполнение по актам определялось как постановление судьи, вынесенное без вызова и выслушивания объяснения ответчика о немедленном исполнении принятого им на себя по акту обязательства, срок исполнения по которому наступил.

Перечень требований, подлежащих производству в порядке понудительного исполнения в УГС, по сравнению с Правилами, был довольно объемен и не подлежал более широкому толкованию. В соответствии со ст. 161-1 УГС он содержал в себе: требования об уплате денежных сумм или возвращении движимого имущества, основанные на публичных актах, если право требования истца не ограничено в самом акте наступлением такого условия, которое должно быть предварительно установлено истцом; основанные на публичных актах требования об удалении нанимателя и сдачи наемного имущества вследствие истечения срока найма имущества и об уплате наемных денег; взыскания по опротестованным векселям; требования по мировым соглашениям, совершенным и засвидетельствованным на основании специальных правил о вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих, служащих и членов их семей в предприятиях, особо нормируемых законами

(фабрично-городской, горнозаводской промышленности и др.); некоторые требования, основанные на мировых сделках.111

Остальные положения были продублированы из предшествующих источников, содержащих нормы по рассмотрению бесспорных требований.

Порядок обращения в суд с просьбой о понудительном исполнении отличался от своих предшественников. Взыскателю следовало изложить свою просьбу в письменной форме, где точно определить взыскиваемую сумму; приложить подлинный акт, на основании которого заявлено требование; уплатить пошлину и сбор с бумаг.

Наличие его общих черт с приказным производством подтверждается имеющимися и в УГС, и в ГПК РФ следующими особенностями: просьбы по понудительным актам и судебным приказам подлежали(ат) обложению государственной пошлиной в размере 50% от установленного УГС (НК РФ) размера пошлины при подаче искового заявления. В соответствии со ст. 161 –

8 УГС и частью 2 ст. 126 ГПК РФ ответчик в судебное заседание не вызывался(ется). Просьбу о понудительном исполнении рассматривал один член суда, назначенный общим собранием (УГС), и судебный приказ выносится судьей единолично (ч. 1 ст. 121 ГПК РФ).

Для российского гражданского процесса представление должнику права просить о приостановлении понудительного исполнения или, если исполнение уже совершилось, об обеспечении иска, было нововведением. К.К. Черносвитов отмечал, что такое расширение прав должника выступало как обстоятельство, смягчающее его положение, чем способствовало проявлению в институте понудительного исполнения по актам принципа равенства сторон.112

Исполнение решения можно было приостановить по определению того

суда, в который ответчик подавал обратный иск, или по распоряжению мирового судьи, в участке которого производилось исполнение по акту, если

111 Васьковский Е.В. Указ. соч. С. 459.

112 Черносвитов К.К. Нововведения в гражданский процесс по законопроекту о местном суде // Труды юридического общества при Императорском С.-Петербургском Университете. СПб., 1911. С. 47.

тот находил просьбу о приостановлении заслуживающей удовлетворения (ст.

161-16). В семидневный срок просьба подавалась мировому судье, которую он должен был разрешить не позднее, чем в течение трех дней, лично или через судебного пристава, производящего исполнение по акту (ст. ст. 161-16,

161-17). При ее рассмотрении судья мог принять одно из двух решений: приостановить все исполнительные действия или отказать в просьбе, в связи с чем, исполнение продолжалось (ст. 161-18). Распоряжение судьи о приостановлении исполнения не подлежало обжалованию, но утрачивало силу, если в течение месячного срока его не подтверждало постановление суда, которому был подведомствен иск ответчика об освобождении от взыскания (ст. ст. 161-19, 161-20).

При этом рассматриваемые нормы права защищали добросовестного ответчика, тем самым пытались выровнить положение обоих сторон в условиях состязательности, что, заметим, приветствовалось в дореволюционном процессе.

Черемин М.А. находит интересной норму ст. 161-23 УГС, согласно которой лицу, предъявившему иск по акту, по которому можно было произвести взыскание в порядке понудительного исполнения, по его требованию назначалось вознаграждение за ведение дела, равное сумме требований не признанных ответчиком в суде, но присужденных истцу113. Однако В.Л. Исаченко, рассуждая по этому поводу, пришел к выводу, что данная норма не обязывала производить взыскание по бесспорным делам обязательно в порядке понудительного исполнения. Каждый самостоятельно был вправе выбирать наиболее выгодную, с его точки зрения, форму защиты. При этом истец, выбирая путь искового производства, подвергался некой каре: он лишался права на получение вознаграждения за ведение дела при

предъявлении иска по бесспорному акту, по которому у ответчика не было оснований возражать и оспаривать. Но правило это применялось только в случаях, когда истец по собственному желанию обращался к исковому

113 Черемин М.А. Указ. соч. С. 52.

порядку; при вынужденном отказе от понудительного исполнения он имел право на вознаграждение от полной суммы иска.114

Таким образом, норма изначально строилась так, что истец, обратившийся в порядке понудительного исполнения, оказывался в выгодном положении - заявленное им требование удовлетворялось полностью. В исковом порядке ответчик мог признать требование истца частично, в результате чего взыскание производилось только в части. Разница в денежном выражении между этими суммами и была вознаграждением за обращение за защитой в порядке понудительного исполнения.

Вышеизложенное позволяет заключить, что законодатель при обращении граждан за судебной защитой стремился разными способами создать им наиболее благоприятные условия для широкого использования упрощенного порядка судопроизводства.

Заметим, что поскольку в рассматриваемых нами формах упрощенных производств дореволюционного периода не предполагалось апелляционное обжалование, следовательно, можно полагать, что данная резолюция вступала в силу немедленно. При этом не оговаривались сроки предъявления к исполнению актов с уже наложенной на них исполнительной надписью, что могло означать возможность немедленного предъявления их к исполнению. В настоящее время согласно ст. 130 ГПК РФ предъявление судебного приказа к исполнению зависит от подачи возражений должником, что порождает дискуссии специалистов относительно применения к судебному приказу понятия его законной силы и выбора правильного подхода к этому.

Таким образом, анализ представленных источников позволяет сделать вывод о том, что не все механизмы дореволюционного ускорения и облегчения гражданского процесса можно считать упрощением, но не упрощенными производствами, именуемыми таковыми в современном

114 Исаченко В.Л. Мировой суд: практический комментарий на первую книгу Устава гражданского судопроизводства. СПб., 1913. С. 712-713.

гражданском процессе. Несмотря на то, что сокращенное производство, понудительное исполнение по актам, находящееся в компетенции земских начальников и городских судей, упрощенное производство и понудительное исполнение по актам (в пределах УГС) имели одну цель - разгрузить суд и сократить сроки рассмотрения дел, способы ее достижения были разными. Понудительное исполнение по актам, регламентированное УГС, было единственным выражением упрощенной модели гражданской процессуальной формы.

Состязательные начала дореволюционного гражданского процесса нашли закрепление и проявление в дальнейших разработках упрощенных производств. Все это, как верно замечает С.Ю. Серебренников, совпадает с новациями, привнесенными в современный российский процесс судопроизводства115.

Действительно, в настоящее время процессуальные нормы все больше

стремятся к упрощению процесса, к ускоренному разрешению различных споров. В некоторых случаях это обстоятельство порождает отступление от общих исторически сложившихся атрибутивных норм, правил и принципов, что проявляется на качестве отправления правосудия. Активное стремление дореволюционных ученых-процессуалистов упростить гражданские процессуальные формы способствовало созданию большой теоретической базы, имеющей определенную ценность для современных исследователей.

Вместе с тем накопленные в сфере упрощения гражданского процесса знания составили основу главы 24 Гражданского Процессуального Кодекса РСФСР 1923 года116 (далее – ГПК РСФСР) «О выдаче судебных приказов по акту», содержащую 10 статей. Именно в первом ГПК РСФСР впервые появился термин «судебный приказ», действующий и в настоящее время.

115 Серебренников С. Ю. Развитие гражданского судопроизводства в Российской империи: автореф. дис…

канд. юрид. наук. М., 2010 // СПС КонсультантПлюс.

116 Гражданский Процессуальный Кодекс РСФСР от 10.07.1923 г. // Библиотека нормативно-правовых актов СССР. URL: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_1719.htm (дата обращения: 13.02.2013 г.).

Первоначально ст. 210 ГПК РСФСР содержала только пять оснований взыскания денег или требований о передаче или возврате имущества в порядке вынесения судебного приказа. Часть из них была заимствована из последней редакции Устава гражданского судопроизводства: требования об опротестованных векселях; актах, для которых установлен обязательный нотариальный порядок совершения или засвидетельствования, при условии его соблюдения; всякого рода мировых сделках, совершенных судебным порядком. Другие представляли нововведения, а точнее: соглашения о размере содержания детям и супругу, заключенные в порядке, предусмотренном Кодексом об Актах Гражданского Состояния; о расчетных книжках на заработную плату.

В 1925 году этот перечень был дополнен требованиями, основанными на: документах, устанавливающих просрочку должниками и их поручителями ссуд, полученных от кредитных, судно-сберегательных и сельскохозяйственных товариществ с кредитными функциями и от потребительских общин; документах, устанавливающих просрочку условных платежей по индивидуальному товарному кредиту, полученному должниками в потребительских обществах и в союзных потребительских обществах»117.

По конструктивному составу рассматриваемый перечень был уже

довольно близок к установленному ст. 122 ГПК РФ, широко используемому в настоящее время при вынесении судебного приказа.

Однако установленный ГПК РСФСР перечень не был исчерпывающим: судебный приказ выдавался в случаях, не предусмотренных ст. 210 ГПК РСФСР. ГПК РФ, действующий сегодня, не предусматривает такую норму.

Данный нормативный подход являлся положительным на тот период, так как при появлении новых бесспорных отношений в обществе они без серьезных законодательных изменений автоматически попадали под правила

117 Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О дополнении ст. 210 Гражданского Процессуального Кодекса РСФСР» от 16.11.1925 г. // СУ РСФСР. 1925. № 70. Ст. 560 // Библиотека нормативно-правовых актов СССР. URL: http://www.libussr.ru/ (дата обращения: 15.02.2013 г.).

приказного производства, минуя сложности внесения законодательных изменений и дополнений.

ГПК РСФСР также устанавливал случаи, исключающие выдачу судебного приказа, если: 1) требование обращено к государственному учреждению или государственному предприятию; 2) со дня наступления срока требования прошло более месяца; 3) для установления прав просителя на предъявление требования необходимо представление дополнительных доказательств; 4) ответственность должника не вытекает из самого текста представляемых документов; 5) исполнение обязательства, на котором основано требование, поставлено в самом документе в зависимость от условий, наступление которых должно быть предварительно доказано.

В1924 году в главу 24 ГПК РСФСР был внесен ряд изменений. Предположительно, все они были направлены на активное применение приказного порядка разрешения бесспорных дел в гражданском процессе РСФСР.

Отметим несколько особенностей приказного производства того времени. Вот одна из них, согласно которой заявление о выдаче судебного приказа могло быть выражено как в устной, так и письменной форме118, хотя ГПК РСФСР 1924 года не указывает на форму заявления. Следующая особенность касается размера судебной пошлины для рассматриваемой категории дел, составляющей ¼ долю пошлины, установленной для общего искового порядка с суммы, указанной в просьбе о выдаче судебного приказа.

Все это в очередной раз свидетельствует о доступности в то время данного вида производства, в том числе для безграмотных и малоимущих

лиц.

Поскольку диссертант в данном параграфе стремится проследить процесс формирования и развития приказного производства как упрощенного производства и выявить причины имеющихся сегодня пробелов

118 Черемин М.А. Указ. соч. С. 57.

в данном институте, немаловажен дискутируемый сегодня вопрос о

«непринятии заявления о вынесении судебного приказа».

Черемин М.А. отмечает, что непредставление необходимых копий и сборов (а также доверенности, если просьбу заявил представитель) влекло оставление заявления без движения, по общим правилам судопроизводства119. Такая практика была востребована и активно использовалась, хотя глава 24 ГПК РСФСР 1924 года данное положение не предусматривала. Несмотря на то, что это упрощенное производство, правоприменителям было удобно оставлять просьбы о выдаче судебного приказа без движения для исправления выявленных недочетов. Подобная практика существует в настоящее время, несмотря на отсутствие нормы, разрешающей оставлять без движения заявления о вынесении судебного приказа и представляющей возможность применять к приказному производству нормы искового производства (ст. 136 ГПК РФ).

При отказе в выдаче судебного приказа народный судья возвращал просителю все представленные документы (ст. 216 ГПК РСФСР 1924 г.). Причины отказа в выдаче судебного приказа и его последствия законодатель также четко не указывал, и потому сложилась лишь определенная практика.

Юристы того периода считали, что мотивы, по которым судья был вправе отказать в выдаче судебного приказа, могли быть двоякого рода: либо представленный к взысканию документ не подходил под те бесспорные обстоятельства, дающие право на получение приказа (ст. 210 и п.п. 1, 2, 3 и 5 ст. 211), либо представленный акт сам по себе относился к числу документов, предоставляющих право на получение судебного приказа, но взыскатель не представил достаточных доказательств ответственности указанного им ответчика (ст. 211 п. 4) или предъявил просьбу преждевременно.120

119 Черемин М.А. Указ. соч. С. 57.

120 Гражданский процессуальный кодекс советских республик / под ред. А.Малицкого. Харьков, 1926. С.

228.

В первом случае постановление судьи имело силу решения и, следовательно, было обязательным для исполнения и суда, который не мог повторно принять просьбу о выдаче приказа к рассмотрению; во втором случае постановление судьи носило характер частного определения, и в случае пополнения недостатков акт можно было вновь принять к рассмотрению.

Так как ответчик не вызывается в судебное заседание, предполагалось, что надпись об отказе должна была находиться на самом акте и определенным образом мотивирована. Если в первый раз суд отказал в просьбе по тому, что акт сам по себе не дает права на получение судебного приказа (например, документ не засвидетельствован в нотариальном порядке, предъявлен к взысканию с пропуском месячного срока и т.п.), то дело могло быть пересмотрено в кассационном порядке или в порядке ст. 250 (пересмотр судебного решения). Если же в просьбе отказано по недостатку каких-либо данных или по преждевременности, вторичная подача просьбы могла увенчаться успехом121.

Статья 211 ГПК РСФСР содержала четкий перечень дел, по которым

судебный приказ нельзя было выносить из-за отсутствия их бесспорности. Кроме того, имелись общие основания для отказа в принятии заявления к производству суда, распространявшиеся, в частности, на приказное производство. Можно предположить, что эти положения способствовали отказу в выдаче судебного приказа, только последствия этого события были различны.

Следовательно, возможно было различать два варианта отказа в выдаче судебного приказа: один из них имел последствие отказа в принятии заявления – невозможность вторичной подачи заявления; второй – последствие возврата заявления, предоставляющее право повторного обращения с данным заявлением в суд. Для разрешения данного вопроса

121 Гражданский процессуальный кодекс советских республик / под ред. А.Малицкого. Харьков, 1926. С.

228.

правоприменители использовали аналогию права, заимствуя положения общего искового порядка рассмотрения дел.

ГПК РФ в ст. 125 предусмотрел причины отказа в принятии заявления о вынесении судебного приказа, но не указал на последствия этих действий. Однако одним из оснований отказа установлены положения, нашедшие отражение в ст. 134 ГПК РФ, препятствующей повторному обращению заявителя в суд, что также вызывает ряд дискуссий среди российских процессуалистов-правоприменителей122.

Согласно ГПК РСФСР 1924 года (ст. 217) судебный приказ

приравнивался к исполнительному листу, который выдавался по вступившему в законную силу решению (за исключением отдельных случаев). Вследствие этого можно полагать, что судебный приказ вступал в законную силу немедленно с момента его вынесения и выдачи взыскателю, и также подлежал немедленному исполнению. Обжаловались эти действия в кассационном порядке в губернский суд.

Таким образом, рассматриваемая упрощенная форма благоприятствовала скорому восстановлению нарушенного права в суде и имела ряд преимуществ перед ординарным процессом, что доказано ее востребованностью среди населения. Однако, данный правовой институт не получил должного развития в советском гражданском процессе. К тому же с принятием 04 октября 1926 г. «Положения о государственном нотариате»123 значительно уменьшилось количество документов, по которым выдавался судебный приказ, а затем, спустя два года, глава 24 была исключена из ГПК РСФСР.

122 Последствия отказа в принятии искового заявления и отказа в принятии заявления о вынесении судебного приказа отождествлялись, что вынуждало судей возвращать заявления о вынесении судебного приказа, якобы сохранив заявителю право повторного обращения с аналогичным заявлением. См., наприм.: Никитин В.С. Некоторые вопросы приказного производства // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. N 7 // СПС КонсультантПлюс; Ковтков Д.И. Приказное производство: правовое регулирование, проблемы, перспективы развития // Мировой судья. 2010. N 12 // СПС КонсультантПлюс; Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под общ. ред. В.И. Нечаева. М., 2008 // СПС КонсультантПлюс.

123 Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 04.10.1926 г. «О введении в действие положения о государственном

нотариате РСФСР» // СЗ РСФСР. 1926. N 35. Ст. 251 // Библиотека нормативно-правовых актов СССР. URL:

http://www.libussr.ru/ (дата обращения: 21.02.2013 г.).

Изменение государственного устройства нашей страны способствовало отказу от упрощенных производств после 30-х годов в советском гражданском процессе. Этот вопрос оказался дискуссионным среди юристов- теоретиков.

Н.Н. Масленникова видела причины утраты данного института в изменении процессуального законодательства советской России, его смещении от начал диспозитивности и состязательности к процессуальной активности государственного суда, стремлению к жесткой регламентации всех реально значимых моментов в гражданском обороте124.

М.А. Викут также отмечала, что жесткое государственное регулиро-

вание хозяйственных отношений не создавало для приказного производства благоприятных условий, в связи с чем, оно снизило свою практическую значимость125.

Причину длительного отсутствия приказного производства в российском гражданском процессе обосновывали В.В. Ярков и В.И. Решетняк, полагавшие невозможным использовать данный институт в стране, ориентированной на условия рыночной экономики и тотально регламентирующей все сферы гражданского оборота.126

Н.А. Чечина заметила, что советские процессуалисты-теоретики

отрицательно относились к любому упрощению процессуальной формы (процедуры), утверждая, что любое отступление от устоявшихся канонов приведет к нарушению законности127.

В свою очередь М.А. Черемин, предлагал вспомнить дискуссии 20-х годов, касающиеся упрощения процессуальной формы и завершившиеся победой противников теории «упрощенчества». Это обстоятельство также

124 Масленникова Н.И. Судебный приказ // Российский юридический журнал. 1996. № 3. С. 39.

125 Гражданский процесс: учеб. / под ред. М.А. Викут. М., 2004. С. 213.

126 Ярков В.В. Гражданский процесс: учеб. для вузов. М, 2006. С. 181; Решетняк В.И. Черных И.И. Заочное производство и судебный приказ в гражданском процессе. М., 1997. С. 45.

127 Гражданский процесс / под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. СПб., 1996. С. 178.

могло быть одной из причин, повлекших исключение норм о приказном производстве из гражданского процессуального законодательства128.

Итак, все приведенные выше доводы сводятся к тому, что институт упрощенного производства не мог реализоваться и развиваться в жестких рамках экономической политики советского государства, и потому любые отступления от установленных государством постулатов влекли нарушение законности.

С принятием Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 г.129

(ГПК РСФСР 1964 г.) в стране также не удалось возродить упрощенные процессуальные формы в гражданском процессе. Хотя необходимость в них по-прежнему имела место, прежде всего для разгрузки судов. Одним из путей выхода из данной ситуации стала передача части бесспорных дел из ведения судов к административным органам. Принятый по этой причине Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1967 г. «Об улучшении порядка уплаты и взыскания алиментов на содержание детей»130, предусмотрел внесудебный порядок взыскания алиментов по письменному заявлению лица, пожелавшему добровольно платить алименты, поданному администрации предприятия, учреждения, организации по месту работы заявителя или получения им пенсии, стипендии.

Позднее, в 1968 году «Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье»131 допустили возможность расторжение брака между супругами по взаимному согласию, в отсутствие несовершеннолетних детей, в органах записи актов гражданского состояния.

128 Черемин М.А. Указ. соч. С. 62.

129 Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, утв. ВС РСФСР 11.06.1964 // Ведомости ВС РСФСР. 1964.

N 24. Ст. 407 // Библиотека нормативно-правовых актов СССР. URL: http://www.libussr.ru/ (дата обращения:

21.02.2013 г.).

130 Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1967 г. «Об улучшении порядка уплаты и взыскания алиментов на содержание детей» // Ведомости Верховного Совета СССР. 1967. № 30. Ст. 418 //

Библиотека нормативно-правовых актов СССР. URL: http://www.libussr.ru/ (дата обращения: 19.02.2013 г.).

131 Закон СССР «Об утверждении основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье»

от 27 июня 1968 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1968. № 27. Ст. 241 // Библиотека нормативно-

правовых актов СССР. URL: http://www.libussr.ru/ (дата обращения: 18.02.2013 г.).

«Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде»132 и Кодекс Законов о труде РСФСР (КЗоТ РСФСР)133 разрешали по распоряжению администрации возмещать ущерб, причиненный рабочими и служащими предприятию, при наличии их письменного согласия в размере не более одной трети месячного оклада путем удержания из заработной платы.

Несмотря на отрицательное отношение советских теоретиков к упрощению процесса, в данном случае такой порядок считался прогрессивным явлением, ускоряющим защиту и разгружающим суды, и не воспринимался как ущемление прав граждан, ограничение их на судебную защиту134.

С точки зрения М.С. Шакарян, бесспорные дела, например, дела о

взыскании алиментов в случаях, когда ответчик не возражает против их уплаты в установленном законом размере, следовало изъять из ведения суда. Взыскание алиментов могло совершаться на основании исполнительной надписи или приказа нотариуса135. Поэтому новый взгляд на судебную систему сводился к освобождению судов от рассмотрения бесспорных дел, не требующих применения судебной формы защиты136. Так советское законодательство вернулось к тому, от чего так долго уходило. Но вместо того, чтобы развивать имеющиеся разработанные дореволюционными учеными упрощенные виды производств, специалисты в области гражданского процесса занялись поиском новых мер освобождения перегруженных судов.

132 Закон СССР от 15.07.1970 N 2-VIII «Об утверждении Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде» // Ведомости ВС СССР. 1970. N 29. Ст. 265 // Библиотека нормативно-правовых актов СССР. URL: http://www.libussr.ru/ (дата обращения: 18.02.2013 г.).

133 Кодекс законов о труде Российской Федерации (утв. ВС РСФСР 09.12.1971) // Ведомости ВС РСФСР.

1971. N 50. Ст. 1007 // Библиотека нормативно-правовых актов СССР. URL: http://www.libussr.ru/ (дата обращения: 18.02.2013 г.).

134 Черемин М.А. Указ соч. С. 63.

135 Шакарян М.С. Учение о сторонах в гражданском процессе. М., 1983. С. 59.

136 Чечот Д.М. Тенденции и перспективы развития гражданского процессуального права в СССР //

Актуальные проблемы теории и практики гражданского процесса. Л., 1979. С. 11.

Вместе с тем передача всех бесспорных дел нотариату предполагала последствия в виде нарушения личных прав и свобод взыскателей. Эту функцию должен был осуществлять суд. Поэтому в 1985 году Указом Президиума Верховного Совета РСФСР «О некотором изменении порядка взыскания алиментов на несовершеннолетних детей»137 (далее Указ) была проведена четкая грань между бесспорными делами и теми, в которых возникал спор о праве. Первые, будучи по существу исключенными из числа дел, рассматриваемых в порядке гражданского судопроизводства, были переданы для единоличного рассмотрения судьей с соблюдением определенной процедуры, но вне рамок гражданско-процессуальной формы. Вторые - остались среди дел искового производства138. Процедура бесспорного взыскания алиментов на несовершеннолетних детей стала прообразом ныне существующего приказного производства. Это был первый шаг на пути возрождения института приказного производства, создания упрощенных форм в гражданском процессе советского государства.

Народный судья рассматривал заявление о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей без возбуждения гражданского дела, в случае отсутствия какого-либо спора. Кроме того, упрощенный порядок применялся только к взысканию алиментов в долевом отношении к заработной плате алиментнообязанного лица, иные вопросы по алиментным обязательствам рассматривались в общем исковом порядке.

Многолетняя практика применения Указа обусловила необходимость возрождения института судебного приказа при разрешении многочисленных категорий фактически бесспорных требований. Однако некоторые советские ученые ставили под сомнение этот факт. Передача взыскания алиментов на содержание несовершеннолетних детей на единоличное рассмотрение судьи без возбуждения дела, - говорила Н.А. Чечина, - практически себя не

137 Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 февраля 1985 г. «О некотором изменении порядка взыскания алиментов на несовершеннолетних детей» // Ведомости ВС РСФСР. 1985. N 9. Ст. 305 // Библиотека нормативно-правовых актов СССР. URL: http://www.libussr.ru/. (дата обращения: 21.02.2013 г.).

138 Гражданское процессуальное право / под ред. М.С. Шакарян. М., 2004. С. 297.

оправдывает, так как не разгружает суды. Ввиду установления ст. 154

Конституции принципа коллегиального рассмотрения гражданских дел с обязательным участием народных заседателей, она считала недопустимым введение такого порядка139.

Возможно, советское законодательство не было готово к внедрению упрощенных форм ведения процесса. Оно было ориентировано на общественное мнение, на народных заседателей, ускорение достигалось путем административного разрешения бесспорных дел. Теоретическая база в данном направлении была очень слаба. Следовало заимствовать дореволюционные разработки упрощенных форм гражданского процесса, но подобная практика никак не совмещалась с политической и экономической жизнью страны, ее идеологическими принципами.

Таким образом, существенные изменения в гражданском процессуальном законодательстве появились только с изменением конституционного строя нашего государства, его идеологии, т. е с принятием Конституции РФ 1993 года, в соответствии с которой человек, его права и свободы были признаны высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина составляло обязанность государства (ст. 2), как и обновление всего законодательства, регулирующего защиту гражданских прав.

Так, В.М. Жуйков справедливо замечает, что в соответствии с ч. 3 ст.

35 Конституции РФ (никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда) совершение исполнительной надписи нотариусом и ее принудительное исполнение при отсутствии согласия на то должника становится невозможным, как несоответствующее конституционным положениям.140 Судьба всех спорных правоотношений находилась в «руках» суда, который на основании действующего законодательства должен был

139 Чечина Н.А. Основные направления развития науки советского гражданского процессуального права. Л.,

1987. С. 85.

140 Жуйков В.М. Новое в гражданском процессуальном праве (комментарий законодательства) // Бюллетень

Верховного Суда Российской Федерации. 1996. № 4. С. 15.

принять законное и обоснованное решение. Демократическое государство благоприятствовало возрождению упрощенных судебных производств, в том числе дореволюционных наработок в отношении приказного производства.

Итак, в результате многолетней практики, доказавшей, что в упрощенном судопроизводстве права и законные интересы личности не нарушаются, обеспечивается законность разрешения заявленных требований, законодатель ввел в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР главу 11-1

«Судебный приказ»141, расширив тем самым границы упрощенного

судопроизводства.

В этой связи Т.А. Савельева справедливо обосновывает появление в российском гражданском процессе института приказного производства, отмечая, что гражданская процессуальная форма испытывала потребность его применения для придания равновесия с существующими на сегодняшний день реалиями права142.

Судебный приказ как одна из упрощенных форм гражданского

процесса стал рассматриваться одним из средств защиты гражданского права143. В нем реализуются властные полномочия по защите нарушенных субъективных прав граждан и организаций144.

Согласившись с указанным мнением, диссертант замечает, что без применения института «судебного приказа» в новом российском гражданском процессе судебной власти было бы трудно решать задачи, возложенные на нее новым законодательством, в привилегированном положении которого были права и свободы человека, находящие защиту только в суде. Приказное производство по значимости было уравнено с исковым. Более того оно стало одним из быстрых и эффективных средств защиты прав граждан и организаций. Статистические данные

141 Федеральный закон от 30.11.1995 N 189-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» // СЗ РФ. 04.12.1995. N 49. Ст. 4696.

142 Савельева Т.А. Реформируемый гражданский процесс // Вестник Саратовской государственной академии права. 1998. № 1. С. 39.

143Решетняк В.И. Черных И.И. Указ. соч. С. 48.

144 Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс России. М., 1999. С. 100.

свидетельствуют, что в первые годы применения данного института, количество вынесенных судебных приказов возрастало. Так, в 1997 г. судьями было вынесено 1462 тыс. судебных приказов, это более чем в два раза по сравнению с показателями 1996 г.145 Это обусловлено в первую очередь экономической ситуацией, сложившейся в стране, когда возникла необходимость в урегулировании порядка производства по новым и важным категориям дел с учетом их особенностей, создав тем самым условия для их правильного рассмотрения и разрешения судами. В приказном производстве стало рассматриваться подавляющее большинство заявлений о взыскании заработной платы, задержки выплат которой, как известно, были массовыми и существенно нарушали права работников.146

Глава 11-1 ГПК РСФСР вместила в себя все имеющиеся на тот момент

познания в области упрощенного производства. Законодатель заимствовал как разработки дореволюционных ученых-правоведов, так и нормы советского периода, регулирующие рассмотрение подобных дел.

Судебный приказ представлял собой постановление судьи, вынесенное по заявлению кредитора о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника (ст.125.1 ГПК РСФСР).

Статья 125.2 ГПК РСФСР содержала уже исчерпывающий перечень оснований, по которым можно было подать заявление о выдаче судебного приказа, если требование основано: на нотариально удостоверенной и письменной сделке; на протесте векселя в неплатеже, неакцепте и недатировании акцепта, совершенном нотариусом. Это правило распространялось также на требование о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, не связанное с установлением отцовства; на взыскание с граждан недоимки по налогам и государственному обязательному страхованию; на взыскание начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы.

145 Статистика // Российская юстиция, 1998. № 7. С. 57

146 Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М., 2006 // СПС КонсультантПлюс.

Судебный приказ в новом виде имел множество новшеств и преобразований.

Первое из них означало, что при подаче заявления о выдаче судебного приказа по требованиям, основанным на нотариально удостоверенной сделке, кредитор должен предоставить в суд подлинный экземпляр нотариально удостоверенной сделки, который при выдаче судебного приказа у него изымался и приобщался к делу. Предположительно, данное обстоятельство объяснялось необходимостью ограничить заявителя повторно обращаться в суд с аналогичным требованием.

Во-вторых, судебный приказ мог выдаваться по всем письменным сделкам, что обусловлено упрощенной процедурой взыскания задолженностей, образующихся в результате ненадлежащего исполнения обязательств и основанных на письменной сделке; рассмотрение гражданских дел об исполнении финансовыми компаниями денежных обязательств.

В-третьих, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 9 от

25.10.1996 г.147 был разрешен вопрос о взыскании алиментов в твердой денежной сумме с родителей, имеющих нерегулярный или изменяющийся доход (заработок). Указанная категория дел могла теперь рассматриваться только в исковом порядке. При подаче такого требования в форме заявления о выдаче судебного приказа судья должен был отказать в его выдаче и разъяснить заявителю его право предъявить иск по тому же требованию. В остальном действовали правила, предусмотренные Указом 1985 г. «О некоторых изменениях в порядке производства по взысканию алиментов на несовершеннолетних детей».

В-четвертых, Положением о взыскании не внесенных в срок налогов и налоговых платежей, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета

147 Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 9 от 25.10.1996 г. «О применении судами Семейного кодекса РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов» // Российская газета.

05.11.1996. N 212 // Библиотека нормативно-правовых актов СССР. URL: http://www.libussr.ru/ (дата обращения: 19.02.2013 г.).

СССР от 26.01.1981 г.148 были установлены особенности рассмотрения заявлений о выдаче судебного приказа на взыскание с граждан недоимки по налогам и государственному обязательному страхованию. Взыскание могло иметь место только по решению суда, каковым и был судебный приказ. В соответствии со ст. 12 вышеназванного Положения органы взыскания налагали на имущество недоимщика арест до подачи в суд заявления о взыскании недоимки по налогам и другим платежам, который состоял в описи имущества и запрете распоряжаться им. Это была своего рода обеспечительная мера, направленная на реализацию имущества должника в случае вынесения положительного решения о взыскании недоимки, чего явно не достает в главе 11 ныне действующего ГПК РФ по всем категориям дел.

Другая характерная особенность - взыскание начисленной, но невыплаченной заработной платы: заявитель был обязан предоставить суду официальный документ, подтверждающий расчет денежных сумм (копию платежной ведомости, заверенную выписку из платежной ведомости на получение заработной платы, справку из бухгалтерии предприятия и т.п.). В противном случае следовал отказ в выдаче судебного приказа.

Заявление о выдаче судебного приказа рассматривалось единолично судьей по общим правилам подсудности. При введении института мировых судей была определена родовая подсудность дел о выдаче судебного приказа с передачей их в компетенцию мировых судей, а там, где судебные участки еще не были открыты, такие дела были подсудны районному суду.

Размер государственной пошлины при подаче заявления о выдаче судебного приказа исчислялся в размере 50- процентной ставки, исчисленной из оспариваемой суммы при обращении в суд с иском в порядке искового производства. Вместе с тем, оплаченная госпошлина засчитывалась в счет

148 Указ Президиума ВС СССР от 26.01.1981 N 3820-X «Об утверждении Положения о взыскании не внесенных в срок налогов и неналоговых платежей» // Свод законов СССР. Т. 5. С. 502 // Библиотека нормативно-правовых актов СССР. URL: http://www.libussr.ru/ (дата обращения: 19.02.2013 г.).

подлежащей оплате пошлины при предъявлении взыскателем иска к должнику в порядке искового производства в случае отказа судом в принятии заявления или в выдаче судебного приказа (ст. 125.5 ГПК РСФСР). В настоящее время гражданское процессуальное законодательство этот момент никак не оговаривает. При отказе в принятия заявления о вынесении судебного приказа судья возвращает заявителю полностью предъявленный им пакет документов, в том числе квитанцию, подтверждающую оплату госпошлины. При обращении с подобным требованием на законном основании в исковом производстве истец может предоставить этот же платежный документ, доплатив недостающую часть госпошлины. Кроме того, в случае отказа в принятии заявления ч. 1 ст. 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) предусмотрена возможность возврата уплаченной суммы путем вынесения соответствующего определения на основании заявления взыскателя о возврате госпошлины. Однако подобных последствий не наступает в случае отмены судебного приказа, поскольку законом не предусмотрен возврат государственной пошлины, что представляется автору нарушением прав взыскателя.

В данном случае нельзя не отметить справедливость позиции Верховного Суда Российской Федерации в Законопроекте «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации» (далее Законопроект № 638178-6) п. 1 ст. 333.22 НК РФ дополнить п.п. 7 следующего содержания: «7) при возвращении заявления о выдаче судебного приказа либо отмене судебного приказа уплаченная государственная пошлина засчитывается в счет подлежащей уплате государственной пошлины в случае повторного обращения с заявлением о выдаче судебного приказа либо при предъявлении иска» 149.

149 Проект Федерального закона N 638178-6 «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс

Российской Федерации и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации» (ред., внесенная

29.10.2014 г. Верховным Судом Российской Федерации) // Официальный сайт Государственной Думы

Российской Федерации. Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности. URL:

Выделим еще одну особенность, которая также не отражена в ныне действующем Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации. Речь идет о заявлении и приложенных к нему документах, которые представляются вместе с копиями по числу должников, что означает возможность подачи заявления о выдаче судебного приказа в отношении нескольких должников. По мнению автора, данную норму было нелегко реализовать на стадии исполнения (ст. 341 ГПК РСФСР). Закон предусмотрел всего два экземпляра подлинника судебного приказа: один остается в материалах дела, другой предъявляется к исполнению. В отношении нескольких должников исполнение затруднялось, особенно если они проживали не в одном районе, регионе и т.п. Возникала необходимость изготовления дубликата судебного приказа для формирования отдельных исполнительных производств на каждого должника.

Законодатель того времени различал понятия «отказ в принятии заявления о выдаче судебного приказа» и «отказ в выдаче судебного приказ», хотя ни одно, ни другое не препятствовали предъявлению заявителем иска по тому же требованию в порядке искового производства. В настоящее время в ГПК РФ содержатся только основания для отказа в принятии заявления о выдаче судебного приказа (ст. 125), среди которых имеются и изначально определенные как основания для отказа в принятии заявления о выдаче судебного приказа.

Это обстоятельство было обусловлено многоступенчатым характером процедуры выдачи судебного приказа согласно ГПК РСФСР. Вначале суд принимал заявление, затем в соответствии со ст. 125.7 ГПК РСФСР в трехдневный срок извещал должника и представлял ему для ответа на заявленное требование срок до 20 дней. При неполучении в установленный срок ответа должника, а также при его согласии с заявленным требованием судья выдавал судебный приказ, а при наличии возражений – отказывал в его

http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=638178-6&02 (дата обращения

12.12.2014 г.).

выдаче. В этой ситуации выдача приказа зависила от позиции должника, который, помимо прочего, был правомочен в 20-дневный срок со дня выдачи судебного приказа подать заявление об его отмене (ст. 125.10 ГПК РСФСР).

В.И. Решетняк и И.И. Черных по этому поводу обоснованно заметили, что работа почтовой службы и расстояния в России делают сообщение должнику о поступившем заявлении лишним в процессе принятия судебного приказа150. Поскольку это обстоятельство отмечали многие юристы, ученые- процессуалисты предложили направлять должнику копию уже самого судебного приказа с копией заявления взыскателя и приложенными документами, что и было реализовано в ГПК РФ. И хотя такой порядок не безупречен, он все-таки позволяет оперативнее получить результат при отсутствии возражений против судебного приказа.

Таким образом, предусмотренный ГПК РСФСР в период становления современной российской государственности, развития правового уровня сознания граждан в демократическом обществе, новый порядок приказного производства оправдал свое предназначение и был востребован среди лиц, обращающихся в суд за защитой своих субъективных прав и охраняемых законом интересов. Так, В 1997 г. было вынесено 1461926 судебных приказов, в 1998 г. - 1747650, в 1999 г. - 1322464, в 2000 г. - 969529, в 2001 г.

– 995074.151 Вместе с тем, как уже отмечалось выше, возрожденный институт

не был лишен и определенных недостатков.

Многие из выявленных судебной правоприменительной практикой пробелов и недочетов в ходе подготовки нового гражданского про- цессуального законодательства были проанализированы и устранены. История приказного производства нашла свое продолжение в ГПК РФ, принятом 23 октября 2002 г. и действующем в настоящее время.

150 Решетняк В.И. Черных И.И. Указ. соч. С. 68.

151 См.: Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М., 2006 // СПС КонсультантПлюс.

Теперь приказное производство выделено в соответствующий раздел и отдельную главу «Судебный приказ», содержащую всего 10 статей. К сожалению, попытки сформировать данный институт, внести в него изменения не обусловили идеальную форму этой упрощенной формы судопроизводства. Проходящие и по сей день дискуссии в отношении приказного производства и судебного приказа, а так же законодательные пробелы не позволили унифицировать этот вид производства.

Резюмируя изложенное в данном параграфе, заметим, что исторический опыт упрощения гражданского судопроизводства предполагал следующие возможные признаки его использования:

1. бесспорность заявленного требования, когда должник не отвергает возложенное на него обязательство, но не исполняет его в силу определенных причин;

2. малозначительность заявленного требования, законодательно закрепленная в качестве его ценового ограничения;

3. убеждение судьи в необходимости быстрого разрешить дело,

инициированное заявителем путем представления письменных документов.

Основу приказного производства составлял признак бесспорности заявленного требования, но проявлялся он не фактическим отсутствием спора о праве, употребляемым сегодня, а также признак письменности доказательств, положенных в основу применения упрощенных форм.

Историко-правовой анализ формирования и развития упрощенных производств и приказного производства, в частности, позволяет утверждать, что проводимые сегодня дискуссии по вопросам правовой природы приказного производства уходят корнями в глубокое прошлое. Потому как введение специальных производств, отличных от общего порядка судопроизводства преследовало одну лишь цель - сократить срок рассмотрения дела, упростить сложную структуру ординарного процесса, тем самым уменьшить нагрузку на суд, не задумываясь о признаках

упрощенных производств, методах упрощения гражданской процессуальной формы, ускорения, сокращения процесса, не разделяя данные понятия.

Неполное законодательное наполнение норм, регулировавших рассмотрение дел в упрощенном порядке, повлекло их отсутствие и в действующих сегодня кодексах. Вместе с тем в дореволюционных источниках имеются положения, уместные в настоящее время.

Таким образом, проведенный анализ упрощенных производств, существовавших в России и зарубежных странах, содержащих элементы и признаки приказного производства, позволит восполнить имеющиеся сейчас практические и теоретические «недостатки» данного института.

<< | >>
Источник: Шадловская О.Д.. Приказное производство как упрощенная форма. Диссертация. Москва - 2015. 2015

Еще по теме 1.2. Историко-правовой анализ формирования и развития приказного производства среди иных видов упрощенного производства:

  1. Глава 1. Теоретические и историко-правовые основы упрощенных производств в гражданском судопроизводстве
  2. § 6. Рассмотрение дел в порядке упрощенного производства*(230) 1. Сущность и значение упрощенного производства
  3. Шадловская О.Д.. Приказное производство как упрощенная форма. Диссертация. Москва - 2015, 2015
  4. § 1. Понятие приказного производства и его развитие в процессуальном законодательстве
  5. 1. Историко-правовой анализ развития антиалкогольного законодательства в СССР
  6. 1.1. Правовая природа и место упрощенных судебных производств в гражданском и арбитражном процессах
  7. Упрощенное производство
  8. Упоров И.В.. Пенитенциарная политика России в XVIII-XX вв. Историко-правовой анализ тенденций развития. СПб.,2004. - 608 с., 2004
  9. 2. Рассмотрение дел в порядке упрощенного производства
  10. Понятие и сущность упрощенного производства
  11. Рассмотрение дел в порядке упрощенного производства
  12. 54. Приказное производство.
  13. 14.3. Порядок рассмотрения и разрешения дел упрощенного производства