§ 2.3. Дипломатический и иные иммунитеты в отношении определенных групп иностранных субъектов в гражданском процессе

По поводу действия дипломатического и иных иммунитетов в отношении определенных групп иностранных субъектов в гражданском процессе России необходимо отметить, что они определяются ч. 2 ст. 401 ГПК РФ (в которой, что международные организации подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах, определенных международными договорами Российской Федерации, федеральными законами), а также Венскими конвенциями, рассмотренными в предыдущем параграфе. В юридической литературе иммунитет этой разновидности обозначают как «полное, частичное или условное в предусмотренных внутренними или международными нормативными актами случаях освобождение какого-либо из заинтересованных в разрешении спора лиц от исполнения некоторых стандартных процессуальных

1 о і

обязанностей» .

Согласно ч. 3 ст. 401 ГПК РФ аккредитованные в Российской Федерации дипломатические представители иностранных государств, другие лица, указанные в международных договорах Российской Федерации или федеральных законах, подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах, указанных общепризнанными принципами и нормами международного права или международными договорами Российской Федерации. Заметим, что в данном случае законодатель имеет в виду (как применительно к организациям, так и к гражданам) далеко не все международные договоры, так как признаком, свидетельствующим о невозможности непосредственного применения [180]

международного договора, является, например, указание в договоре на

обязательства государств-участников по внесению изменений во внутреннее

182

законодательство государств .

Дипломатический иммунитет оберегает дипломатических агентов одного государства, находящихся на территории другого государства (государства пребывания агента), от уголовной, административной и гражданской юрисдикции государства пребывания.

Относительно гражданских процессуальных правоотношений дипломатический иммунитет означает, что дипломатический агент не может быть принужден стать субъектом гражданских процессуальных правоотношений, в частности, его нельзя принудить стать ответчиком по исковому производству, должником в делах приказного производства, свидетелем, переводчиком, специалистом, экспертом и др. По собственному решению дипломатический агент в гражданском судопроизводстве вправе отказаться от установленного для него иммунитета, и этот отказ должен быть выражен лично при возбуждении судопроизводства по гражданскому делу. Такой отказ от иммунитета возможен, например, когда дипломатический агент имеет уверенность в незаконности требований истца, заявителя и желает закончить возникшее между ним и заявителем правоотношение судебным решением об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Вместе с тем, отметим, что даже когда дипломатический агент соглашается стать ответчиком, то при отрицательном для него окончании процесса (если суд вынесет решение об удовлетворении требования к дипломатическому агенту) для возбуждения исполнительного производства по данному делу должен быть выражен новый отказ дипломатического агента, но уже от иммунитета по исполнению судебного постановления. [181]

Также дипломатический агент может выразить согласие на собственное участие в деле в качестве переводчика, на допрос в качестве свидетеля, явившись в судебное заседание по гражданскому делу между любыми лицами или согласившись провести необходимую экспертизу в качестве эксперта для правильного установления обстоятельств дела. Однако выбор - воспользоваться или не воспользоваться дипломатическим иммунитетом - остается всегда на усмотрение самого дипломатического агента.

Консульский иммунитет в гражданском судопроизводстве можно определить как иммунитет консульских должностных лиц и консульских служащих от судебной гражданской юрисдикции страны их пребывания в отношении действий, совершаемых этими лицами при выполнении ими консульских функций. Институт консульского иммунитета обусловлен необходимостью обеспечения надлежащего выполнения консульских функций, в первую очередь, по защите интересов государства консула, прав и законных интересов граждан этого государства. Применительно к гражданскому судопроизводству следует учитывать достаточно широкие полномочия консульских агентов по получению доказательств от граждан представляемого государства по судебным запросам . Однако гражданский процессуальный закон не обозначает консульский иммунитет в качестве отдельной группы, относя его к иммунитету «иных лиц, указанных в международных договорах Российской Федерации или федеральных законах».

Консульский иммунитет развивался в своей истории от установления консульских привилегий и иммунитетов международным обычным правом через письменное закрепление до регулирования нормами международно- [182] правовых документов . Поэтому иммунитет консульских должностных лиц и консульских служащих не распространяется на гражданские иски, вытекающие из заключенного ими договора, по которому они прямо или косвенно не приняли на себя обязательств в качестве агента представляемого государства, и иски третьей стороны за вред, причиненный несчастным случаем в государстве пребывания, вызванным источником повышенной опасности (дорожно-транспортным средством, судном или самолетом). Консульский иммунитет, не обозначаясь отдельно в процессуальном законодательстве, тем не менее отсылочно (как правило, к Венской Конвенции 1963 года) упоминается в учебной литературе по гражданскому процессу как отдельный вид иммунитета или в качестве упоминания некоторых консульских функций[183] [184] [185] [186] [187], и уже детально изучается специалистами

187

в области науки международного права , а также административного права (в рамках изучения проблем правового регулирования дипломатической и консульской служб как особого вида государственной службы) .

Дипломатическим (консульским) иммунитетом в административном праве называют привилегии, а также дополнительные ограничения и изъятия из прав и обязанностей, связанные с особенностями законодательства и обычаями страны пребывания дипломатического агента (консульского служащего) и требованиями международного права, установленные на время работы за пределами России для дипломатического агента (консульского служащего).

Кроме того, к виду, обозначаемому И.М. Зайцевым как «иммунитет от гражданской юрисдикции, освобождающий определенную группу иностранцев от какой-либо гражданской процессуальной обязанности или

189

гражданской ответственности» , названный ученый относил также членов правительственных делегаций, а уже к следующему подвиду - членов семей вышеназванных должностных лиц, сотрудников административно технического персонала посольств и консульств, члены их семей. При этом удаление в настоящем перечислении субъектов от первого, главного и полного вида иммунитета - дипломатического, предполагает, как известно, уменьшение сферы действия иммунитета, доходя в завершение перечисляемых субъектов до принципа взаимности.

Итак, иммунитет в отношении определенных групп иностранных субъектов в гражданском процессе представляет собой ограничение возникновения правоотношений между судом, с одной стороны, и лицами, обладающими полной дипломатической неприкосновенностью, а также иными иностранными лицами (консульскими агентами, членами правительственных делегаций, сотрудников административно технического персонала посольств и консульств, членами их семей, и другими лицами, указанными в международных договорах Российской Федерации и федеральных законах) при привлечении их судом в гражданское судопроизводство и в качестве должника в исполнительное производство в пределах, обозначенных общепризнанными принципами и нормами международного права или международными договорами Российской Федерации.

В данном определении мы намеренно не называем действие рассматриваемого вида иммунитета по кругу участников гражданского судопроизводства, то есть относительно невозможности привлечения в [188] качестве каких конкретно субъектов действует ограничение, устанавливаемое нормами института иммунитета. Полагаем в данном случае достаточным для понимания действия иммунитета по кругу субъектов использование в нашем определении словосочетания «привлечении их судом в гражданское судопроизводство», так как вступать в производство по своей инициативе они всегда могут, руководствуясь правилами ст.ст. 398-401 ГПК РФ и международными актами. Таким образом истцами, третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора, заявителями они могут быть всегда, а остальными участниками гражданского судопроизводства либо не могут быть вовсе (например, прокурором, секретарем судебного заседания, органом государственной власти и органом местного самоуправления), либо могут быть с собственного прямо выраженного согласия (должником в приказном производстве, ответчиком, свидетелем, экспертом, специалистом, переводчиком, третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, заинтересованным лицом по делам особого производства).

Характерен применительно к исследуемому предмету пример из судебной практики Хабаровского края, послуживший в 2013 году поводом для вынесение Европейским судом по правам человека решения относительно Российской Федерации. Суть его в следующем.

19 мая 1997 г. заявитель одолжил торговому советнику при Посольстве Корейской Народной Демократической Республики в Хабаровском крае Российской Федерации 1500 долларов США, обязавшись вернуть долг 29 мая 1997 г. После того, как торговый советник КНДР не вернул долг, в 19992000 гг. заявитель направил несколько претензионных писем, в т. ч. торговому советнику КНДР и в посольство КНДР, которые остались без ответа, а затем адвокат заявителя обратился в Министерство иностранных дел Российской Федерации с просьбой о помощи в урегулировании данного вопроса. Министерство иностранных дел ответило заявителю, что торговый советник КНДР входил в состав посольства КНДР и, следовательно, являлся органом КНДР, действовавшим от ее имени, таким образом, обладает иммунитетом от судебного преследования и иммунитетом от ареста и исполнительных действий. Министерство иностранных дел сообщило заявителю, что если он решит обратиться в суд с иском, он должен получить согласие на рассмотрение дела у компетентных северокорейских властей.

8 июля 2002 г. заявитель обратился в посольство КНДР и попросил их согласия на рассмотрение его иска к торговому советнику КНДР в национальном суде, но ответа не получил.

Заявитель подал иск в Верховный Суд Российской Федерации, 21 февраля 2003 г. Верховный Суд оставил иск без рассмотрения на том основании, что заявитель должен был обратиться с иском в районный суд (заметим, что в ст. 222 ГПК РФ такого основания для оставления искового заявления без рассмотрения нет - А.И.). Вместо обращения с иском в районный суд, 9 февраля 2004 г. заявитель обратился с иском к КНДР в Индустриальный районный суд г. Хабаровска, утверждая также, что Российская Федерация несет ответственность за действия иностранных дипломатов на своей территории. Это заявление было возвращено заявителю без рассмотрения на том основании, что в соответствии со ст. 401 ГПК РФ иск к иностранному государству может быть предъявлен только с согласия компетентных органов данного государства (увы, и в действующей редакции ст.135 «Возвращение искового заявления» такого основания нет, при исчерпывающем перечне - А.И.). Жалоба заявителя на данное определение Хабаровским краевым судом удовлетворена не была. Обращаясь к фактам данного дела, Европейский Суд по правам человека, в частности, признал, что требование заявителя носит гражданско-правовой характер, поскольку касается погашения долга, вытекающего из договора займа, который представляет собой гражданско-правовую сделку. Кроме того, Европейский Суд отметил, что вопрос о действительности договора займа так и не был рассмотрен национальными судами, которые применили принцип иммунитета государства. В подобных обстоятельствах, Суд не посчитал невозможным заменить свои выводы выводами национальных судов и не мог не предположить, что спор был «действительным и серьезным», как того требует пункт 1 статьи 6 Конвенции. Тем более Россия не может нести ответственность за предполагаемый отказ торгпредства КНДР от своего

190

долга

Таким образом, на самом высоком международном судебном уровне было подтверждено правильное понимание российскими правоприменителями содержание и действие иммунитета в отношении определенных групп иностранных субъектов в гражданском процессе, а именно торговых советников иностранных государств, однако это не снимает проблему отсутствия в закрытом перечне оснований к возращению искового заявления и оснований оставления заявления без рассмотрения в качестве таких оснований наличие у определенных групп иностранных субъектов иммунитета.

По нашему мнению, это является недостатком действующего российского законодательства, выражающимся в несогласованности норм общей и особенной его частей относительно иммунитета, а также норм гражданского процессуального и международного права.

Разделим сложившуюся ситуацию на два этапа: когда информацию о наличии иммунитета у иностранного субъекта, указанного истцом в качестве ответчика, суд имеет на момент возбуждения производства по гражданскому делу, и когда эту информацию он получает уже после вынесения определения о возбуждении производства по делу в суде первой инстанции.

Ст. 133 ГПК РФ обязывает судью в течение пяти дней со дня поступления искового заявления в суд рассмотреть вопрос о его принятии к [189] производству суда. Если в это время обнаружится наличие у указанного истцом ответчика дипломатического или иного иммунитета в отношении иностранных лиц, то судье следует возвратить исковое заявление. Именно - возвратить, а не отказать в принятии заявлений, так как при определении судьей последствий подачи заявления на рассматриваемой стадии «решающим фактором является характер препятствий к возбуждению

191

гражданского судопроизводства» , отказ в принятии заявления возможен только при полной уверенности суда не только об отсутствии у истца заверенного в установленном порядке согласия лица, обладающего иммунитетом, на привлечение его в данное судопроизводство в качестве ответчика, но и в том, что такое согласие никогда впоследствии истцом получено быть не может. Принимая во внимание, что такой уверенности быть не может, то препятствие в виде иммунитета является потенциально устранимым путем положительных действий (выражения согласия на гражданское судопроизводство) ответчика.

Вышеобозначенная нами проблема отсутствия в ст. 135 ГПК РФ подобного основания при исчерпывающем перечне таковых может быть решена путем внесения в ее первую часть дополнительно еще одного пункта следующего содержания:

"4) в качестве ответчика указано лицо, являющееся аккредитованным в Российской Федерации дипломатическим представителем иностранного государства, либо иное лицо, указанное в международных договорах Российской Федерации, федеральных законах как обладающее иммунитетом в пределах, определенных общепризнанными принципами и нормами международного права или международными договорами Российской Федерации, при этом выраженное в письменной форме и заверенное в [190] установленном порядке его согласие на привлечение в данное судопроизводство в качестве ответчика отсутствует.»

Соответственно пункты 4-6 действующей редакции части первой ст. 135 ГПК РФ станут ее пунктами 5-7.

Ссылка в предлагаемом пункте на определенные пределы иммунитета необходима с учетом того, что даже дипломатический иммунитет не абсолютен, в частности, согласно упомянутой Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 года он не распространяется на вещные иски, относящиеся к частному недвижимому имуществу, находящемуся на территории государства пребывания, если только дипломатический агент не владеет им от имени аккредитующего государства для целей представительства; иски, касающиеся наследования, в отношении которых дипломатический агент выступает в качестве исполнителя завещания, попечителя над наследственным имуществом, наследника или отказополучателя как частное лицо, а не от имени аккредитующего государства; иски, относящиеся к какой-либо профессиональной или коммерческой деятельности, осуществляемой дипломатическим агентом в государстве пребывания за пределами своих официальных функций.

Предложив законодательное разрешение проблем сложившейся ситуации на этапе принятия заявления, перейдем к случаям, когда информацию о наличии иммунитета у иностранного субъекта, указанного истцом в качестве ответчика, судья получает уже после вынесения определения о возбуждении производства по делу. Если информация получена от ответчика и его представителя, то дальнейшие процессуальные действия зависят от согласия самого ответчика на привлечение его в качестве такового в гражданское судопроизводство, если только предмет спора не относится к обозначенным в предыдущем абзаце диссертации Венской Конвенцией видам споров. При наличии согласия процессуальные действия продолжаются, а при выраженном отказе ответчика быть привлеченным в гражданское судопроизводство, полагаем, следует производство по делу прекратить по причине невозможности продолжения разбирательства по делу исходя из норм международного права и ст.401 ГПК РФ. Однако, отсутствие подобного основания в ст.220 ГПК РФ опять выступает тем пробелом действующего гражданского процессуального законодательства, который следует ликвидировать путем внесения дополнительного абзаца четвертого (при этом нумерация последующих абзацев сдвинется) в ст.220 ГПК РФ:

«ответчик - лицо, являющееся аккредитованным в Российской Федерации дипломатическим представителем иностранного государства, либо иное лицо, указанное в международных договорах Российской Федерации, федеральных законах как обладающее иммунитетом в пределах, определенных общепризнанными принципами и нормами международного права или международными договорами Российской Федерации, - отказался от участия в гражданском судопроизводстве по данному делу;».

Между тем, возможны ситуации, когда суду после определения о возбуждении производства по делу становится достоверно известно о наличии у дипломатического представителя, либо иного лица, указанного в международных договорах Российской Федерации и федеральных законах, иммунитета, но не известно, согласно ли это лицо на привлечение его в качестве ответчика. На первый взгляд, проблема могла бы быть решена внесением соответствующего основания в ст. 215 ГПК РФ, устанавливающую обязанность суда приостановить производство по делу, но нам представляется более правильным применить в данном случае нормы института оставления заявления без рассмотрения, и вот почему. При приостановлении производства по делу суду хотя и не известно точное время окончания действия обстоятельств, послуживших основанием приостановления[191], но такое окончание должно произойти в обозримом будущем, и поэтому в ст.217 ГПК РФ регулируются вопросы сроков приостановления, указаны обстоятельства, с которыми связывается их исчисление, и соответственно, обязанность суда возобновить производство по делу. В случае же установления иммунитета у дипломатического представителя, либо иного лица, указанного в международных договорах Российской Федерации и федеральных законах, при неизвестности суду его мнения о возможности стать ответчиком в судебном разбирательстве, суду, как правило, также неизвестен не только срок ответа данного лица, но и то, будет ли судом такой ответ получен вообще когда-нибудь. Поэтому нам представляется более правильным в данном случае применить к рассматриваемым правоотношениям институт оставления заявления без рассмотрения, внеся в ст.222 ГПК РФ следующее дополнение в виде пятого абзаца (нумерация последующих абзацев при этом сдвинется):

«отсутствует согласие на участие в гражданском судопроизводстве ответчика, являющегося аккредитованным в Российской Федерации дипломатическим представителем иностранного государства, либо иным лицом, обладающим иммунитетом в пределах, определенных общепризнанными принципами и нормами международного права или международными договорами Российской Федерации, указанным в международных договорах Российской Федерации, федеральных законах;»

Таким образом, после принятия предлагаемых нами изменений, будет внесена ясность относительно рассматриваемого вида иммунитета как в процессуальную теорию (в вопросе предпосылок права на обращение ив суд и условий его надлежащей реализации, а также правомерности продолжения судебного разбирательства), так и в действующее законодательство, а именно в ст.ст. 135, 220 и 222 ГПК РФ, устранено их противоречие ст.401 ГПК РФ и международным договорам Российской Федерации.

Привлечение в процесс лиц, являющихся аккредитованными в Российской Федерации дипломатическими представителями иностранного государства, либо иных лиц, указанных в международных договорах Российской Федерации и федеральных законах в гражданское

судопроизводство в качестве иных участников (например, свидетелей, третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора), как уже отмечалось, возможно только с их собственного, прямо выраженного согласия, но это, как полагаем, отдельной нормативной оговорки, в отличие от привлечения в качестве ответчика, не заслуживает. Если основания возвращения искового заявления, оставления заявления без рассмотрения и прекращения производства по делу выведены в ГПК РФ в виде исчерпывающего перечня, то привлечение всех остальных остается на усмотрение суда, и, следовательно, отказ в удовлетворении судом ходатайств лиц, участвующих в деле, о привлечении в процесс дипломатических представителей, либо иных лиц, указанных в международных договорах Российской Федерации и федеральных законах, будет законен уже в силу ст.401 ГПК РФ и не вступит в противоречие ни с какими другими нормами ГПК РФ.

Принимая во внимание существование приказного производства в гражданском процессе и наличие в нем самостоятельных оснований для возвращения заявления о вынесении судебного приказа или отказа в его принятии, считаем правильным включение в ст. 125 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 23 июня 2014 года № 161-ФЗ ) дополнительного основания к отказу в выдаче судебного приказа, а именно: [192]

«в качестве должника указано лицо, являющееся аккредитованным в Российской Федерации дипломатическим представителем иностранного государства, либо иное лицо, указанное в международных договорах Российской Федерации, федеральных законах как обладающее иммунитетом в пределах, определенных общепризнанными принципами и нормами международного права или международными договорами Российской Федерации».

Такой безусловный отказ, с нашей точки зрения, наиболее рационален, так как в приказном производстве суд основывает свои выводы исключительно на представленных взыскателем материалах, следовательно, даже само согласие должника невозможно совершить и оформить как действие с процессуальными последствиями как невозможно устанавливать путем состязательного процесса вообще что-либо.

Что касается иных иммунитетов в отношении определенных групп иностранных субъектов в гражданском процессе, то ситуация в этом плане сложилась весьма неоднозначная. Если на протяжении веков субъектами рассматриваемого иммунитета являлись сами государства и его полномочные представители (называемые по-разному в разные времена, чаще встречались - легаты, послы, посланники, дипломаты, консулы), то в 20-м веке встал вопрос о применении отдельного регулирования правосубъектности международных организаций, наций и народов, борющихся за создание независимых государств, относительно недавно правоведы заговорили о возможности расширения круга субъектов за счет международных неправительственных организаций, а также индивидуальных лиц, наделенных внутренними и внешними функциями, осуществляемыми в стране и за ее пределами, в частности, омбудсменов[193] (уполномоченных по правам человека).

Относительно глав государств, правительств, глав внешнеполитических ведомств, которые наряду с иными обладающими иммунитетом лицами обозначены в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской федерации от 10 октября 2003 года №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»[194], следует сказать, что их мы относим к указанным в нашем определении лицам, обладающим полной неприкосновенностью, безусловным иммунитетом вне территории государства их гражданства либо находящихся под их монаршей властью, если речь идет о королях и эмирах. Принимая во внимание отсутствие известных нам судебных производств по гражданским делам в Российской Федерации с участием данных лиц мы оставили действие их иммунитета в гражданском судопроизводстве за рамками настоящей диссертации.

<< | >>
Источник: Исаенков Александр Андреевич. Иммунитеты в гражданском процессуальном праве России. 2016

Еще по теме § 2.3. Дипломатический и иные иммунитеты в отношении определенных групп иностранных субъектов в гражданском процессе:

  1. § 4. Иски к иностранным государствам и международным организациям. Дипломатический иммунитет 1. Абсолютный и ограниченный (функциональный) иммунитет иностранного государства
  2. § 2.4. Иные виды иммунитетов в гражданском судопроизводстве
  3. 2. Дипломатический иммунитет
  4. ИСКИ И ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ ИММУНИТЕТ
  5. Владимир Александрович Жуков Гражданский иск к иностранному государству — нарушителю основных прав человека (проблема юрисдикционного иммунитета)
  6. Запрещение ответчику совершать определенные действия и запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства
  7. Глава 2. §6. Наблюдатели, представители средств массовой информации и иные субъекты избирательного процесса
  8. §1. Категория «иммунитет в гражданском процессуальном праве», значение иммунитета и его место среди смежных институтов и категорий
  9. 3.2. Иностранные юридические лица как субъекты меиедународных факторинговых отношений
  10. Тема 26 ГРАЖДАНСКИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВА ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН И ЛИЦ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА. ИСКИ К ИНОСТРАННЫМ ГОСУДАРСТВАМ, СУДЕБНЫЕ ПОРУЧЕНИЯ И РЕШЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДОВ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОГОВОРЫ
  11. 16. Субъекты гражданских процессуальных отношений и их классификация
  12. Глава 10. Гражданские правовые отношения и их субъекты
  13. Глава 22. ГРАЖДАНСКИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВА ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН И ЛИЦ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА. ИСКИ К ИНОСТРАННЫМ ГОСУДАРСТВАМ, СУДЕБНЫЕ ПОРУЧЕНИЯ И РЕШЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ СУДОВ. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОГОВОРЫ
  14. Субъекты, объекты и содержание гражданско-правовых отношений
  15. Гражданско-правовые нормы в Соборном Уложении Субъекты гражданско-правовых отношений
  16. § 2.1. Иммунитет государства в гражданском судопроизводстве
  17. 5.Понятие гражданского процесса, его цели, задачи. Стадии гражданского процесса, виды гражданского судопроизводства.
  18. 37. Особенности участие РФ, ее субъектов и муниципальных образований в гражданско- правовых отношениях.