§2 Кадровая политика формирования судейского корпуса

В предыдущем параграфе данной главы в целях проведения анализа ста­туса судьи выявлены правовые компоненты статуса судьи: закрепленные в нормативно-правовых актах принципы, требования к лицам, избираемым на должность судей, порядок избрания, гарантии и ответственность судей.

Компонентами статуса судьи, как отметил юрист-ученый М.И. Клеанд- ров, являются взаимодополняющие друг друга правовой, моральный, этиче­ский, психический, физиологический, социальный и иные компоненты, при

320

этом некоторые из них не облечены в правовую форму .

Цель данного параграфа - исследовать принципы и направления кадровой политики формирования судейского корпуса, включая внеправовые аспекты.

320 Клеандров М.И. Статус судьи: правовой и смежные компоненты. М.: Норма, 2008. С.23.

Анализ документов свидетельствует о том, что в 1921-1929 гг. кадровая политика в отношении судей осуществлялась тремя структурами:

1) РКП(б) - ВКП(б) (Центральный комитет партии и областные (гу­бернские) комитеты партии);

2) органами судебного управления (НКЮ РСФСР - в центре; губерн­ские, областные суды на местах);

3) Советами (прежде всего, Исполкомами Советов).

Документы свидетельствуют, что приоритет в области формирования су­дейского корпуса отдавался партийным комитетам: они ставили задачи форми­рования судейского корпуса, определяли критерии отбора судей, согласовыва­ли избрание и смещение судей.

Как уже отмечалось ранее, общественно-политическая система РСФСР

1921-1929 гг., основанная на диктатуре пролетариата, предопределила принци­пы статуса судьи, носившие правовой характер: отсутствие принципа незави­симости судебной власти, принцип сменяемости судей.

Но помимо правового компонента существенную роль в эволюции стату­са судьи в период нэпа играли нормы, установленные партийными документа­ми.

Сегодня вопрос о том, являлись ли партийные документы источниками советского права, является дискуссионным. В рамках данного исследования не будем относить партийные документы к источникам права, подчеркивая вместе с тем большую значимость партийных документов в создании и функциониро­вании органов государственной власти.

К числу внеправовых принципов формирования судейского корпуса сле­дует отнести избрание и отзыв судей по согласованию с партийными органами. Участие комитетов партии в данном механизме законодательно не закрепля­лось, но с самого начала регулировалось многочисленными инструктивными письмами.

Так, ЦК (Центральный Комитет) РКП(б) в связи с принятием ВЦИК По­ложения о судоустройстве 1922 г. и задачей поднять на должную высоту лич­ный состав судебных работников предложил «для укомплектования ... состава народного судов выделить в распоряжение губсуда всех товарищей коммуни­стов, когда-либо работавших в органах советской юстиции для соответствую­щего заполнения партийными силами кадров народных судей». И указал, что «всякие перемещения раз назначенных товарищей с юридической и судебной

работы для какой-либо иной производить только после тщательной оценки

321

степени их несоответствия судебной работе» .

Кадровому составу народных судей партийные органы придавали боль­шое значение: «Одним из очень важных органов Советского строительства яв­ляется суд. Наш суд будет только тогда надежным орудием коммунистической политики, если на подбор его личного состава партия обратит достаточно серь-

322

езное внимание» .

Отбор народных судей находился под непосредственным контролем ко­митетов партии.

О решающей роли партийных комитетов в избрании и снятии судей сви­детельствует со всей очевидностью отрывок из доклада в организационно­распределительный отдел ЦК РКП(б) об обследовании учетно­распределительной работы НКЮ РСФСР. В докладе указано: «Расхождение НКЮ с местными парторганизациями в вопросах назначения отдельных работ­ников редки. За полгода случаев снятия с судебной работы вопреки мнениям

323

НКЮ было всего 4» . То есть избрание и снятие с должности судей происхо­

дило по воле партийных комитетов, даже в случае несогласия с этим НКЮ РСФСР.

Об этом же свидетельствуют документы партийных органов на местах. В частности, Циркуляром Уральского Областного комитета РКП(б) от 4 января 1924 г. установлено, что назначение и перемещение народных судей произво­дится через областной исполком после согласования с окружными комитетами РКП(б)324.

Партийные органы санкционировали систематическое обновление судеб­ных кадров. Уральский областной комитет РКП(б) в 1924 г. для облегчения вы­движения новых работников в состав народных судей установил соглашение с соответствующими органами, согласно которому кандидаты в народные судьи могли приступать к работе после утверждения их окружными комитетами пар­тии и окружными исполкомами и прохождения 2-4 недель практической подго-

325

товки при Уполномоченном Областного суда в округе .

321 РГАСПИ. Ф.17. Оп.34. Д.346. Л.19.

322

ГАОПДКО (Государственный архив общественно-политической документации Курган­ской области). Ф.7. Оп.1. Д.2. Л.141.

323 РГАСПИ. Ф.17 . Оп.68. Д.561. Л.78.

324 ГАОПДКО. Ф.7. Оп.1. Д.2. Л.20.

325 ГАОПДКО. Ф.7. Оп.1. Д.2. Л.141.

Очевидно, основной задачей партийных комитетов являлось увеличение уровня партийности среди кадрового состава судей и обеспечение проведения судьями политики партии. На это указывают и партийные документы, в том числе на местах. В частности, Уральский областной комитет партии рекомен­довал окружным комитетам партии при подборе народных судей быть очень осторожными, «имеются сведения, что один товарищ, выдвинутый Окружко­мом народным судьей,...оказался на проверке настолько политически негра­мотным, что не мог объяснить, что такое РСФСР»326.

Показательно заявление в Курганский окружной комитет РКП(б) члена партии, избранного на должность судьи Утятского района (1925 г.), где он ука­зал, что «квалифицированных судей снимают, а меня как незнающего это дело назначают» и просил «совсем освободить от работы в органах юстиции», так

327

как назначение связано с переездом .

Кадровая политика в отношении судей проводилась и органами судебно­го управления, прежде всего НКЮ РСФСР, через многочисленные циркуляры, а кроме того, органами судебного управления на местах - губернскими (об­ластными, краевыми) судами.

Циркуляром НКЮ РСФСР в декабре 1926 г. отмечалось: на практике наблюдается недостаточно внимательное отношение к набору кандидатов на должности народных судей; очень часто губернские суды выдвигают лиц, мало подготовленных к выполнению возложенной на народного судью работы и не­достаточно знакомых с действующим законодательством. Будучи избранными на должность народных судей, указанные лица в очень скором времени обна­руживают свою неподготовленность к работе (нередко кассационная инстанция отменяет большой процент обжалованных приговоров и в особенности, реше­ний, вынесенных этими судьями). В связи с этим НКЮ РСФСР потребовал, чтобы ни один кандидат, не удовлетворяющий указанным в законе требовани­ям, не представлялся на утверждение губернского исполкома под личную от-

328

ветственность председателя губернского суда НКЮ РСФСР .

НКЮ РСФСР, прежде всего своими циркулярами, стремился при форми­ровании судейского корпуса обеспечивать социальный состав, следуя политике партии и государства.

326 ГАОПДКО. Ф.7. Оп.1. Д.2. Л.141.

327 ГАОПДКО. Ф.7. Оп.1. Д.120. Л.24.

328 ГАКО. Ф.№р.475. Оп.1. Д.2. Л.2.

К примеру, циркуляр №37 от 31 января 1925 г. НКЮ РСФСР потребовал при перевыборах состава судов ввести хотя бы по одному крестьянину - бедня­ку или середняку - беспартийному, но активному и советски настроенному, указывая, что это делается в соответствии с политикой партии и государства для выполнения поставленной 13 съездом партии задачи вовлечения крестьян-

329

ства в управление государством .

Циркуляр «О борьбе с нарушением революционной законности» от 19 января 1925 г. и Циркуляр № 50 от 21 февраля 1925 г. НКЮ РСФСР указал на

330

необходимость вовлечения женщин - работниц и крестьянок - в работу суда .

Циркуляром НКЮ РСФСР от 16 июня 1927 г. «О производстве деловой оценки ответственных работников органов юстиции» областным, краевым, гу­бернским судам предписывалось осуществлять деловую оценку - всесторон­нюю характеристику оцениваемого работника, причем не только по служебной линии, но и со стороны его общественной, политической деятельности. За оценкой должен был следовать вывод: соответствует ли работник занимаемой должности, подлежит ли перемещению на более ответственную должность, подлежит ли направлению для повышения квалификации на юридические кур­сы. Деловая оценка была названа средством выявления служебных качеств, критерием для наиболее целесообразного использования каждого работника и

331

дальнейшего продвижения его по службе .

Надо отметить, что к народному судье предъявлялись не только основное требование - отправление правосудия, но и требования политического харак­тера. Так, съезд судебных работников Курганского округа в 1924 г. определил требования к народному судье («проводнику диктатуры пролетариата»): судья должен быть идеологом нового быта; судья должен быть авторитетным и при­метным среди масс, недопустимы дружеские отношения судьи с «чуждым для трудящихся элементом», «посещение мест вращения нэповской халтуры»; по­вседневно перед судьей должны стоять вопросы классовой охраны трудящихся

332

судом .

329

Циркуляр НКЮ РСФСР № 37 от 31 января 1925 г. «О работе органов юстиции в де­ревне»// РГАСПИ. Ф.17. Оп. 68. Д.562. Л.192.

330 Циркуляр НКЮ РСФСР от 21 февраля 1925 г. № 50 // Сборник циркуляров НКЮ РСФСР за 1922-1925 гг. С. 393-395; ГАСО. Ф.148-р. Оп.1. Д.117. Л.24.

331 ГАСО. Ф.340-р. Оп.4. Д.3. Л.Л.16-17

332 ГАКО. Ф.№р. 286. Оп.1. Д.11. Л.329.

В такой ситуации было естественным, что в соответствии с кадровой по­литикой требования предъявлялись не столько к образовательному и профес­сиональному уровню судей, сколько к их политической сознательности.

Большое значение в кадровой политике партии и государства в период нэпа имели «чистки» партийных комитетов и органов власти, включая судеб­ные органы, «от чуждых элементов».

В начале 1923 г. на основании решения ЦК РКП(б) и указаний НКЮ РСФСР была проведена чистка работников юстиции, в результате которой в 36 губерниях и областях страны было уволено 986 ответственных судебных ра­ботников (председателей и членов губернских судов и особых сессий, народ-

333

ных судей, народных следователей, секретарей судов) .

Критерий «чисток» был дан в Циркуляре НКЮ РСФСР от 15 апреля 1924г. № 50: «удалению в первую очередь подлежат те народные судьи, кото­рые проявили в своей деятельности непоследовательность к проведению пра­вильной классовой политики, почему указанная мера, по общему правилу, не должна применяться к тем судьям, которые принадлежат к рабочему классу и обнаруживают при разрешении дел правильный классовый подход, хотя бы они в данный момент еще недостаточно усвоили нормы действующего законода-

334

тельства» .

Секретным циркуляром от 30 апреля 1924 г. Уральский областной коми­тет РКП(б) дал указание окружным комитетам партии «приступить к система­тическому освежению состава нарсуда». Необходимость проведения такого ме­роприятия объяснялась не вполне удовлетворительным составом суда: мало ра­бочих, много бывших служащих с незначительным партийным и революцион­ным стажем. Областной комитет партии предложил окружному комитету «начать систематическую замену всех судебных работников, которые по свое­му партийному и революционному стажу и социальному происхождению не могут обеспечить правильной классовой линии, стараясь в первую очередь, вы­двинуть для этой работы рабочих, а для нарсудей, работающих в деревне - из числа испытанных в преданности Советской власти крестьян бедняков и серед-

335

няков, прежде всего из числа бывших красноармейцев» .

333 Кучемко Н.М. Указ. Соч. - С.52.

334 Циркуляр НКЮ РСФСР от 15 апреля 1924 г. №52 // Сборник циркуляров НКЮ РСФСР за 1922-1925 гг. С. 10.

335 ГАОПДКО. Ф.7. Оп.1. Д.2. Л.141.

Циркуляром от 19 мая 1927 г. НКЮ РСФСР отметил, что на местах не­достаточно теоретически подготовленных кадров и указал на необходимость использования новых советских юристов (окончивших факультеты советского права вузов) на практической работе в органах юстиции. НКЮ РСФСР реко­мендовал принять меры не только к замещению имеющихся вакантных долж­ностей народных судей, но и произвести замену тех судей, которые не соот­ветствуют своему назначению336.

В «Плане проведения в жизнь директив съездов партии и правительства и партконференции в 1929-1930 гг. по органам юстиции Уральской области» со­держался пункт о борьбе с бюрократизмом и волокитой, включивший в себя проведение таких мероприятий, как чистка личного состава (15.09-15.10) и

337

привлечение к ответственности судей за бюрократизм и волокиту .

Распространенной причиной снятия народных судей с должности явля­лись дискредитация Советской власти, несоответствие морального облика народного судьи тем требованиям, которые к нему предъявлялись.

Представляет интерес докладная записка в ЦК РКП(б), в которой гово­рится, что деятельность судебного аппарат на местах характеризуется рядом недочетов, вследствие чего она вызывает серьезное недовольство населения. В записке указывается, что «факты свидетельствуют о значительной засоренности судебного аппарата нежелательными элементами, наличии ряда отрицательных явлений в его деятельности, свойственных всему низовому соваппарату - взя-

338

точничество, пьянство, произвол, бюрократия» .

НКЮ РСФСР в бюллетене от 31 декабря 1928 г. указал на необходимость борьбы с народными судьями, дискредитирующими советскую власть: «Пьян­ство и кумовство с антисоветскими элементам, дискредитирование власти раз­велись среди судебных работников в таких значительных размерах, что о них стали сообщать с разных концов. Судья, дискредитирующий власть в глазах трудящихся - не может больше оставаться судьей. Наркомюст принял решение: предпочтительнее на том или другом участке судебной работы вовсе не иметь работника, чем иметь работника, дискредитирующего прокуратуру и суд». НКЮ РСФСР допускал возможность отзыва народного судьи с должности, ес­

336 ГАСО. Ф.148-р. Оп. 1. Д.330. Л.11

337 ГАКО. Ф.№р.475. Оп.1. Д.40. Л.105.

338 РГАСПИ. Ф.17. Оп. 68. Д 562. Л.131.

ли местной печатью сообщалось о совершении неблаговидного поступка судь-

339

ей, например о том, что он «пьянствовал с кулаком» .

В целом по стране нередки были случаи злоупотребления должностным положением среди судей, что объяснялось, прежде всего, невысоким уровнем заработной платы. В середине 1920-х гг. им выносились порицания дисципли­нарных судов за то, что они работали в качестве подпольных адвокатов, за ис­пользование вещественных доказательств в личных целях, за организацию

340

платных выступлений свидетелей на суде .

На основе архивных документов можно привести ряд примеров. Так, в 1925 г. народный судья, являвшийся к тому же уполномоченным Уральского областного суда по Курганскому округу, был снят с должности за то, что в пользовании его тестя в течение 2-х лет находилось вещественное доказатель­ство - лошадь341. В 1926 г. народный судья Курганского округа был привлечен к дисциплинарной ответственности за задолженность кредитному обществу.

Плановой комиссией Курганского округа в 1925 г. были выявлены зло­употребления судебных работников, которые выражались в неисполнении даже самых элементарных требований закона, допускавшихся по малоопытности с одной стороны, и по политической и профессиональной малограмотности, с

342

другой .

Представляет интерес Бюллетень НКЮ РСФСР за 1929 г. №13, где пред­седателям областных (краевых) судов предписано публиковать в своих инфор­мационных бюллетенях списки всех судебных работников, снятых с должности за преступления и проступки, для того, чтобы судебные работники, снятые с работы за пьянство и другие дискредитирующие поступки, не могли устроиться вновь. Вместе с тем указано, что это не означает, что помещенные в списки лишаются права вновь работать в органах юстиции, но к вопросу о предостав-

343

лении им ответственной работы необходимо подходить осторожно .

339 ГАКО. Ф.№р.475. Оп.1. Д.27. ЛЛ.39, 40.

340 Соломон П. Советская юстиция при Сталине / пер. с англ. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1998. С.55.

341 ГАОПДКО. Ф.7. Оп.1. Д.132. Л.5; ГАОПДКО. Ф. 7. Оп.1. Д.1058. Л.62.

342

Краткий обзор Курганского округа Уральской области. Курган: Изд-во Окружной Пла­новой комиссии, 1925. С.553.

343 ГАКО. Ф.№р.475. Оп.1. Д.287. Л.82-83.

Согласно поступившим в ЦК РКП (б) данным 8,6% народных судей и народных следователей в 1926 г. подверглись дисциплинарным взысканиям344.

Анализ приведенных выше источников позволяет сделать вывод, что причинами «чисток» судебного состава являлись как факторы политического характера (стремление увеличить в составе судей процент рабочих в городах и бедняков-середняков в деревнях, включить в состав суда лиц с большим пар­тийным стажем), так и общее стремление повысить авторитет и эффективность суда. Об этом свидетельствуют директивные указания о необходимости снятия с должности судей за дискредитацию должности судьи, за низкий моральный облик.

Можно заметить парадоксальность ситуации: «чистки», имевшие целью улучшить состав суда, на деле вели к значительной текучести кадров судей и как следствие, к высокому проценту народных судей, имевших незначитель­ный стаж работы должности судьи.

Помимо «чисток» фактором, существенно повышавшим текучесть судеб­ных кадров, являлись перемещения работников с должности судей на ответ­ственные должности в других сферах государственного управления.

Органы судебного управления, как в центре, так и на местах осознавали сложность ситуации, связанной с перемещением судей.

В частности, на совещании членов Челябинской судебно-кассационной сессии, прокуратуры, народных судей, народных следователей, уполномочен­ных областного суда об улучшении работы судебно-следственных участков, со­стоявшемся 27 марта 1925 г., было решено поставить перед партийной органи­зацией вопрос о вреде частых перебросок опытных судебных работников на другие советские работы345.

Курганский окружной комитет ВКП(б) в резолюции от 15 октября 1926 г. на основе доклада Уполномоченного областного суда о состоянии судебно­следственного аппарата округа выявил недостатки: текучесть личного состава, недостаточную квалификацию работников, отсутствие необходимой юридиче­ской и политической литературы. Для их устранения Уполномоченному было предложено принять меры к закреплению основных кадров судебных работни­ков через «выдвижение товарищей вполне пригодных для этой работы», под­нять квалификацию судей путем направления на юридические курсы, обеспе­

344 РГАСПИ. Ф.17. Оп. 68. Д.562. Л.47.

345 ГАКО. Ф.№р.281. Оп.1. Д.21. Л.30.

чить снабжение судей необходимой литературой, предложить районным коми­тетам партии заслушивать отчеты народных судей не реже одного раза в квар-

346

тал .

На основе анализа архивных документов можно сделать вывод о проти­воречивости кадровой политики партии, игравшей руководящую роль в госу­дарстве. С одной стороны, было осознание необходимости профессиональной подготовки судей, повышения их морального облика, закрепления кадрового состава. И вместе с тем систематически проводились «чистки» судей, их пере­мещения по партийной линии на должности в другие сферы государственного управления и хозяйства, что существенно повышало процент текучести кадров судебных работников и низкий уровень профессионализма судей, в том числе и из-за небольшого стажа судебной работы.

Комиссия НКЮ РСФСР, проводившая обследование деятельности орга­нов юстиции по Уральской области, признала, что большой процент обновле­ния кадрового состава не мог не отразиться на качестве работы - молодой, не­опытный состав требовал подготовки. Были выявлены недостатки в подготовке судей, в частности, вовлечение рабочих в судебную работу проводилось непла-

347

номерно, без соответствующей подготовки .

Как уже отмечалось ранее, Положением о судоустройстве закреплялось избрание судей на короткий срок - всего один год. Вместе с тем Положением допускалось переизбрание судьи без ограничения сроков. И все же такие нор­мы создавали возможность для перемещения судей по партийной линии на дру­гие должности.

Автор ряда статей в Еженедельнике советской юстиции в 1920-х годах

В. Одинцов указывал, что срок выборности должен быть более или менее про­должительным, и объяснял это тем, что «две трети судебных работников со­всем не подготовлены к работе в народном суде. Часто меняющийся состав не­возможно пропустить через фильтр теоретической подготовки (краткосрочные курсы). С другой стороны, нецелесообразно вести теоретическую подготовку судебного работника, не будучи уверенным, что он будет избран на эту долж-

348

ность» .

346 ГАОПДКО. Ф.7. Оп.1. Д.132. Л.18.

347 ГАКО. Ф.№р.475. Оп.1. Д.40. Л.67.

348

Одинцов В. Два слова о судебной квалификации работников народного суда // Ежене­дельник советской юстиции. 1922. №37-38. С.19-20.

Партийные комитеты и органы судебного управления использовали пере­выборы судей проведения своей кадровой политики, в частности, для замены «сомнительных» в классовом отношении судей и для введения в состав суда бедняков и середняков349.

Таким образом, высокая текучесть кадрового состава судей ставила перед органами судебного управления очередную задачу по созданию системы уско­ренной подготовки судей и их закреплению на должности.

Так, Президиум Уральского областного суда на заседании 11 мая 1927 г. принял решение: ввиду чрезмерной текучести (42%) личного состава судебно­следственных работников призвать окружные исполкомы принять все меры к закреплению основных кадров судебных работников и рекомендовать им со­здать институт практикантов для занятия судебных должностей, увеличить вы­деление средств на содержание судебного участка и оживить деятельность

350

юридических кружков .

НКЮ РСФСР в целях повышения квалификации и увеличения рабоче­крестьянской и партийной прослойки признал необходимым в пределах каждой губернии (области) и округа создать постоянный резерв из актива особо заре­комендовавших себя народных заседателей, общественных обвинителей, чле­нов административно-правовых секций и организовать для них вечерние курсы по специальной программе. Было предложено реорганизовать областные курсы в курсы переподготовки и «пропустить через них» всех судебных работников из числа выдвиженцев с производства после того, как они пройдут определен-

351

ный стаж практической работы .

Комиссия НКЮ РСФСР в январе 1929 г. по результатам обследования народных судов Уральской области признала необходимым провести ряд мер по переподготовке кадров, что было обусловлено увеличением подсудности народных судов. Эта задача была возложена на окружные суды, которые долж­ны были основное внимание уделить непосредственному инструктажу судей путем вынесения частных определений, выводов кассационной практики, до-

352

кладов, указаний, директивных писем, совещаний .

349 Циркуляр НКЮ РСФСР № 37 от 31 января 1925 г. «О работе органов юстиции в деревне» // РГАСПИ. Ф.17. Оп. 68. Д 562. Л.192.

350 ГАКО. Ф.№р.475. Оп.1. Д.4. Л.66-67.

351 ГАКО. Ф.№р.475. Оп.1. Д.287. Л.47.

352 ГАКО. Ф.№р.475. Оп.1. Д.40. Л.68.

В докладной записке ЦК РКП(б) факт чрезвычайной текучести кадров су­дей объяснялся несерьезным отношением к подбору судей со стороны местных

353

партийных и советских органов и тяжелыми материальными условиями .

На тяжелые материальные условия как причину текучести кадров указы­вают и архивные документы на местах. Так, уполномоченный Уральского об­ластного суда по Курганскому округу в докладе за 1926 г. указал на низкую за­работную плату как на причину большой текучести кадров, а также отметил, что текучесть кадров народных судей пополнила судебные органы работниками более слабыми, и это отразилось на работе 354.

По Уральской области заработная плата судей в 1926 г. для разных кате-

355

горий составляла 90-101 рублей, 73-86 рублей .

Для сравнения: в промышленности средняя зарплата рабочего в тот же период составляла 52 рубля, служащих учреждений и предприятий - 82 руб-

356

ля .

При анализе источников становится очевидным, что проблему текучести кадров судей, их слабой профессиональной подготовки пытались решить на всех уровнях: в центральных, областных, местных исполкомах, партийных ко­митетах, органах судебного управления. Однако изначальная противоречивость кадровой политики не позволяла достичь результатов.

Регулярно повторявшиеся указания партийных органов и органов судеб­ного управления, как и статистические данные, свидетельствуют о том, что многочисленные недостатки в работе судов, связанные с большой текучестью кадров судей и их слабой профессиональной подготовкой, в период нэпа так не были преодолены.

Наряду с народными судьями в отправлении правосудия участвовали народные заседатели, состав которых также был предметом особого внимания исполнительных комитетов советов, органов судебного управления, партий­ных комитетов.

Согласно Положению о судоустройстве РСФСР 1922 г. народными засе­дателями могли быть все трудящиеся граждане РСФСР, имевшие право изби­

353 РГАСПИ. Ф. 17. Оп.68. Д.562. Л.43.

354 ГАОПДКО. Ф.7. Оп.1. Д.132. Л.183.

355

Доклад о деятельности судебно-следственных органов Уральской области за 1926 г. // ГАСО. Ф.88-р. Оп.1. Д.1068. Л.2.

356 Головин С.А. Имущественная дифференциация доходов населения СССР в 20-30 годы XX века // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2008. №66. С.179.

рать и быть избранными в местные Советы. Лишались права быть народными заседателями лица, опороченные по суду или исключенные из общественных и

357

профсоюзных организаций за позорящие поступки и поведение .

Положение о судоустройстве РСФСР 1926 г. изменило статус народных

358

заседателей, внесло ряд изменений в порядок их избрания .

Народными заседателями не могли быть лица, исключенные из обще­ственных и профессиональных организаций за позорящие поступки и поведе­ние - в течение трехлетнего срока, а лица, осужденные за преступления, - до погашения судимости. Получила законодательное оформление установившая­ся на местах практика избрания народных заседателей на общих собраниях трудящихся.

Изменился статус народных заседателей - как отмечал НКЮ РСФСР, но­вым Положением о судоустройстве народные заседатели стали рассматривать­ся как необходимая часть суда и получили название «переменного состава су­да». Народные заседатели приравнивались на все время исполнения судебных обязанностей к народным судьям и наравне с ними несли дисциплинарную и уголовную ответственность за проступки и преступления, совершенные в свя­зи с исполнением этих обязанностей359.

Характерно, что требования к социально-классовому положению и поли­тической благонадежности народных заседателей носили правовой характер, были закреплены в Положениях о судоустройстве 1922 г., 1926 г.

Порядок «призыва народных заседателей к исполнению судебных обязанно­стей» закреплялся главой III Положения о судоустройстве РСФСР 1922 г. Со­гласно ст.20 Положения народные заседатели привлекались по списку, состав­ленному для каждого участка народного суда на основе социально-классового критерия отбора: 50% народных заседателей должны были быть представлены рабочими, 35% - сельским населением, 15% - военнослужащими.

Согласно ст. 21 Положения о судоустройстве РСФСР 1922 г. фабрично­заводские комитеты, местные исполкомы, комиссары воинских частей должны

357

Постановление ВЦИК от 11 ноября 1922 года «О введении в действие Положения о судо­устройстве РСФСР» // СУ РСФСР. 1922. № 69. Ст. 902.

358

Постановление ВЦИК от 19 ноября 1926 года «Об утверждении Положения о Судо­устройстве РСФСР» // СУ РСФСР. 1926. № 85. Ст. 624.

359 Циркуляр НКЮ РСФСР от 15.12.26 // ГАКО. Ф.№р.475. Оп.1. Д.2. Л.2.

были производить выборы кандидатов, «сообразуясь со степенью их полити­ческой подготовленности»360.

Нормативно-правовыми актами ВЦИК, СНК РСФСР, НКЮ РСФСР уста­навливались дополнительные требования к народным заседателям, что свиде­тельствовало о том значении, которое придавали органы власти советскому суду.

Так, совместное Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 20 октября 1929 г. устанавливало, что при рассмотрении дел о несостоятельности коопе­ративных организаций привлекаются народные заседатели из числа лиц, рабо­тающих в соответствующих хозяйственных органах361.

Очевидно, стремление руководства страны повысить авторитет советско­го суда было значительно, если на столь высоком уровне принимались реше­ния о необходимости привлечения в состав суда в качестве народных заседа­телей людей, хорошо знакомых с теми специальными вопросами, которые могли служить предметом разбирательства в суде.

НКЮ РСФСР Циркуляром от 15 декабря 1926 г. дал указание, чтобы народные заседатели избирались по преимуществу из грамотных362.

Кампаниям по выборам и перевыборам народных заседателей уделялось большое политическое значение и особое внимание.

Для проведения кампании по избранию народных заседателей в уезде (округе) создавалась специальная комиссия по разверстке при уездных, окружных исполкомах в составе местного помощника губернского прокурора и одного из народных судей под председательством члена уездного (окружно­го) исполкома.

Руководство работой комиссии по разверстке осуществлял окружной ко­митет партии363.

Так, Уральским областным комитетом партии были определены конкрет­ные задачи окружных комитетов партии при проведении кампании:

1 Обеспечение политически и классово выдержанного состава изби­раемых заседателей путем выдвижения рабочих от станка и крестьян- коммунистов и испытанных беспартийных.

360 Постановление ВЦИК от 11 ноября 1922 года «О введении в действие Положения о судо­устройстве РСФСР» // СУ РСФСР. 1922. № 69. Ст. 902.

361 Кожевников М.В. Указ. Соч. С.199.

362 Циркуляр НКЮ РСФСР от 15.12.26//ГАКО. Ф.№р.475. Оп.1. Д.2. Л.2.

363 ГАОПДКО. Ф.7. Оп.1. Д.2. Л.57.

2 Контроль за правильным распределением числа избираемых заседа­телей по предприятиям.

3 Проведение в состав нарзаседателей работниц и крестьянок в коли­честве до 25% всего числа заседателей»364.

Документы свидетельствуют, что и на судебные органы возлагалась зада­ча обеспечения состава народных заседателей по социально-классовой при­надлежности, политической благонадежности.

Так, Президиум Уральского областного суда 11 марта 1927 г. указал об­ластному суду на необходимость проведения мероприятий, обеспечивающих классовый состав народных заседателей365.

На народных судей возлагалась задача проверки политической благона­дежности народных заседателей. Народные судьи должны были выезжать в местные исполкомы для исследования этого вопроса, а в случае невозможно­сти выезда затребовать от исполкомов отзывы об избранных заседателях, кого и почему считать неблагонадежными366.

Картину проведения кампаний по избранию народных заседателей дают архивные документы.

Например, согласно отчету Курганского окружного комитета партии, пе­ревыборная кампания 1927 г. в Курганском округе продолжалась 1,5 месяца (с 20 февраля по 3 апреля), избирательные собрания приходилось проводить по несколько раз, чтобы добиться законного количества избирателей. Средний процент посещаемости перевыборных кампаний избирателями по Курганско­му округу составил 36% 367.

Как отмечается в отчете, к выборам избиратели отнеслись пассивно. Списки народных заседателей, рекомендованные собраниям ячейками ВКП(б) и бедняцкими группами, сопротивления не встречали и проходили почти везде единогласно. Общая норма народных заседателей, назначенная окружной ис­полнительной комиссией, была выполнена на 97,5%. Социальный состав («ка­чественный подбор») удовлетворительный - рабоче-крестьянская прослойка составила 89,2%.

Комитетом партии были выявлены недостатки: срок был выбран неудач­но, и кампания по перевыборам народных заседателей совпала с другими

364 ГАОПДКО. Ф.7. Оп.1. Д.2. Л.57.

365 ГАКО. Ф.№р.475. Оп.1. Д.4. Л.68.

366 ГАКО. Ф.№р.280. Оп.1. Д.14. Л.118.

367 ГАОПДКО. Ф.7. Оп.1. Д.546. Л.21.

кампаниями; не было достаточно подготовленной работы со стороны совет-

368

ских и партийных организаций; активность населения была незначительной .

Органы судебного управления стремились улучшить состав народных за­седателей, в частности, повысить правовую грамотность народных заседате­лей, что подтверждается архивными источниками.

К примеру, Президиум Уральского областного суда 11 марта 1927 г. ука­зал областному суду на необходимость вести с народными заседателями регу­лярную работу по правовому просвещению369. Органы судебного управления требовали проводить систематическую работу с народными заседателями для повышения их «активности, общекультурного уровня и особенно правовой

370

грамотности» .

Во исполнение указаний органов судебного управления народные судьи для ознакомления народных заседателей с началами судопроизводства прово­дили собрания, совещания, лекции, доклады. Так, в Шадринском округе Уральской области в 1924-1926 гг. такие мероприятия проводились ежегодно во всех районах в количестве 6-10; в 1927 г. было проведено в общем 93 со-

371

брания и доклада .

Делая вывод о кадровой политике в формировании судейского корпуса, необходимо подчеркнуть, что наряду с правовым нормами, регулировавшими формирование судейского корпуса, важную роль играли внеправовые компо­ненты.

Анализ источников позволил выявить принципы внеправового характера, к числу которых относятся избрание и отзыв судей только с согласия партий­ных комитетов, перемещение судей по партийной линии, формирование судей­ского корпуса с учетом требования партийной принадлежности и революцион­ного правосознания кандидатов на должности судей.

Кадровая политика формирования судейского корпуса осуществлялась тремя разными инстанциями: партийными комитетами, исполнительными ко­

368 ГАОПДКО. Ф.7. Оп.1. Д.546. Л.21.

369 ГАКО. Ф.№р.475. Оп.1. Д.4. Л.68.

370

Васильев. Больше внимания работе с нарзаседателями // Известия Уралоблисполкома. 1927. №15. С.17.

371

Шадринский окружной исполнительный комитет. Материалы о работе за 1924-1925 и 1925-1926 гг. Шадринск, 1927. С. 151; Отчет о работе за 1926-1927 год. Шадринск: Издание Окрисполкома, 1928. С.107.

митетами советов, органами судебного управления. В целом все три структуры осуществляли единые задачи в области формирования судейского корпуса.

На основе обобщения анализа опубликованных источников и архивных документов удалось выявить приоритетные направления, присущие определен­ной структуре в области формирования судейского корпуса. Так, кадровая по­литика партийных комитетов была в первую очередь, направлена на формиро­вание судейского корпуса лицами с партийной принадлежностью и революци­онным правосознанием. НКЮ РСФСР стремился к повышению квалификации судейского корпуса. Совместными усилиями партийных комитетов, исполко­мов, органов судебного управления обеспечивался социально-классовый состав суда.

Источники свидетельствуют о противоречивости кадровой политики формирования судейского корпуса. Партийные и государственные органы осо­знавали необходимость профессиональной подготовки судей, закрепления кад­рового состава судей, для чего предпринимали возможные меры. И в то же время проводили «чистки», целью которых было улучшение политического и морального облика судей. «Чистки», дополненные перемещениями судей на другие должности по партийной линии, порождали большую текучесть кадров судей и, как следствие, низкий уровень профессионализма судей.

<< | >>
Источник: Винниченко О.Ю., Филонова О.И.. Модернизация судебной системы в пе­риод нэпа: монография. Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та,2013. 172 с.. 2013

Еще по теме §2 Кадровая политика формирования судейского корпуса:

  1. РОЛЬ КАДРОВОГО ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА В КАДРОВОЙ ПОЛИТИКЕ ОРГАНИЗАЦИИ
  2. КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ
  3. Определение судейской политики
  4. Не обязывающая природа судейской политики
  5. 16.1. Кадровая корпоративная политика и роль трудового договора
  6. Судейская политика — политическая деятельность (politics) при разрешении дел?
  7. УДОВЛЕТВОРЁННОСТЬ ТРУДОМ КАК ЭЛЕМЕНТ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ ОРГАНИЗАЦИИ
  8. 8.Управление реализацией государственной кадровой политики в системе государственной и муниципальной службы
  9. Глава 8. Судейская политика и модели правосудия
  10. 3.2. Проблемы формирования информационного и кадрового обеспечения, создания научно-исследовательской и учебной базы налогового контроля, пути их решения
  11. Государственно-правовая политика в области кадрового состава государственного аппарата
  12. 4. Политика правительства по формированию бюрократии
  13. Политика правительства в области формирования бюрократии
  14. §3. Особенности реализации уголовной политики в сфере налогообложения и налогово-правовые средства обеспечения исполнения обязанностей по уплате налогов. 3.1. Концепция национальной безопасности Российской Федерации — основа формирования основных положений уголовной политики в сфере налогообложения.
  15. 4. Политика правительства в области формирования бюрократии
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -