Запрет на осуществление права в противоречии с его назначением

Запрет на осуществление права в противоречии с его назначением как предел осуществления гражданских прав был впервые закреплен в ст. 1 Гражданского кодекса РСФСР 1922 г., однако в качестве универсального предела осуществления гражданских прав не был воспринят современным законодателем. «Назначение права заключается в легальной общественно- полезной цели, ради которой субъект обладает правом и использует его». Определяя назначение права, таким образом, законодатель определяет тот круг интересов, который надлежит удовлетворять посредством осуществления такого права. В современных исследованиях вопросов осуществления гражданских прав назначение права относят к специальным пределам их

о «1

осуществления . Обусловленность осуществления права его назначением имеет место в сфере жилищных и земельных отношений. В области отношений по поводу интеллектуальной собственности такой предел осуществления исключительных прав выделять не приходится. Поэтому в качестве предела

осуществления исключительного права запрет на осуществление в противоречии с назначением рассматривать не следует.

Выход за пределы осуществления гражданского права, т.е. осуществление правовых возможностей в случае, когда это не дозволено, влечет, согласно нормам ст. 10 ГК РФ, такое явление как злоупотребление правом. Категория злоупотребления правом, являясь одной из центральных проблем цивилистики, неоднозначно воспринимается наукой: от ее полного отрицания до признания и даже абсолютизации. Выше приводились ссылки на отдельные работы по указанному вопросу. Из современных авторов достаточно универсальное определение злоупотреблению правом предложила О.А. Поротикова: «умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему субъективного гражданского права сопряженное с нарушением установленных в законе пределов осуществления прав и причиняющее вред третьим лицам либо создающее условия для наступления такого вреда» . Очевидно, что злоупотребление правом, являясь деянием неправомерным, может повлечь возникновение охранительных обязательств, (деликтного, кондикционного), может вылиться в специальные виды гражданских .правонарушений. Данное обстоятельство используется противниками теории злоупотребления, которые указывают, что нет необходимости в таком явлении, коль скоро вредоносные последствия осуществления гражданских прав устраняются с привлечением специальных , правовых норм. Между тем злоупотребление правом интересно, прежде всего, с точки зрения его юридического последствия — отказа праву в защите.

Однако из смысла п. 2 ст. 10 ГК РФ не ясно, применим отказ в защите права к конкретному требованию, при котором происходит злоупотребление, или отказ выносится «навсегда», т. е. право в принципе лишается защиты. В последнем случае, следует полагать, происходит прекращение права, поскольку «оно становится юридически незащищенным и тем самым перестает быть правом». В отдельных случаях прекращение правом в качестве последствия злоупотребления им прямо предусмотрено законом (например, п. 3 ст. 14 Закона «О защите конкуренции»). Так же не ясно, распространяется ли отказ в защите права на все заявленные истцом требования, или суд вправе отказать в применении отдельных способов защиты и удовлетворить иск частично. Представляется, что норма п. 2 ст. 10 ГК вполне позволяет суду удовлетворить иск злоупотребляющего правообладателя частично, поскольку полный отказ в требовании приведет к тому, что фактически противоправное поведение нарушителя, против которого направлено такое требование, будет дозволено правопорядком, а это может привести к еще большему злу, нежели злоупотребление правом.

Предъявление злоупотребляющим правообладателем требования о судебной защите происходит тогда, когда лицо обязанное нарушает его право, следовательно, отказывая в защите права, суд допускает для обязанного лица не исполнить свою обязанность .

Одно дело, кода обязанное лицо , спровоцировано на нарушение права самим управомоченным для привлечения его к ответственности с целью нанести вред. Здесь, думается, имеет место случай шиканы, с последствиями которой и призвана бороться норма п. 2 ст. 10 ГК РФ, а так же специальные нормы об освобождении от возмещения вреда (ст.ст. 1066,1067,1083 ГК РФ).

Однако злоупотребление исключительными правами обычно выглядит несколько иначе: вынудить обязанных лиц нарушить право практически не возможно, а вот воспользоваться последствиями нарушений права в целях собственного обогащения вполне реально. Злоупотребление исключительным правом более всего посягает на интересы неопределенного круга лиц, на общественные интересы, и в этом плане становится значительным социально- вредным явлением (например, патентообладатель сам не использует потребное обществу изобретение и другим не разрешает). Поэтому для пресечения злоупотреблений исключительными правами используются, на наш взгляд, меры, которые носят специальный характер по отношению к норме п. 2 ст. 10 ГКРФ.

Так, неиспользование товарного знака, которое относят к

о со

злоупотреблению соответствующим исключительным правом , может иметь целью сохранения знака «прозапас», что бы в последствии выгодно ля себя уступить право на него, или в выжидании, когда третье лицо использует сходное обозначение, для привлечения последнего к ответственности. Такое поведение, безусловно, предосудительно. Но если отказать в защите права при таких обстоятельствах (что не повлечет еще его прекращения) значит позволить неограниченному числу лиц использовать товарный знак, что неизбежно приведет к умалению общественных интересов — интересов потребителей, на защиту которых направлено законодательство о товарных знаках. Поэтому существует норма о прекращении права на товарный знак при неиспользовании его в течение трех лет (ст. 1486 ГК РФ).

Самые опасные злоупотребления имеют место в сфере патентных технологий. Практике давно известны так называемые «агрессивные патенты», создаваемые специально в целях осуществления одного правомочия

исключительного права — правомочия требования359. Тактика недобросоветстных патентообладателей заключается в выжидании нарушений со стороны предпринимателей, что бы затем вчинить им иск и взыскать в качестве убытков весь доход от использования запатентованного объекта. Здесь отметим, что нарушать исключительное право этих лиц никто не вынуждал, и они действуют противоправно, стало быть, применив п. 2 ст. 10 ГК, суд признает противоправное поведение дозволенным, т.е. правовая охрана распространится на незаконный, противоправный интерес. Полагаем, что относительно изобретений и селекционных достижений в таких случаях п. 2 ст. 10 ГК неприменим, поскольку законом установлен специальный механизм устранения подобных злоупотреблений — принудительное лицензирование. Установив правила о принудительном лицензировании, законодатель тем самым исключил возможность применения отказа в защите патентному праву, требуя от заинтересованных в использовании объекта интеллектуальной собственности лиц не нарушать исключительное право, а обращаться за принудительной лицензией.

Представляется, что применение п. 2 ст. 10 ГК РФ в сфере отношений интеллектуальной собственности, должно быть осторожным и взвешенным с учетом интересов как третьих лиц, так и правообладателя, но прежде всего с учетом общественных интересов. Редакция п. 2 ст. 10 ГК РФ, позволяющая суду «гибко» подходить к отказу в защите права, может положительно способствовать решению этой задачи.

<< | >>
Источник: Аникин Александр Сергеевич. СОДЕРЖАНИЕ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ - ДИССЕРТАЦИЯ. 2008

Еще по теме Запрет на осуществление права в противоречии с его назначением:

  1. Запрет на недобросовестное и неразумное поведение при осуществлении гражданских прав.
  2. О ПУТЯХ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРОТИВОРЕЧИЙ МЕЖДУ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫМ ИНСТИТУТОМ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ И ПРАКТИКОЙ ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ
  3. Понятие, сущность и социальное назначение права, его система
  4. §1. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ ЗАПРЕТ НА ОБЛАДАНИЕ БИОЛОГИЧЕСКИМ (БАКТЕРИОЛОГИЧЕСКИМ) ОРУЖИЕМ И НА ЕГО ПРИМЕНЕНИЕ.
  5. 2. Соотношение права и морали: единство, различие, взаимодействие и противоречия
  6. Право собственности граждан на жилые помещения и особенности его возникновения и осуществления. Способы приобретения права собственности. Правовое положение членов семьи собственника.
  7. 55. Соотношение права и морали: единство, различие, взаимодействие и противоречие
  8. §7. Социальное назначение государства и его функции
  9. 3.3 Сущность государства и его социальное назначение
  10. Глава 6. СИСТЕМА И ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ НАЗНАЧЕНИЕ ПРИНЦИПОВ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАННОСТЕЙ
  11. § 3. Ограничения и запреты уступки права
  12. Назначение жилого помещения и пределы его использования
  13. 9.1. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АППАРАТ, ЕГО НАЗНАЧЕНИЕ
  14. Право апелляционного производства и порядок его осуществления.
  15. Право кассационного обжалования и его осуществление
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -