§ 1. ИЗМЕНЕНИЕ СУБЪЕКТНОГО СОСТАВ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА

Выше изложены субъектные составы права следования и права доступа, предусмотренные законодательством Российской Федерации. Анализ действующего нормативного регулирования позволяет сделать вывод о необходимости внесения в Закон изменений, направленных на увеличение числа лиц, которые могут участвовать правоотношениях, рассматриваемых в настоящем исследовании.

1. Право следования.

Законом предусмотрено, что в правоотношениях, возникающих в связи с продажей экземпляров произведений изобразительного искусства, могут выступать: -

Автор; -

Наследники автора по закону; -

Продавец; -

Организации коллективного управления авторскими правами. Считаем, что указанный перечень необходимо расширить, включив в

него наследников автора по завещанию, а также покупателя.

Одним из вариантов перехода имущества от физических лиц к иным участникам гражданских правоотношений является наследование. Учёными- цивилистами, рассматривавшими проблемы наследственного права, предложено множество определений понятия «наследование». Так, В.И. Серебровский под наследованием понимал «переход имущества умершего к другому лицу или другим лицам - его наследникам в установленном законом порядке»102. Позднее в науке гражданского права под «наследованием» понимали «переход имущественных прав и обязанностей, а также некоторых личных неимущественных прав умершего (наследодателя) к одному или нескольким лицам (наследникам)» , а также «переход прав и обязанностей умершего лица - наследодателя к его наследникам в соответствии с нормами наследственного права»103. В настоящее время, исходя из содержания норм раздела V главы 61 Гражданского кодекса Российской Федерации, наследованием является переход имущества умершего к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есгь в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, за редкими исключениями, предусмотренными российским законодательством. При всём многообразии подходов к раскрытию сущности основного понятия наследственного права, оно осталось неизменном, что позволяет согласиться с мнением тех, кто считает наследственное право «самым консервативным институтом из всех отраслей права»104.

В соответствии со статьёй 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследственного имущества входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности, за исключением личных неимущественных прав, других нематериальных благ, прав и обязанностей, неразрывно связанных с личностью наследодателя.

Общим принципом наследственного права Российской Федерации является принцип приоритета наследования по завещанию над наследованием по закону. Полагаем, что предусмотренный абзацем вторым пункта 2 статьи 17 Закона переход права следования только к наследникам автора по закону противоречит указанному принципу по следующим основаниям.

Идеологическую основу права следования при его возникновении составляла проблема защиты интересов начинающих художников, скульпторов и создателей иных произведений изобразительного искусства, чьи творения приобретались продавцами по низким ценам, а в дальнейшем перепродавались по гораздо более высоким ценам, после прихода к авторам известности. Но помимо имущественных интересов указанных авторов защита требовалась их наследникам, в число которых после Первой мировой войны входило большое число вдов, сирот погибших художников и скульпторов. Именно в целях защиты имущественных интересов указанных лиц 20 мая 1920 года во Франции был принят закон, положивший начало процессу включения права следования в международные соглашения, определяющие нормативное регулирование авторских прав, а также в национальные законодательства различных государств.

В соответствии со статьёй 14tcr Бернской конвенции право следования, которым обладают художники и скульпторы в отношении оригиналов произведений изобразительного искусства, а также писатели и композиторы в отношении оригиналов своих рукописей, переходит к физическим и юридическим лицам, управомоченных национальным законодательством.

Полагаем, что при разработке и принятии Закона не были учтены некоторые нормы наследственного права, а также принципы указанной подотрасли гражданского права. В число основополагающих принципов наследственного права входят: -

принцип приоритета наследования по завещанию над наследованием по закону; -

принцип субъективной свободы выбора, воплощенный в свободе завещания для наследодателя и в свободе выбора действий для наследника;

- принцип обеспечения наследнику права наследования105.

В соответствии с нормами законодательства, действовавшего в момент рассмотрения и принятия Закона106, наследование по закону имело место, когда и поскольку оно не было изменено завещанием.

Зафиксированный принцип приоритета наследования по завещанию над наследованием по закону надлежало учесть разработчикам Закона, чтобы исключить противоречие, возникающее при наследовании имущественных прав авторов. Оно возникает по следующим причинам. Имущественные права любых авторов, в том числе художников и скульпторов, предусмотренные в статье 16 Закона, наследуются согласно статье 28 Закона в общем порядке, то есть первоначально наследниками по завещанию. Только в четырёх случаях возможен переход наследуемого имущества к наследникам по закону: 1.

Если наследодатель не определит, какое имущество переходит к его наследникам. 2.

Если завещание будет не соответствовать установленным законом требованиям. 3.

Если наследник откажется от наследства. 4.

Если наследника по завещанию нет.

Однако, в соответствии со статьёй 17 Закона, в отношении такого имущественного права авторов произведений изобразительного искусства, как право следования, применяется только наследование по закону. Различные подходы к наследованию имущественных прав авторов произведений изобразительного искусства вносят в процедуру передачи наследуемых прав излишнюю запутанность.

Принцип субъективной свободы выбора был воплощён для наследодателя в статьях 534, 535, 543 ГК РСФСР, предоставляющих ему возможность по своей воле завещать то или иное имущество любым лицам, в любом размере, вплоть до лишения наследников наследства, в любой момент, но с учётом ограничений, налагаемых законом. Для наследника этот принцип был зафиксирован в статьях 546, 550 ГК РСФСР и предоставлял право принять наследство по любому основанию (по завещанию, по закону, в порядке наследственной трансмиссии или в результате открытия наследства) либо отказаться от наследства. Соблюдение в полном объеме указанного принципа при наследовании имущественных авторских прав, предусмотренных в пункте 2 статьи 16 Закона, и ограничение его при наследовании права следования, нарушает равенство между наследодателями, что не может быть приемлемо для гражданско-правовых отношений.

Также при разработке и принятии Закона нарушен принцип обеспечения наследнику права наследования, что выразилось в игнорировании презумпции достойности наследника по завещанию, предусмотренной в статьях 530, 531, 534 ГК РСФСР, согласно которой любой человек, который обладает правом наследовать имущество, достоин для принятия от наследодателя имущество по завещанию.

Можно предположить, что разработчики законопроекта хотели материально поддержать ближайших родственников авторов произведений изобразительного искусства, обеспечив переход права следования только указанной категории лиц. Для этого ими был выбран такой институт наследственного права как наследование по закону.

Исходя из доктрины, действовавшей в то время, наследственное право ограничивает свободу завещания лишь для того, чтобы были обеспечены имущественные интересы лиц, связанных с наследодателем кровным родством, отношениями супружества, усыновления, а также нетрудоспособных наследников107.

В соответствии со статьёй 532 ГК РСФСР, действовавшего на момент принятия Закона, при наследовании по закону имущество умершего переходило к его родственникам согласно установленной очередности. К наследникам по закону также относились нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении наследодателя не менее одного года до его смерти.

Однако, как мы полагаем цель обеспечения нетрудоспособных родственников и иждивенцев наследодателя прежде108 и в настоящее время109, достигалась и достигается выделением в наследстве обязательной доли, которая наследуется нетрудоспособными детьми, родителями, супругами и иждивенцами наследодателя. Институт обязательной доли возник в результате компромисса между свободой завещания и охраной имущественных интересов нетрудоспособных наследников наследодателя.

На основании вышеизложенного считаем, что разработчиками Закона были недостаточно проанализированы нормы наследственного права, в результате чего автор произведения изобразительного искусства был необоснованно лишен права завещать право следования лицу, которое по мнению наследодателя достойно этого.

Проблема передачи авторских прав по завещанию поставлена давно.

Известный правовед-цивилист Е.А. Флейшиц, включающая в содержание авторского права личные неимущественные и имущественные права авторов, заявляла, что «... авторское право в целом может быть отчуждено только по завещанию»110. Этот вывод она аргументирует тем, что «не всегда супруг и

дети близки автору как носителю творческих замыслов, политических,

~ 144

литературных, научных и художественных воззрении» .

Н.В. Макагонова не поддерживает наследование по завещанию неимущественных прав автора, в тоже время сожалеет, что многие выдающиеся деятели литературы, искусства избегают составление завещаний, из-за чего наследство переходит к правопреемникам автора не в смысле духовной связи с ним, а только лишь в смысле общих юридических правил и теряет свой творческий потенциал111.

Полагаем, что было бы справедливым предоставить авторам право самим определять не только лиц, к которым переходят по наследству предметы материального мира, в которых воплощен их творческий замысел, но и имущественные права в отношении указанных вещей. Считаем, что ограничение права автора передавать по наследству имущественные права, в том числе право следования, может замедлить увеличение числа произведений изобразительного искусства и привести к сокращению объема использования духовных ценностей широкими слоями населения. Указанная точка зрения поддерживается не только юристами, но и авторами произведений изобразительного искусства112.

С момента введения в действие Закона прошло более 13 лет. За это время была принята Конституция Российской Федерации, в части 4 статьи 35 которой каждому гарантировано право наследования, вступила в силу часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации, изменившая нормы действовавшего прежде наследственного права. Однако, принципы наследственного права, на которые мы обратили внимание, не только сохранили своё содержания, но и были более подробно раскрыты в нормах части третей Гражданского кодекса Российской Федерации. В связи с чем, противоречие, существовавшее между нормами прежнего наследственного права и нормами Закона относительно наследственного правопреемства права следования, также существует между действующими положениями наследственного права и Закона.

Возвращаясь к зарубежному опыту правового регулирования наследственного правопреемства права следования, следует отметить, чго переход указанного правомочия как к наследникам по закону, так и к наследникам по завещанию, предусмотрен в большинстве стран, национальным законодательством которых регламентированы отношения, возникающие в связи с перепродажей соответствующих объектов авторского права. Кроме того, положения Бернской конвенции и Декларации, не устанавливают запрет на наследование указанного правомочия по завещанию.

На основании вышеизложенного считаем, что переход права следования в порядке наследственного правопреемства должен быгь подчинён общему правилу наследования, согласно которому нельзя ограничивать право наследодателя завещать принадлежащее ему имущество любому избранному им лицу.

Полагаем, что в российское законодательство об авторском праве необходимо внести дополнение, расширяющие категорию лиц, к которым право следования может перейти в порядке наследственного правопреемства, за счет включения в нее наследников по завещанию.

Надеемся, что у законодателей будет достаточно мудрости, чтобы согласиться предложенной редакцией пункта 3 статьи 1293 Законопроекта, в которой его разработчики предусмотрели переход права следования к любым наследникам автора, включая наследников, как по закону, так и по завещанию, что предлагалось нами более двух лет назад113.

Полагаем, что в Закон об авторском праве необходимо внести изменения, касающиеся возложения на покупателей произведений изобразительного искусства обязанностей по обеспечению авторов информацией, необходимой для реализации последними предоставленных им прав. Более подробно вопрос о наделении покупателя обязанностью информационного обеспечения автора будет раскрыт в третьем параграфе настоящей главы.

Рассмотрев расширение субъектного состава управомоченной стороны в отношениях, возникающих в процессе реализации права следования, перейдём к рассмотрению вопроса увеличения субъектного состава обязанной стороны, в отношениях возникающей при реализации права доступа.

2. Право доступа.

Как изложено выше, Законом на стороне обязанной стороны предусмотрен только собственник экземпляра произведения изобразительного искусства. Считаем, что, зафиксированное Законом ограничение субъектного состава обязанной стороны рассматриваемого правоотношения указанием в числе обязанных лиц, только собственника экземпляра произведения изобразительного искусства, не охватывает всей совокупности возможных ситуаций, которые могут возникнуть в связи с обладанием указанным предметом материального мира различными титульными владельцами, предусмотренными гражданским законодательством Российской Федерации.

Существует большое количество лиц, которые, не являясь собственниками вещи, владеют ею на законных основаниях. В качестве таких лиц, именуемых также титульными владельцами, могут выступать залогодержатель, арендатор, хранитель, комиссионер и т.д. Кроме того, владеть экземпляром произведения изобразительного искусства могут

гос ин-тинтеллектуал собственности -2004 - Часть! -С. 159-163

обладатели таких вещных прав, как хозяйственное ведение и право оперативного управления. Не следует забывать и о давностных владельцах, право владения которых в отношении вещей, в том числе картин и скульптур, охраняется гражданским правом от действий лиц, не являющихся собственниками указанных вещей, направленных на ограничение указанного права давностного владения.

Полагаем, что автору должна быть предоставлена возможность самим определять способ реализации права на воспроизведение своего произведения. Иногда автору проще обратиться к титульному владельцу с просьбой о предоставлении доступа к экземпляру созданного им творения, чем к собственнику. В ситуации с обладанием экземпляром произведения изобразительного искусства давностным владельцем автору сложно вообще определить, кто является собственником его картины, скульптуры или иного творения. Однако Закон в форме, не позволяющей иных толкований, установил необходимость обращения автора только к собственнику соответствующего экземпляра произведения. Полагаем, что предложенная формулировка недостаточно корректна. Если логически анализировать содержание абзаца второго пункта 1 статьи 17 Закона, то выходит, что поскольку собственник обязан предоставить автору возможность доступа к созданному последним экземпляру произведения, то владелец в силу своей подчинённости воле собственника, также обязан допустить автора к указанному творению. Налицо недоработка разработчиков Закона об авторском праве, проявившаяся в несогласованности текста закона со смыслом, заложенным в норму права. Суть права доступа, заключается в предоставлении лицом, владеющим экземпляром произведения изобразительного искусства, возможности автору реализовать право воспроизведения созданного им произведения. Примером адекватного отражения в нормативном правовом акте содержания нормы права, в данном случае, может быть часть первая § 25 германского Закона об авторском праве и смежных правах, в соответствии с которой автор вправе требовать от владельца экземпляра созданного им произведения доступа к своему творению.

К сожалению, разработчики Законопроекта повторили указанную ошибку лиц, работавших над созданием и принятием Закона. В случае принятия и вступления в силу предложенного ими варианта статьи 1292 части четвёртой Гражданского кодекса Российской Федерации авторы вновь столкнуться с указанной проблемой в ходе реализации права доступа.

В юридической литературе изложено мнение, согласно которому автор может потребовать предоставления ему возможности осуществления права на воспроизведение своего произведения не только от собственника оригинала соответствующего произведения, «но и от другого лица, владеющего этим оригиналом на основе какого-либо вещного права»114.

Считаем, что отсутствие прямого указания в Законе на принадлежность автору права доступа в указанном объеме может привести к отказу в удовлетворении требования предъявляемого к владельцу экземпляра соответствующего произведения по формальному основанию.

Поэтому предлагаем в законодательство об авторском праве внести изменения, в соответствии с которыми автору будет предоставлено право требовать предоставления ему возможности осуществления права на воспроизведение своего произведения не только от собственника, но и лица, владеющего экземпляром произведения изобразительного искусства.

Рассмотрев направления совершенствования российского законодательства об авторском праве, касающиеся изменения субъектного состава отношений возникающих при реализации права следования и права доступа, перейдём к предложениям по изменению объектного состава указанных правоотношений.

<< | >>
Источник: Подносков Д. В.. Право следования и право доступа в российском авторском праве. - М.: РГБ.. 2007

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. ИЗМЕНЕНИЕ СУБЪЕКТНОГО СОСТАВ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА:

  1. § 1. СОСТАВ ПРАВООТНОШЕНИЙ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  2. § 2. ИЗМЕНЕНИЕ ОБЪЕКТНОГО СОСТАВА ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  3. § 3. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  4. § 3. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СОДЕРЖАНИЯ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  5. § 2. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ НОРМАТИВНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТНОШЕНИЙ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  6. § 2. СУЩНОСТЬ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  7. ГЛАВА 1. МЕСТО ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА В СИСТЕМЕ АВТОРСКИХ ПРАВ
  8. ГЛАВА 3. НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  9. ГЛАВА 2. НОРМАТИВНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТНОШЕНИЙ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА СЛЕДОВАНИЯ И ПРАВА ДОСТУПА
  10. 81 Договор страхования: понятие, виды, субъектный состав, права и обязанности сторон.
  11. Договор транспортной экспедиции: понятие, источники, субъектный состав, форма договора. Права и обязанности сторон.
  12. 3.5. Субъектный состав договора репо
  13. Субъектный состав валютных операций банков
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Государство и право - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -