1. Исторический обзор развития авторского законодательства во Франции.

Важный вклад в становление и формирование авторского права как гражданско-правового института внесла французская юриспруденция. Ей во многом принадлежит заслуга в разработке юридической природы авторских прав, в частности в признании ее двойственности1.

Уже в эпоху Великой французской революции, когда утверждались новые основы права, появилось понятие интеллектуальной собственности и были приняты первые декреты, определившие правовой статус авторских творческих произведений, закрепившие принципы их правовой охраны. Хотя справедливо будет отметить, что юридические исследования, касающиеся проблем различения видов имущества, собственности и т.п., относились и к более раннему периоду, не говоря уже о достижениях в этой области римской юриспруденции2. Тем не менее соответствующие юридические понятия, сложившиеся во французском (древнем, средневековом) праве, были дополнены в Новое Время разработкой концепции исключительного вида собственности - интеллектуальной3.

Интересна предыстория возникновения законодательства об интеллектуальной собственности, и, в частности, авторских правах на произведения искусства. Однако признание этих прав авторов было относительно запоздалым: лишь в XVIII в. заговорили о литературной, художественной и промышленной собственности. Именно законодателю времен революции принадлежит заслуга выделения этого нового вида предмета правового регулирования - интеллектуальной деятельности человека.

И все же, анализируя ранние предпосылки зарождения авторских прав, как отмечает один из исследователей данной проблемы Патрик Таффоро, можно найти их в эпохе средневекового французского права, когда авторские отношения регулировались сначала заключаемыми сторонами гражданско- правовыми договорами, а затем и нормативными общеобязательными актами4.

Первый из вышеперечисленных источников, устанавливавших авторские правоотношения - договор (контракт), который заключался между автором и физическим лицом с передачей последнему права использовать произведение, прежде всего, это касалось издателей, исполнителей или промышленников. Например, автор литературного произведения передавал по договору свою рукопись издателю (с ее отчуждением), и, таким образом, издатель мог выпустить любое количество экземпляров произведения без выплаты автору вознаграждения. В этом случае издатель не заботился о соблюдении прав автора на переданное им произведение, его интересовала лишь прибыль от продажи авторского произведения. Подобным образом регулировались отношения и в театральной сфере. Автор мог добровольно заключить контракт с импресарио, например о передаче его произведения для постановки спектакля в театре, и его вознаграждением обычно был, начиная с середины XVII столетия, определенный процент от чистых доходов театра. В тоже время следует отметить, что на первый взгляд очевидная свобода в заключении контракта, которая теоретически могла стимулировать развитие авторского права как такового, в реальности была мнимой, так как существовало лишь небольшое число трупп, которые обладали официально этим правом, монополией на заключение контрактов.

Еще в XV-XV1 вв. эта монополия принадлежала, например, «Собратьям страсти», которые затем уступили ее труппе отеля Бургундия5.

Людовик XIV, в период правления которого какое-то время существовало несколько трупп, в том числе труппа Мольера, всс же в 1680 г. объединил их под именем «Французские комедианты», передав их актерам, таким образом, монополию. В этих условиях авторам приходилось вести переговоры прежде всего с актерами, обладавшими этим преимуществом. Несколько попыток законодательной регламентации этих отношений не удались. Потому оставалась нерешенной проблема осуществления контроля в отношении чистых доходов, получаемых администрацией театра, лишь часть которых выплачивалась автору, тогда как право последнего на процент от извлеченной прибыли часто нарушалось6.

Итак, на ранних этапах развития авторских отношений они еще не стали предметом правового регулирования во французском законодательстве и догме, это в равной мере относится впрочем к современному тому времени российскому гражданскому праву. В тоже время с появлением первых законов, регулировавших авторские отношения, во Франции распространилось представление об авторском праве как о частной привилегии, предоставляемой создателю произведения. Данная существенная мера изначально была прерогативой парламента в рамках его административных по тем временам полномочий, но вскоре стало делом короля.

Учреждение привилегии в литературной области появилось вскоре после начала книгопечатания: по мнению французского исследователя Патрика Таффоро, примеры можно найти с 1534 г., причем аналогичные ранее появившимся венецианским прецедентам7. Для понимания значения предоставлявшейся привилегии необходимо напомнить, что печатание одной книги в то время требовало больших расходов: на оборудование типографии и изготовление тиража, особенно с учетом того, что в начале распространение книг шло медленно. По этим причинам издатели, которые решились вкладывать крупные суммы в книгопечатание, хотели защитить себя от случаев контрафакции, а предоставление им привилегии в полной мере отвечало их интересам и этой необходимости8.

Следует отметить, что появление института привилегий также обязано и средневековым традициям: любая новая деятельность требовала благословения господина, а в эпоху Нового Времени государя (суверена). Последний быстро осознал, какие политические выгоды он мог извлечь из предоставления привилегий, которые в свою очередь позволяли ему контролировать распространение творческих произведений. Эффективность действия института привилегии сохранилась и в XVI в. во время протестантской реформы. Со времен Франсуа I предоставлению привилегии предшествовало «предварительное одобрение», то есть, по сути цензура. Однако сама привилегия стоила преодоления сложностей, связанных с получением разрешения. Указание на факт предоставления привилегии обычно размещалось в начале произведения или иногда в конце его. Привилегии предоставлялись на определенный срок, который варьировался от 2 до 20 лет и впоследствии могли предоставляться на новый срок. В соответствии с ними были обеспечены: право издателя или книгопечатника на использование произведения, а именно на его распространение, защита от распространения его контрафактных экземпляров, а гакже исключалась возможность изменять либо лишать произведение, например, какого-либо его отрывка без согласия издателя под угрозой уголовного наказания и конфискации неправомерно измененных экземпляров произведения. Кроме того, издатель, ставший обладателем такой привилегии, по меньшей мере, теоретически (поскольку часты были случаи тайных изданий, осуществлявшихся заграницей) получал защиту от любой конкуренции в течение определенного времени8.

Привилегия прежде всего предоставлялась издателю, обеспечивая ему выгоду, но иногда приносила пользу и автору. Так, например, драматург Рабле получил личную привилегию, которой он мог воспользоваться либо продать ее издателю, либо уступить ее на время. Известно, что, например, драматург Ронсар уступил свою привилегию на 8 лет9.

Таким образом, предоставляемые привилегии касались исключительных, имущественных авторских прав, в частности права распространять экземпляры произведения; о личных неимущественных правах, именуемых в современном французском авторском праве моральными правами автора, речи не шло и не существовало защиты от плагиата, наоборот многие авторы активно заимствовали чужие фрагменты и сюжеты, к примеру, этим «славился» Мольер.

На следующем этапе развития, в XVIII столетии авторское право Франции претерпело существенные изменения: вышеприведенный порядок стал предметом критики, тогда как заинтересованность в интеллектуальной деятельности человека возросла. В частности, авторы литературных произведений вступали все чаще в противоречие с издателями и исполнителями. Проявляли недовольство, в частности, провинциальные издатели, так как они были вовсе лишены привилегий, в отличие от столичных парижских. Кроме того, получили распространение случаи нерегламентированного возобновления привилегий. В свою очередь авторов не устраивало положение законодательства о случаях становления произведений достоянием общественности10. Всс больше укреплялась идея, отражавшая одновременно настроение авторов и издателей, которым первые уступали свои права. Л именно, общественное мнение того времени исходило из постулата: из всех видов собственности интеллектуальная собственность автора на его произведение является наиболее справедливой и священной. Несколько публикаций и судебных решений, принятых в этом контексте оказали также существенное влияние на общественное мнение; среди них (в период правления Людовика XVI) судебное постановление Королевского совета 1777 г. по вопросам литературы, а затем и по вопросам театра в 1780 г., направленные на регламентацию этой области отношений. Но содержащиеся в них механизмы регулирования авторских отношений окончательно не устранили спорные ситуации11. Таким образом, вопросы взаимоотношений в области авторских прав стали решаться на нормативно- правовом уровне, хотя круг охраняемых объектов был узок, в частности не была обеспечена охрана правам авторов художественных произведений.

Законодательство революционного периода уже в большей мере отвечало общественным настроениям, подчиняясь двум новым задачам радикального обновления права в целом, и авторского, в частности. Они, по сути, сводились к тому, что, во-первых, идея свободы не совместима с режимом предварительного разрешения12. С другой стороны, побеждала и идея унификации законодательства, вместо не отвечавшего требованиям времени института привилегий, связанного с сословным делением общества, поскольку была осознана необходимость появления правил применимых равным образом ко всем субъектам, общеобязательных, способных, в частности, регулировать и авторские отношения.

Начиная с 1791 года, об интеллектуальной собственности стали заявлять во всеуслышание. Впрочем, иначе и быть не могло, ведь собственность провозглашалась как «священная и неприкосновенная» уже в Декларации прав человека и гражданина 1789 г.13. Следует отметить, что в данный период право интеллектуальной собственности понималось в контексте права собственности как такового14. В узком смысле, интеллектуальная собственность понималась как «самая святая, самая законная, самая неоспоримая и самая личная собственность», «преумножение которой не может нанести ущерба ни республиканскому равенству, ни свободе»15. Решения Национальной ассамблеи 4 августа 1789 г. были нацелены покончить разом со всеми привилегиями, но на практике в области книжного дела привилегии предоставлялись по меньшей мере до конца февраля 1790 г. Впоследствии вопрос был урегулирован решениями Учредительного собрания, а затем Национального республиканского Конвента16.

Роль законодательных органов революционного периода в развитии

авторского права была велика. «В 1790 г. учредительное собрание

постановило выработать единый Гражданский Кодекс, распространяющийся

на всю Францию»17, и выработанный в 1800 г. комиссией (Троншс, Биго-де-

Преаменэ, Порталис, Маллевиль) проект был принят Законодательным

корпусом 21 марта 1804 г.. Кодекс, сыгравший важную роль в развитии

французского гражданского права, подробно регламентировал вопросы

«различия имущсств»18 и собственности. Было принято три

основополагающих нормативно-правовых акта (а именно, декрета в

соответствии с терминологией той эпохи) в области интеллектуальной

собственности: закон от 31 декабря 1790 года о патентах на изобретения;

закон от 13 и 19 января 1791 года о праве публичного представления

театральных произведений и закон от 19 и 24 июля 1793 года о праве

воспроизведения произведений литературы и искусства, наиболее

интересный для целей данной работы, так как им был выделен такой объект

20

авторского права как произведения искусства .

Первый из указанных законов касался промышленных объектов интеллектуальной собственности, второй - драматических произведений.

Декрет от 31 декабря 1790 г. копировал соответствующее законодательство, принятое ранее в Англии, новацией которого было признание произведения собственностью его автора. Изобретатель получал патент на изобретение без предварительной экспертизы, но на возмездном основании, то есть он уплачивал таксу по своему выбору от 300-1500 ливров в зависимости от срока действия патента (на 5 или 15 лет). По истечении этого срока результат интеллектуальной деятельности автора становился общественным достоянием19.

В отношении драматических произведений действовал Декрет от 13 января 1791 г., разработанный Шапелье (участвовавшим в установлении запрета объединения в экономической области). Этим актом провозглашалась свобода создания театров. Поскольку в последующие годы открылись многие театры, оказалось своевременным введение этой нормы. Декрет давал также право осуществлять постановку театральных пьес посредством простого заявления в муниципалитет при получении письменного согласия на это автора, так как по общему правилу право постановки театрального произведения было закреплено именно за автором и его наследниками (на период до 5 лет после его смерти).

По истечении этого срока произведение становилось общественным достоянием.

Следует отметить, что эти декреты не регулировали авторских отношений по поводу литературных произведений, а необходимость в обеспечении их охраны существовала. Кроме того, установленный ими срок действия авторских прав следует признать весьма непродолжительным. Как следствие, по предложению Де Локаналя, Конвент принял еще один Декрет от 19 июля 1793 г., который расширил круг охраняемых объектов, включив в него все рукописные произведения всех жанров, музыкальные произведения и впервые живопись, графику и гравюру. В соответствии с ним исключительное право предоставлялось авторам, которое они могли передавать полностью или позволять частичное использование произведения. При этом исключительные права автора действовали в течение жизни автора и переходили к его наследникам на десятилетний срок после смерти автора. Единственным условием отныне стало хранение (депонирование) экземпляров произведений в общественных библиотеках. Требование депонирования произведения оставалось во французском авторском законодательстве и далее22. При этом устанавливалась уголовная ответственность за нарушение авторских прав в форме конфискации контрафактных экземпляров и гражданско-правовая - в виде возмещения ущерба в размере стоимости 3000 контрафактных экземпляров, таким образом, Уголовный кодекс 1810 г. (Code penal) Франции был дополнен таким видом преступного деяния, как контрафакция23.

Постепенное развитие института авторского права в положениях французского законодательства в XVIII в. одновременно сопровождалось теоретическим осмыслением основ авторского права, а именно его юридической природы, места его в общей системе права, оснований, объекта и содержания данного права20'1. Эта же тенденция была свойственна и российской юриспруденции аналогичного этапа становления авторского права. Основная масса французских теорий касалась, прежде всего, литературной собственности, среди которых можно выделить две основные. Согласно первой из них так называемые «умственные произведения»: произведения литературы, науки и искусства рассматривались как вид собственности, а в свою очередь авторские права как разновидность вещных прав. Будучи результатами труда автора, они представляли ценность, прежде всего, своим «внутренним, умственным» содержанием, а не столько их материальной формой, как вещи, участвовавшей в гражданском обороте.

Для придания значимости «незримой бестелесности» данного вида собственности сторонники этой концепции провозгласили ее священной и неприкосновенной, заслуживающей признания и уважения, по отношению к которой материальная собственность играла служебную роль21. В связи с этим требовалась законодательная регламентация авторских отношений, введение института литературной собственности с применением к нему всех общих принципов собственности: бессрочности, безусловности, неограниченности. Именно эта теория доминировала во Франции в конце XVIII в., так как отвечала революционным представлениям о правах личности, о необходимости отмены издательских привилегий; таким образом, исключительное право, основанное на естественных правах личности, принадлежало автору бесспорно, будучи продуктом его ума.

Под влиянием этой теории авторскому праву на литературные произведения впервые в истории юриспруденции было присвоено наименование литературная собственность (Декрет от 19 июля 1793 г.). Хотя содержание этого понятия было сужено законодателем до ограниченного во времени (срок действия составил 10 лет) авторского права на исключительное пользование произведениями22.

В отношении произведений художников и художников-графиков (картин и рисунков) Декретом от 19 июля 1793 г. их авторам было предоставлено исключительное право «продавать, передавать для продажи, распространять свои произведения на территории республики, а также уступать полностью или частично право собственности на них»23.

Эти нормативные акты отражали главные правовые идеи Революции - свободы и равенства личности24. Привилегии были упразднены, свобода предпринимательства стала одним из основных правовых принципов. В основу законодательства в сфере патентов и авторских прав было заложено положение о том, что авторское право признавалось за автором априори без соблюдения каких-либо формальностей, а патенты предоставлялись административными органами на основании личного заявления изобретателя. Споры по поводу авторских прав рассматривались в судебном порядке, причем автор литературного произведения был вправе предъявить иск в случае плагиата лишь при условии, что два экземпляра его произведения ранее были переданы на хранение в Национальную библиотеку.

Принятое в ту эпоху законодательство в области авторских прав, регулировавшее вопросы литературной, научной и художественной собственности, продолжало действовать во Франции с незначительными изменениями вплоть до 1957 года.

До середины XIX в. во французском праве доминировала теория умственной собственности в ее измененном законодательством варианте. Как уже ранее упоминалось, этот вид собственности ограничивался сроком действия исключительных прав (изначально десятилетний срок в Декрете 1793). Впоследствии сроки действия авторских прав были продлены до 20 лет после смерти автора (Декрет от 5 февраля 1810г.)25, далее до 50 лет (Закон от 14 июля 1866г.)26. Последней законодательной комиссией при Наполеоне III была предпринята попытка ввести бессрочное действие авторских прав, с этой целью был разработан проект устава о собственности литературной и артистической, но в итоге все же было установлено положение о срочном авторском праве. Именно законодательное неприменение теории умственной собственности в том виде, в котором данная концепция была разработана в доктрине, привело со временем к тому, что от нее впоследствии постепенно отказались законодатели как Франции, так и России, оставив лишь используемые ею термины. Вместе с тем с середины XIX в. продолжались исследования в этой области, причем не только специалистами-юристами. Так, французский экономист Лабуле в своей работе «Etude sur la propriete litteraire en France et en Angleterre au XVIII siecle» 1858 г. сравнивал автора с земледельцем, а права на произведение с плодами земли, на которой работали, само же приобретение авторского права - с одним из способов овладения вещью, оккупацией27.

Тогда же французская правовая доктрина открывает новое понятие, которое не было ранее установлено революционными законодателями- «моральное право автора», оно впоследствии применялось Законом 11 марта 1957, затем Законом 1 июля 1992 г., благодаря этим актам результаты интеллектуальной деятельности, содержавшие все виды интеллектуальных творений, стали объектами собственности: таким образом идеи XVI столетия стали четкими в XVIII в. и значительно обогатились в XIX в.

Французское законодательство рассматриваемого периода шло но пути развития норм, касавшихся объектов интеллектуальной собственности, путем их обновления, во-первых, и в тоже время сохраняя следование традициям, сложившимся в предыдущих актах. В частности, Законом от 14 июля 1866 г. был увеличен объем правомочий наследников автора, и установлен узуфрукт в пользу пережившего супруга автора; к тому же срок действия исключительных прав в пользу наследников умершего увеличился до 50 лет со дня смерти автора.

В начале XX в. французское авторское право переживало новый период своего развития: Закон от 11 марта 1902 г.28 наделил понятие «творческое произведение» новым смыслом, отбросив привязки к достоинству и назначению результата творчества в связи с предоставлением ему правовой охраны29. В следующем Законе 1910 г. были закреплены, в частности, новые права авторов произведений искусства, среди которых право на воспроизведение 30. Помимо этого, были раз2 раничсны права автора на его отчужденное произведение и права приобретателя материального носителя, в котором оно воплощено31.

Позднее был расширен круг авторских правомочий: так законом от 20 мая 1920 г. была предоставлена охрана авторскому праву следования. Его субъектом мог быть не только сам автор, но и его правопреемник. Им было обеспечено право получения процента от суммы каждой последующей перепродажи произведения. Наследникам же гарантировалось получение отчислений в течение 50 лет после смерти автора результата творчества.

Важнейшим этапом в развитии общих положений авторского права Франции стало принятие в 1925 г. закона, в котором отмечалось, что предоставление правовой охраны произведению осуществляется в силу факта его создания, вне зависимости от совершения каких-либо формальностей.

Таким образом, более полутора веков во Франции действовали законы 1791-93 гг. Их лаконичность, абстрактность формулировок позволили применять их для решения очередных юридических проблем вплоть до появления новых технических средств воспроизведения и распространения произведений литературы и искусства. Тогда возникла необходимость приведения законодательства в области авторского права в соответствие с новыми техническими достижениями, такими как фотография, кино, граммофонные пластинки, магнитофон, телевидение, расширившими видовой состав объектов авторского права. Эту задачу решил знаменитый закон от 11 марта 1957 года, ставший основой современного французского законодательства в области авторского права, в частности Кодекса интеллектуальной собственности от 1 июля 1992 г.36. Очевидно, что законодательство эпохи Революции регулировало в целом лишь вопросы собственности, то есть, сугубо материального «денежного» ее свойства (предоставление автором права на показ театрального произведения за фиксированную долю от прибыли, получаемой устроителем спектаклей; передача прав на рукопись издателю при установлении процента автора от прибыли с тиражей), юридическая же наука и законодательство XIX и первой половины XX веков совершила принципиальный поворот, придя к признанию морального права автора.

Анализ Закона от 11 марта 1957 года о литературной и художественной собственности показывает, что он включил в себя значительную часть юридического революционного наследия, начиная с законов 1791 и 1793 гг., став своего рода уставом авторского права. Его принятию способствовала сформировавшаяся к тому времени судебная практика по вопросам, касающимся авторских прав, что отчасти способствовало и выдвижению морального права автора произведения на приоритетные позиции. Обеспеченная законом правовая охрана была несомненно более эффективной, но ее предоставление считалось необоснованным в отношении тех лиц, которые не являются создателями результатов творчества (за ними признавались права не авторские, а смежные права).

Смежные области права, связанные с воспроизведением звука и изображения, появились лишь в XX веке вместе с соответствующими техническими средствами. Они формировались по тем же принципам, что и авторское право, являясь необходимым и желаемым правовым последствием развития средств массовой коммуникации. То есть, появление новых технических возможностей привело к необходимости разработки и признания новых правовых норм, регулирующих вопросы интеллектуальной собственности в области литературы и искусства.

Поэтому французский Закон от 3 июля 1985 года усовершенствовал и дополнил предыдущий, изменив положения, касающиеся аудиовизуальной и кинематографической продукции, установив первые правовые нормы для смежных прав. Он регламентировал во Франции права исполнителей, производителей аудио- и видеозаписей, а также организаций теле- и радиовещания.

Очевидно, что французская юриспруденция внесла значительный вклад в формирование авторского права как гражданско-правового института, имеющего место в законодательстве и доктрине стран романо-германской правовой системы. Основой гражданского права Франции как и других стран континентальной правовой системы является реципированное римское право (основной источник, в частности, Свод гражданского права Юстиниана), которому были известны соответствующие нормы.

Историко-правовой анализ развития авторского законодательства и теории во Франции позволил выделить основные этапы становления и развития авторского права во Франции до начала XXI века. Среди них четыре периода наиболее значимых: -

конец XVIII - начало XIX вв. (начиная с законодательства эпохи Великой французской революции, когда появилось само понятие «интеллектуальная собственность»); -

начало XIX в. - середина XIX в. (доминирование теории «умственной собственности»); -

середина XIX в. - начало XX в. (признание за авторами моральных

прав); -

адаптация к новым техническим и информационным достижениям (XX в. - начало XXI вв.).

<< | >>
Источник: Ефремова Валерия Владимировна. Авторское право на произведения изобразительного искусства в России и Франции / Диссертация / Москва. 2008

Еще по теме 1. Исторический обзор развития авторского законодательства во Франции.:

  1. Глава 1. Становление и развитие авторского законодательства и доктрины во Франции и России (XVIII-XX вв.).
  2. 2. История развития отечественного авторского законодательства.
  3. §1. Исторические аспекты развития понятия «объединение» в законодательстве СССР и РФ
  4. 2.2. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О НАСЛЕДОВАНИИ АВТОРСКИХ ПРАВ
  5. 2.2. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О НАСЛЕДОВАНИИ АВТОРСКИХ ПРАВ
  6. Исторический очерк развития Российского уголовного законодательства о необходимой обороне
  7. 3. Краткий исторический очерк развития законодательства об ответственности за преступления, посягающие на общественную безопасность
  8. ГЛАВА II. ИСТОРИКО-ПРАВОВОЕ РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ КАК СУБЪЕКТОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ (ОБЗОР ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, ТЕОРИИ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ)
  9. § 1, Краткий исторический обзор английской судебной системы и источников права
  10. 2. Субъекты авторских прав во французском авторском законодательстве и доктрине. Субъективные права автора: моральные и имущественные права, право следования.
  11. Общий обзор законодательства.
  12. Общий обзор законодательства.
  13. Введение (обзор развития изучения науки римского права)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -