Исключительное право в системе абсолютных и относительных гражданских прав: абсолютные и квазиабсолютные исключительные права.

Общепринятым является мнение, что исключительные права имеют

ЛО

абсолютную природу . В.О. Калятин выделяет ряд признаков «абсолютности» исключительных прав: а) соответствующему праву соответствует обязанность всех третьих лиц воздерживаться от действий, не согласующихся с ним; б) обязанности пассивных субъектов имеют форму запрещения; в) нарушение права может последовать со стороны любого лица; г) иск для защиты может быть направлен против каждого лица, нарушающего право; д) право возникает независимо от воли пассивных субъектов.

Вместе с тем специфика объекта исключительных прав позволяет несколько свободнее подходить к трактовке абсолютной природы этих прав. В традиционном варианте абсолютное правоотношение предполагает наличие одного абсолютного права на объект, еще одно такое же абсолютное право на тот же объект существовать не может, иначе можно предположить, что в этом случае правоотношение перестает быть абсолютным. Не может' быть установлено несколько прав собственности на одну вещь, право собственности- одно, собственник, как управомоченная сторона — един, допускается лишь наличие нескольких лиц на стороне собственника (общая собственность).

Вместе с тем допускается существование нескольких разных по характеру абсолютных прав на одну вещь: право собственности и право оперативного управления (хозяйственного ведения). В связи с этим интерес представляет ситуация, сложившаяся в институте правовой охраны средств индивидуализации.

Принцип относительной новизны товарного знака предполагает наличие исключительного права у разных субъектов на одно обозначение, но индивидуализирующее разнородные товары. Если объект исключительного права — товарный знак — рассматривать как просто изображение или словосочетание (в этом качестве оно может выступать и объектом авторского права), такая ситуация не дает возможности квалифицировать исключительное право на него как абсолютное. Но если рассматривать товарный знак как средство индивидуализации, т.е. с учетом его функционального назначения (индивидуализация определенного товара), мы будем иметь дело с разными объектами исключительных прав — средствами индивидуализации товаров, работ, услуг. Исключительные права разных субъектов в отношении этого обозначения ни коим образом не пересекаются, они остаются классическими абсолютными правами, поскольку и тот, и другой обладатель товарного знака потенциально могут нарушить исключительные права друг друга (используя свой товарный знак для индивидуализации однородных товаров с товарами другого лица). В этом смысле под объектом исключительного права на товарный знак (знак обслуживания) надлежит понимать не обозначение как изображение или словосочетание, а обозначение, индивидуализирующее определенные товары, работы, услуги.

Вместе с тем может сложиться ситуация, когда идентичные по характеру субъективные абсолютные права на один объект принадлежат нескольким лицам. Среди личных неимущественных прав ярким примером тому выступает право на имя и право на наименование юридического лица. Несколько граждан, проживающих в различных регионах страны, могут иметь одну фамилию, одно

имя и отчество (такие совпадения объективны и неизбежны). Все они приобретают и осуществляют права и обязанности под одинаковым именем. П. 4 ст. 19 ГК РФ запрещает приобретать права и обязанности под именем другого лица. При этом в указанном примере нарушения права на имя не происходит; поскольку все эти граждане с момента рождения приобрели соответствующее личное неимущественное право.

Если в институте личных неимущественных прав возникновение подобной ситуации возможно в силу объективных причин, в институте прав исключительных оно прямо предусмотрено законом для топологий интегральных микросхем (далее - топологий ИМС) (п.З ст. 1454 ГК РФ), ноу- хау (п.2 ст.1466 ГК РФ), наименований мест происхождения товаров (далее — НМПТ) (п.1 ст. 1519 ГК РФ). До принятия четвертой части ГК РФ установление нескольких самостоятельных субъективных прав допускалось лишь в отношении НМПТ (п.З ст.31 Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров)

Особый характер этих прав отметил В.А. Дозорцев: «Данное право могут

приобрести сразу несколько лиц, каждый участник сообщества, и он может

>2 1

защищать свое право от любого неправообладателя» . Такие права В.А. Дозорцев предлагал именовать квазиабсолютными, в отличие от классических абсолютных прав.

Нельзя не признать, что природа исключительных прав претерпела изменения. «Развитие приводит к вариантности содержания исключительных прав» . Но таким «казиабсолютным» свойством, как это было показано, обладают, в том числе, некоторые личные неимущественные права. Означает ли это существование в гражданском праве иных, нежели абсолютные и обязательственные, субъективных прав (а может и правоотношений)? Для

начала необходимо убедиться в самостоятельности рассматриваемого правового явления, отличить его от смежных категорий.

Представляется, что такие «квазиабсолютные» права следует отличать от абсолютного права, принадлежащего нескольким лицам и ими совместно осуществляемого. Одно абсолютное право на материальный или нематериальный объект может принадлежать нескольким лицам: сособственникам в праве собственности, соавторам в авторском праве, патентообладателям, получившим один патент на изобретение. В этом случае характер абсолютного правоотношения не меняется: есть сторона правомочная (на этой стороне выступает несколько лиц) и сторона обязанная (все иные лица). Основной особенностью принадлежности одного, единого абсолютного права нескольким лицам является то обстоятельство, что это право осуществляется его обладателями совместно, они совместно несут связанные с этим правом обязанности и обременения, т.е. совладельцы такого абсолютного права связаны друг с другом относительным правоотношением, имеющим обязательственный характер.

Таковым, следует полагать, является право на коллективный товарный знак. Представления В.А. Дозорцева о квазиабсолютной природе права на коллективный товарный знак вызывают критику. По закону обладателем права на коллективный знак является объединение лиц, создание и

деятельность которого не противоречит законодательству (п.1 ст. 1510 ГК РФ). Таким объединением может выступать юридическое лицо (и тогда оно уполномочено зарегистрировать коллективный знак на свое имя (пп.1 п.1 ст.1511 ГК РФ), либо простое товарищество. В последнем случае право на коллективный знак является классическим абсолютным, но с «множественностью» лиц на стороне правообладателя. Об этом свидетельствует и то, что в основании использования коллективного знака лежит соглашение участников объединения: «к заявке на регистрацию... прилагается устав коллективного знака, который должен содержать... условия использования коллективного знака, положение о порядке контроля за использованием коллективного знака, положения об ответственности за нарушение устава коллективного знака» (п. 1 ст. 1511 ГК РФ).

Обладатели права на НМПТ, а в предусмотренных законом случаях — права на топологии ИМС и ноу-хау, не зависимо друг от друга имеют каждый свое субъективное право на один и тот же объект.

При этом каждый субъект осуществляет свое субъективное право, никакой обязательственно-правовой связи друг с другом у них не возникает. «Образуется некая ассоциация правообладателей, каждый из которых может осуществлять свое право и защищать его от нарушения со стороны лиц, не являющихся

ос

правообладателем» . Поэтому нельзя такие права ставить на один уровень с правом общей собственности или соавторством.

Исключительное право отождествляют с монополией. При установлении «квазиабсолютного» права монополии не возникает, скорее это олигополия или «относительная монополия» как писал В.А. Дозорцев, однако «хотя и ограниченная, но достаточная для пуска объекта в экономический оборот»36. Такие права «в принципе тот же типаж, что и абсолютные права, хотя

37

абсолютными они уже не являются — их можно назвать квазиабсолютными» .

Каков же характер правоотношения, элементом которого выступает такое «квазиабсолютное» - право? Означает ли это, что круг обязанных квазиабсолютным правом лиц ограничивается, и из него исключаются обладатели аналогичного права?

Представляется, что обладатели квазиабсолютных прав на один объект все же состоят в правоотношении, и это правоотношение - абсолютное. Квазиабсолютное право устанавливает для любого лица, независимо от того, является он обладателем аналогичного права или не является, общую обязанность: не чинить препятствий правообладателю в осуществлении права и претерпевать любое поведение правообладателя, осуществляемое в рамках вида и меры субъективного права. JI.A. Чеговадзе, возражая сторонникам концепции существования абсолютных прав вне правоотношений, отмечает: «ошибка позиции, скорее всего, заключается в том, что однобоко понимается содержание обязанности: ...в том, чтобы не нарушать... право. Вместе с тем представляется, что содержание подобной обязанности нельзя сводить только к этому. Скорее всего, она выглядит как обязанность не противодействовать собственнику при осуществлении принадлежащих ему правомочий, а так же как обязанность претерпевать любое поведение собственника по отношению к своему имуществу и любые последствия этого поведения, если они находятся в рамках того вида и той меры, к которым сводится субъективное вещное право». Данное утверждение справедливо относительно любого абсолютного права, «субъективное гражданское право в абсолютных правоотношениях отличается в первую очередь тем, что обязанное поведение, как противостоящее субъективному абсолютному праву состоит в том, чтобы не препятствовать в его осуществлении...» . Реализация абсолютных прав обеспечивается поведением неопределенного круга обязанных лиц, которое

„ 40

выражается в воздержании от действии, препятствующих реализации права .

Получается, что обладатели квазиабсолютных прав на один объект все же могут выступить правонарушителями по отношению друг к другу: устанавливая препятствия в осуществлении права всевозможными способами, в том числе злоупотреблением собственным правом в целях ограничения конкуренции, к примеру. Аналогичной позиции придерживаются Э.П. Гаврилов - и Е.А. Данилина, утверждая, что «исключительное право, принадлежащее 1 ,. любому обладателю свидетельства на наименование места происхождения , товара, действует... против других обладателей, если они нарушают порядок пользования наименованиями». И в этом смысле по отношению друг к другу обладатели права — лица обязанные и обязанность их корреспондирована такому квазиабсолютному праву, как и обязанность всех других лиц. Поэтому, правоотношение, элементом которого выступает квазиабсолютное право остается абсолютным. Но так же очевидно, что по характеру юридическая обязанность обладателей квазиабсолютных прав не тождественна обязанности третьих лиц, ибо последние не вправе подражать правообладателям, т.е. использовать объект. Обязанность правообладателей ограничена, но она существует, и в этом смысле одно из правомочий исключительного квазиабсолютного права - правомочие требования — ограничено в осуществлении аналогичным квазиабсолютным правом. Аналогично установление нескольких абсолютных прав на одну вещь (например, собственности и хозяйственного ведения) не препятствует квалификации этих вещных прав как абсолютных, а свидетельствует лишь об установлении ' определенных ограничений в возможностях их обладателей. *

Таким образом, представляется возможным сформулировать следующее ' определение квазиабсолютного исключительного права. Квазиабсолютное

исключительное право - это исключительное право, ограниченное аналогичным исключительным правом другого лица относительно того же объекта права.

Использование термина «квазиабсолютные» применительно к таким субъективным исключительным правам позволит выделить их в комплексе классических абсолютных прав.

Сказанное выше позволяет прийти к промежуточным выводам:

1.. Согласно пониманию лексического значения термина «исключительное право», лежащему в основе ведущей в настоящее время концепции прав на результаты интеллектуальной деятельности — теории исключительных прав, исключительное право трактуется как право субъекта «исключать» всех третьих лиц из сферы своего хозяйственного господства, т. е. запрещать использование объекта права. Такое понимание не позволяет отличить исключительное право от других абсолютных гражданских прав. В этом смысле термин «исключительное право» является условным, лингвистический подход к его трактовке представляется непродуктивным. 2.

Категория интеллектуальной собственности в соответствии с положениями ГК РФ служит для обозначения комплекса охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, что с юридико-технических позиций представляется оправданным. Термин «интеллектуальные права», используемый для обозначения комплекса субъективных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (исключительные права), а так же прав, возникающих в связи с созданием этих результатов и средств (личные неимущественные права, право следования, право доступа и др.), представляется подходящим для такой задачи. 3.

Исключительные права являются имущественными правами. Личные неимущественные права в состав исключительных не входят и представляют собой отдельную разновидность субъективных абсолютных прав, поскольку их объектом являются нематериальные блага, а не результаты интеллектуальной 4.

деятельности. В настоящее время такой подход имеет легальное основание (ст. 1226 ГК РФ).

4. Исключительное право по своей природе абсолютно. В числе исключительных прав выделяются квазиабсолютные права, которые есть ни что иное как ограниченные абсолютные входящие в содержание абсолютных правоотношений. Квазиабсолютное исключительное право — это исключительное право, ограниченное аналогичным исключительным правом другого лица относительно того же объекта права. Характером квазиабсолютных прав обладают право на наименование места происхождения товара, а так же (в предусмотренных законом случаях) право на топологии интегральных микросхем и право на ноу-хау.

<< | >>
Источник: Аникин Александр Сергеевич. СОДЕРЖАНИЕ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ - ДИССЕРТАЦИЯ. 2008

Еще по теме Исключительное право в системе абсолютных и относительных гражданских прав: абсолютные и квазиабсолютные исключительные права.:

  1. Исключительное право как самостоятельная разновидность абсолютного права
  2. Гражданские правоотношения делят на имущественные и личные неимущественные; относительные и абсолютные (в зависимости от определенности субъектного состава); вещные и обязательственные.
  3. Исключительное право в системе имущественных и личных неимущественных прав.
  4. Относительные, абсолютные, общерегулятивные правоотношения.
  5. §5. Патентно-лицензионные договоры о передаче исключительных прав на объекты промышленной собственности. Передача исключительных прав по договору продажи (аренды) предприятия
  6. 1. ОБРАЗОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ АБСОЛЮТНОЙ МОНАРХИИ В РОССИИ. ПРАВОВАЯ СИСТЕМА АБСОЛЮТИЗМА (XVIII в.) 1.1. Исторические условия возникновений абсолютной монархии. Переход России к абсолютизму. Реформы Петра I
  7. Объекты гражданских прав, используемые исключительно или преимущественно в предпринимательской деятельности
  8. §3. Нематериальные объекты гражданских прав, используемые исключительно или преимущественно в предпринимательской деятельности
  9. §2. Материальные объекты гражданских прав, используемые исключительно или преимущественно в предпринимательской деятельности
  10. Разновидности юридических норм, различаемые по характеру их связи с индивидуальным регулированием (абсолютно определенные и относительно определенные; императивные и диспозитивные).
  11. Статья 1307. Договор об отчуждении исключительного права на объект смежных прав
  12. Статья 1311. Ответственность за нарушение исключительного права на объект смежных прав