1.3 Проблемы права ограниченного пользования чужим земельным участком в современной системе вещного права.

Насущная потребность в ре!улировании сервитутных отношений на современном этапе обусловлена конституционным признанием многообразия и равноправия различных форм собственности на землю, переходом страны к рыночным отношениям. Изложенные обстоятельства, а также недостаточная популяризация теоретических исследований в области сервитутных отношений, незначительная судебная практика правоприменения в этой новой сфере появление молодого института мировых судей, рассматривающих дела такой категории, послужили причиной обобщения теоретического и практического судебного материала по сервитутному праву как чрезвычайно интересному и незаслуженно забытому советским законодателем институту. В настоящее время концептуальные, фундаментальные работы в данной области отсутствуют. Переход России к рыночной экономике и признание таких общепризнанных в мире принципов, как автономия воли, защита частной собственности, свобода договора, потребовали реформирования правовой базы и, в частности, гражданского законодательства и законодательства в области земельных правоотношений с целью определения принципов регулирования указанных правоотношений. Однако, как отмечают некоторые цивилисты, эта проблема требует дальнейших исследований, «так как даже интенсивно обновляющееся гражданское законодательство не привело к теоретическому рывку по этой проблеме, а потому полученные научные результаты надлежит оценивать как более чем скромные».43 Ведущие ученые цивилисты России считают, что основной вопрос, который сейчас возникает в этой области - это соотношение Земельного и Гражданского кодексов. Так в Земельном кодексе РФ установлено, что отношения по использованию и охране земли являются основой жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, а отношения по владению, пользованию и распоряжению землей, т.е. имущественные отношения, регулируются гражданским законодательством, если иное не установлено земельным законодательством. Данная формулировка вызывает на практике большие трудности в решении ряда вопросов. В последнее время очень много комментариев к Земельному кодексу, в которых прослеживается теоретическая посылка, что его нормы являются нормами специальными по отношению к нормам Гражданского кодекса, и, следовательно, они имеют приоритет при регулировании земельных отношений. Сама по себе эта посылка является достаточно спорной. Однако она учитывается и судебной практикой. В Постановлении ФАС Московского округа от 30.08.2002 № КГ-А40/4955-02 можно прочитать следующее: «...частью первой, названной нормы права (ст.23 Земельного кодекса РФ - прим. А.К.) предусмотрено, что частный сервитут устанавливается в соответствии с гражданским законодательством, то есть общими нормами права, а не специальной нормой, как это предусмотрено для публичного сервитута в частях 2 и 3 статьи 23 Земельного кодекса Российской Федерации». Т.о. позиция судебных органов в этом вопросе очевидна. Можно ли рассматривать понятия «ограничение права собственности» и «ограниченное вещное право» как синонимы или все-таки следует их различать? Этот вопрос в нашей литературе обсуждался не раз. В настоящее время одни авторы рассматривают их как синонимы (например, JI.B. Щенникова164), другие (например, В.П. Камы шанский165), наоборот, «разводят» эти понятия. Наличие таких двух полярных точек зрения объясняется, прежде всего, тем, что, с одной стороны, ограничения права собственности и ограниченные вещные права имеют ряд общих признаков: они устанавливаются только законом, имеют абсолютный и бессрочный характер, не прекращаются со сменой собственника, а с другой стороны, они имеют и ряд отличительных особенностей: ограниченные вещные права производны от права собственности и являются правами на чужую вещь, отличаются меньшим объемом правомочий по сравнению с правом собственности. Цитируя ЕАСуханова, В.П.Камышанский делает вывод, который не имеет никакого отношения к высказываниям первого. Он отмечает, что «Е.А.Суханов пишет: «Наличие ограниченных вещных прав на имущество является известным ограничением правомочий собственника».44 Такая постановка вопроса не совсем точно отражает сущность ограниченных вещных прав. Ограничения собственности не являются правом ограниченного пользования чужим имуществом. Необходимо различать понятия собственности и права собственности и ограничения собственности с ограничениями права собственности. Наличие же ограниченных вещных прав является ограничением правомочий собственника. Это достаточно важное замечание т.к. дискуссия по данному вопросу велась между юристами со времен классического Римского права. А.Смит, давая определение сервитутов в 18 веке, «споткнулся» на данном вопросе. В конце концов, понятия собственности и права собственности были «разведены», но часть исследователей и в наши дни отождествляют эти понятия. В.И.Синайский, разграничивая данные понятия, указывал на следующие отличительные признаки ограничений и прав третьих лиц на имущество собственника: - ограничения права собственности, хотя и дают возможность третьим лицам осуществлять в той или иной мере господство над вещью собственника, но «это господство не есть их гражданское право, их имущество»; - ограничения права собственности и права на чужую вещь преследуют разные цели в имущественном обороте. Ограничения права собственности устанавливаются с целью «сделать возможным осуществление права собственности в интересах самих же собственников и, вообще, в интересах общественного порядка», а права на чужую вещь преследуют иную цель, а именно «предоставить третьим лицам гражданские права на чужую вещь, расширить их сферу частного господства на чужие вещи».45Серьезный недостаток российской правовой системы, - невыраженность отличий между вещными и персональными правами, что инспирирует тенденцию персонификации сервитутных прав. Подобные персональные сервитуты фактически вырождены в современных юридических системах развитых стран, будучи вытесненными под эгиду контрактного права. Подчеркивает смещение сервитута в сторону персональных прав и возможность регламентации сроков действия сервитута. Преимущества вещных сервитутов перед персональными заключаются в отсутствии необходимости перезаключения договора при смене собственника подчиненного владения и в сроках действия сервитута столь долгого, сколь существует сам объект сервитута. Нормативная база российского законодательства удовлетворительно регулирует только установление частного сервитута, хотя положение ст. 274 ГК, предоставляющее в качестве единственного инструмента для принудительного формирования сервитута (в случае отказа собственника подчиненного владения от заключения соглашения) судебную тяжбу явно недостаточно для эффективной интеграции сервитутного права в юридическую систему. В отношении публичных сервитутов правовая система не формулирует ни четких механизмов их установления, ни порядок компенсаций. Кроме того, положения Земельного кодекса РФ о возмещении собственникам затронутых прав и интересов устанавливают прямую связь между публичной властью, как стороной, выплачивающей компенсации, и собственниками подчиненного владения, как получателя такой компенсации. В Российской Федерации зачастую смешиваются понятия публичных ограничений и сервитутов. Так, например, в письме Госстроя России от 20.03.2000 № НМ-1082/2 приведен перечень ограничений и сервитутов, притом, что ни один из пунктов перечня не является сервитутом в полном смысле этого слова. Вполне возможно, что отсутствие четкого представления о юридической природе ограничений права собственности в цивилистике XIX в. привело к тому, что в Своде законов Российской империи (ч. 1 т. X) мы можем найти отождествление понятий ограничения права собственности с правами на чужую вещь. Эту особенность точно подметил В.И. Синайский - в самом Своде законов прямо не говорится об ограничениях права собственности, они представлены в виде института прав участия общего и участия частного. По мнению Г.Е.Быстрова, введение частной собственности на землю, включение земли, как объекта субъективных гражданских прав, в перечень недвижимых вещей, потребовало усиления частноправового регулирования земельного оборота на основе свободного распоряжения земельными участками, находящимися в собственности граждан и юридических лиц, государства и муниципальных образований. Кроме того, действующие правила о преимущественном праве субъекта РФ или органа местного самоуправления на покупку земельного участка или доли в праве общей собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения не адекватны 68 условиям перехода страны к рыночной экономике. Таким образом, получается, что для выделения земельного права как самостоятельной отрасли права основополагающее значение имеет не специфическая область общественных отношений как предмет правового регулирования, а форма собственности на землю. Если следовать заданной логике, то с исчезновением исключительной государственной собственности на землю и включением земли в гражданский оборот исчезают конструктивные элементы, лежащие в основе существования земельного права.46 Тенденцию же сведения сервитутов, прежде всего к области земельного права, можно объяснить позицией современных российских цивилистов, активно занимающихся разработкой земельного законодательства в свете возникновения института частной собственности на землю. Если проанализировать их работы, в той или иной мере посвященные сервитутам, можно увидеть, что в большинстве из них предметом рассмотрения являются земельные сервитуты. Определения сервитутов в большинстве случаев, также содержат слово «земельный». При обсуждении проекта Земельного кодекса большие надежды возлагались на то, что он предусмотрит правовой режим многих видов частных земельных сервитутов. Однако новый Земельный кодекс РФ лишь установил определенный перечень публичных сервитутов, не подлежащий расширительному толкованию, и, не перечисляя примерные частные сервитуты, отметил, что частный сервитут устанавливается в соответствии с гражданским законодательством. В свою очередь, ГК РФ, как уже отмечалось, называет лишь несколько частных земельных сервитутов. Так, компании, имеющие в собственности линейные объекты недвижимости, по действующему законодательству, вынуждены отвлекать огромные средства для выкупа в собственность земли или заключать договоры аренды на эту землю которую занимает их инфраструктура. В данном случае площади выкупа или аренды - это ширина отвода для определенного объекта (определяется по СНИПам и др. технической документации) умноженная на протяженность. Приобретение в собственность столь больших земельных участков связано со значительными единовременными расходами, которыми является выкупная стоимость земельного участка. В основном это вызвано тем, что, органы власти субъектов Российской Федерации, как правило, при определении цены выкупа земли устанавливают максимально возможный коэффициент кратности земельного налога, в результате приобретение земельного участка для организаций в собственность зачастую становится нецелесообразным из-за его высокой выкупной стоимости. Ситуация со ставками арендной платы характеризуется отсутствием регулирования на федеральном уровне, причем отсутствует даже «вилка» допустимых цен за аренду земли, что открывает широкие возможности по нерадикальному отвлечению собственных средств предприятий-арендаторов. Ситуация усугубляется тем, что местные органы власти, не имея ограничений по максимальной арендной ставке, явно злоупотребляют своим монопольным положением арендодателя, самостоятельно определяя расходы арендаторов на указанные цели. Помимо вышеперечисленного, для линейных объектов теоретически возможно оформление сервитута (частного или публичного). При этом такой компании, как, например, ОАО «ФСК ЕЭС», у которой в собственности находится 120 тыс. опор под линиями электропередач, в случае заключения частного сервитута необходимо достигнуть 120 тыс. соглашений с собственниками земельных участков, а компании связи в два раза больше, поскольку линии связи опутывают всю территорию страны. Земельный кодекс обозначил возможность установления публичного сервитута, разрешив собственникам, чьи интересы и права затрагиваются при создании сервитута, требовать компенсаций с органов, установивших его. Но при этом механизмы установления публичных сервитутов, механизмы исчисления собственникам компенсаций, порядок защиты объекта сервитутного права в достаточной мере законодательством не урегулированы. В данном случае можно спрогнозировать, что запросы собственников подчиненных владений будут на уровне действующих ставок арендной платы, т.к. собственник может запросить любую плату в качестве компенсаций. Таким образом, можно говорить о том, что сложившаяся ситуация фактически позволяет ставить знак равенства между сервитутом и арендой: и в том и в другом случае компании вынуждены заключать частные срочные договоры с возможностью свободного определения цен. Компании, владеющие трубопроводами или линиями связи и электропередач, даже при выборе сервтутного вида прав, сталкиваются с дорогостоящей проблемой межевания и постановки на государственный кадастровый учет по закону «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Возникает необходимость межевания чрезмерно изрезанных контуров землепользований. Постановление Правительства Российской Федерации от 6 сентября 2000 г. № 660 и методические рекомендации Росземкадастра от 8 ноября 2001 г. ввели понятие «единого землепользования», определив, что несколько земельных участков, представляющих единое землепользование, по заявлению правообладателя могут быть учтены в качестве одного объекта недвижимости с присвоением одного кадастрового номера. Но здесь возникает противоречие: понятие единого землепользования лишается смысла, т.к. под линией связи и электропередач или над подземным трубопроводом может быть огромное количество единых землепользований без привязки к самим линиям и трубам, как единому объекту недвижимости, зарегистрированному в ЕГРП или к административным районам, по территории которых проходит линии электропередач или трубопровод. Исходя из этого, более логичным является постановка на кадастровый учет обособленного земельного участка, но при сегодняшней системе ведения кадастра по изолированным районам кадастровый учет сервитутов технически будет невероятно трудоемким, а, следовательно, дорогостоящим. Таким образом, сервитут опять же ничем не отличается от выбора прав в виде аренды. Вопрос может быть решен путем упрощения процедуры постановки на государственный кадастровый учет линейных объектов недвижимости в интересах конкретных собственников. В соответствии с п. 5 ст. 87 Земельного кодекса РФ определяется порядок установления зон с особыми условиями использования земель. Так, например, п. 2 ст. 89 для обеспечения деятельности организаций и эксплуатации объектов связи и энергетики дает возможность устанавливать охранные зоны линий связи и электрических сетей. Нормы их отвода утверждены «Правилами охраны линий и сооружений связи в Российской Федерации», «Правилами охраны электрических сетей» и «Правилами охраны труда при работах на кабельных линиях связи и проводного вещания».
Эти документы носят нормативно- методический характер, не создавая юридических последствий, т.е. на сегодняшний день охранные зоны устанавливают правовые ограничения собственников, не будучи легитимными источниками для установления таких правовых обязательств. Важно, что субъект, в чью пользу устанавливается охранная зона, не имеет никаких прав на этот земельный отвод, при этом неся материальные обязательства. Надлежаще оформленное право пользования земельным участком, используемым для размещения линий связи, обеспечит законность установления охранных зон линий и сооружений связи. Таким образом, компании сталкиваются с проблемой установления охранных зон, которая заключается в их межевании и плате за эти земельные участки в соответствии с главой Налогового кодекса Российской Федерации «Земельный налог». Эту проблему возможно решить путем возможности включения элементов охранных зон в сервитутное право, за счет чего будет ликвидирована необходимость обязательного межевания (на кадастровых картах такие сервитуты могут показываться графически на основе проектной документации) и снижены затраты: уплату постоянных земельных платежей заменить единовременными компенсационными выплатами. Кроме того, что без услуг, предоставляемых компаниями-собственниками инженерных коммуникаций таких, как линии связи и электропередач, магистральные трубопроводы, сети автодорог и сети железнодорожного транспорта, невозможно себе представить жизнь современного человека, эти организации являются системообразующими предприятиями государственного уровня. И необходимость совершенствования сервитутных отношений в связи с обозначенными выше проблемами представляется очевидной. Реализация права сервитута ограничена недостаточностью его регулирования действующим законодательством. Поэтому, например, в г.Москве, с учетом специфики городского землепользования, связанной с наличием аренды как основной формы использования земли, до принятия соответствующих городских законов о сервитутах и иных обременениях городской недвижимости все ограничения и обременения прав на земельные участки в пользу неопределенного круга лиц либо в отношении конкретных субъектов устанавливаются в договорах аренды земли, заключенных арендатором с уполномоченным органом исполнительной власти г.Москвы. Например, возможность прохода к соседнему землевладению иначе, чем через данный земельный участок, либо допуск к линиям электропередачи для обеспечения их эксплуатации или ремонта. Таким образом, в договоре аренды земли по инициативе арендодателя городских земель прописывается обязательство арендатора обеспечить право использования третьими лицами - различными эксплуатирующими организациями - ограниченной территории арендуемого земельного участка в интересах этих третьих лиц. Обычно такими третьими лицами являются городские организации, эксплуатирующие инженерные коммуникации города и иные коммунальные службы. Такое ограничение конкретного земельного участка в виде обременения права его аренды нельзя назвать в чистом виде сервитутом с его вещным характером. А.А.Завьялов, выступая на научно-практической конференции, посвященной актуальным проблемам земельного законодательства, затрагивая вопрос права ограниченного пользования земельными участками у собственников протяженных коммуникаций, отметил, что актуальность данной темы обусловлена возникновением государственной регистрации на недвижимое имущество. При регистрации прав на сооружения требуется оформление соответствующих прав на земельные участки. Между тем, законодатель до настоящего времени не определил, на каком праве принадлежат земельные участки, расположенные под такими объектами. Выступая на той же конференции, Ю.Ю. Лежнина, освещая некоторые проблемы, возникающие у операторов связи в сфере земельных правоотношений заметила, что при организации строительства линий коммуникаций, возникают проблемы, связанные со спорами по устранению препятствий в пользовании земельными участками. Существуют трудности в регистрации линейно-кабельных сооружений связи и проблемы в установлении сервитутов. Актуальность строительства линий связи в век технологий очевидна, но все же, по ее словам, наблюдаются злоупотребления со стороны собственников (землепользователей) земельных участков своим правом, препятствование в пользовании и проведении линейно-кабельных сооружений связи, ввиду намерения получить выгоду и нежелание понять важность 70 г» назначения связи для страны. В данной точке зрения явно усматривается желание перенести сети связи в разряд публичных сервитутов. Значимость связи (как впрочем и других инженерных коммуникаций) для современного общества не вызывает сомнения. Но, как правило, деятельность операторов связи носит коммерческий характер. Сами операторы, как правило, являются сугубо коммерческими предприятиями. В этой связи, возникает вопрос правового статуса указанных и им подобных линейных сооружений. Справедливо ли будет установление публичного сервитута в отношении коммуникаций, эксплуатируемых коммерческими организациями, извлекающими из такой эксплуатации экономическую выгоду? Скорее всего, здесь надо говорить об установлении частного сервитута с вытекающей отсюда возмездностью. На наш взгляд, в данном вопросе возникла необходимость переосмысления правового статуса указанных сооружений. Решение этой проблемы является достаточно сложным, учитывая то обстоятельство, что и в мировой практике нет единого мнения на этот счет. В целом, по мнению А.Э. Сагайдак, правовые отношения, связанные с землей, характеризуются незавершенностью процесса разграничения прав государственной собственности на землю; имеющимися противоречиями между отдельными нормативными правовыми актами, регулирующими земельные отношения, и, прежде всего между Гражданским и Земельным кодексами; неясностью и запутанностью существующих отношений собственности на землю.47 В связи с этим встает вопрос о необходимости углубленного исследования и анализа правоотношений, возникающих в связи с ограниченным правом пользования чужим земельным участком, тенденциями его развития, как правового института, а также путях совершенствования государственной политики в области сервитутных отношений, законодательное обеспечение данных отношений, возможная выработка рекомендаций по применению законодательства в этой области права. В условиях развивающегося законодательства о сервитутах, перед разработчиками возникает задача создания наиболее гармоничных отношений между обладателями двух вещных прав - права собственности и сервитута. Т.е. нормы о сервитутах должны соответствовать следующему критерию: с одной стороны - не должны нарушать права собственника, с другой - должны позволять лицу, обладающему правом сервитута осуществлять данное право в полной мере. Еще одну проблему представляет классификация ограниченных вещных прав. Справедливости ради надо отметить, что и в развитых зарубежных гражданско-правовых системах нет однозначной классификации сервитутов. В российской же правовой системе, имеющей незначительный опыт использования данного института, этот вопрос стоит наиболее остро, в то время, как ни Гражданский и Земельный кодексы РФ, ни различные отраслевые нормативные правовые акты приемлемой классификации сервитутов не содержат вообще. К тому же, часть сервитутов, предусмотренных российским законодательством, можно отнести к личным сервитутам, несмотря на то, что прямых указаний на существование таких сервитутов в действующем законодательстве нет. Однако целый ряд правоотношений, который регулируется указанным институтом, существует. Это, например, право 72 пожизненного проживания в чужом доме (ст. 1137 ГК РФ) , охота, рыбная ловля, сбор дикорастущих растений, сенокоса и пастьбы скота. Эти личные сервитуты были известны и дореволюционной цивилистике, и считались единственным возможным сервшутом. Предиальный сервитут устанавливается в силу объективных причин, т.е. невозможностью полноценного использования земельного участка без установления сервитута. Личный сервитут таких целей не преследует. Участки сторон в правоотношении личного сервитута могут не граничить друг с другом. Само право распространяется не на объект недвижимости, как в случае с предиальным сервитутом, а принадлежит определенному лицу. В данном случае лицо может получить плоды, которые оно получает от сервитута и другими способами - в результате купли-продажи, мены и т.д., ввиду этого, данную группу сервитутов логично было бы рассматривать как личные, если они устанавливаются в частноправовом порядке. По мнению некоторых исследователей (например, Ю.Андреева), сервитуты можно классифицировать на личные и вещные (предиальные), частные и публичные, земельные, водные и лесные, градостроительные и сельские, положительные и отрицательные, постоянные и непостоянные (срочные), возмездные и безвозмездные, договорные сервитуты и сервитуты, установленные в силу закона, судебного решения, постановлений органов государственной власти, местного самоуправления.48 На наш взгляд данная классификация, хотя и достаточно подробна, но не бесспорна. Итак, при рассмотрении исследований, принадлежащих представителям различных направлений и временных периодов, можно выделить основные исключительные признаки сервитута: Основной признак классического сервитута - вещно-правовая составляющая данного института. Право пользования чужой вещью связывается с последней, а не с субъектом права собственности, а потому, к кому бы и по какой бы сделке вещь ни перешла, это обстоятельство не должно влиять на юридическую силу сервитута. С этой стороны сервитут противопоставляется пользованию чужой вещью, которое основано на обязательственном отношении (например, на договоре аренды), поскольку в последнем случае право пользования стоит в зависимости от собственника вещи. Классический сервшут должен, прежде всего, служить на пользу господствующему владению. Это требование подразумевает наличие пользы от сервитута непосредственно для владения, но не для собственника, т.е. сервитут должен улучшать и делать более удобной в использовании недвижимость.74 Несмотря на то, что персональная выгода собственника и польза для объекта недвижимости не всегда легко различимы, достаточным доказательством должно являться увеличение стоимости господствующего владения в результате установления сервитута. Основанием будет также считаться наличие явных преимуществ, получаемых любым лицом, занимающим господствующее владение. Сервитут не должен устанавливаться, если он ведет к существенному снижению ценности подчиненной собственности. Сервитут дает своему субъекту - право пользования чужой вещью, которое имеет различный объем. Однако каков бы ни был объем пользования, предоставляемого субъекту сервитутного права, он в любом случае меньше объема прав собственника. Сервтут есть право ограниченного пользования вещью, т.е. пользования ею, в том или ином строго определенном отношении. Пользование чужой вещью предполагается соответствующим тому ее назначению, которое имеет вещь при установлении сервитута, поэтому, даже при максимально широком объеме пользования, субъект сервитутного права не может изменять назначение вещи. Предоставляя право пользования, сервитут не распространяется на право распоряжения вещью, поскольку это право всегда остается за собственником. Сервитут предполагает различие между субъектом права собственности на вещь и субъектом сервитутного права на нее. Поэтому сервитут распространяется на чужую вещь и не может иметь объектом свою собственную вещь. Собственник двух смежных земельных участков не может считаться субъектом сервитутного права, если эксплуатация одного земельного участка требует пользования выгодами другого земельного участка, поскольку такое пользование вытекает из его права собственности и не дает основания для выделения в особую группу прав. Подобное пользование не порождает нового правоотношения помимо того, которое существует между субъектом права собственности на эти земельные участки и другими субъектами. Такое пользование является именно ограничением, что позволяет отличать сервитуты от иных видов права, связанных с пользованием. Очень важным признаком сервитута является то, что обременяемый земельный участок должен быть чужим, то есть принадлежать на основании определенного юридического титула определенному лицу, и не должен являться объектом общего пользования (неопределенного круга лиц) или общего доступа. Невозможность осуществления права собственности в отношении господствующего участка иначе как через осуществление сервитута - важнейший признак, дающий основание для требования об установлении сервитута. Сервитут является действительной необходимостью, без которой лицо (лица), заинтересованные в установлении сервитута, не сможет в полной мере пользоваться своим имуществом. Данная необходимость определяет и объем, и пределы осуществления и исполнения сервитута. Объем пользования сервитутом является обязательно ограниченным, то есть право сервитута имеет определенные границы. Можно полагать, что все сервитуты представляют собой либо бездействие, либо претерпевание и не состоят в позитивной деятельности на обремененном участке.49 По своей вещной природе они отличаются по содержанию от сходных обязательственных отношений, таких, как аренда или наем. Обязательственные права возникают из обязательственных договоров, что предполагает прежде всего волеизъявление собственника, а следовательно, перераспределение одних и тех же правомочий собственника между ним и арендатором или нанимателем зависит прежде всего от воли первого. Сервитут как обременение, ограниченное вещное право не может возникнуть по воле собственника. Волеизъявление собственника служащего земельного участка не имеет никакого принципиального значения в решении вопроса об установлении сервитута как такового. Содержание сервитута определяется не только волей сторон и вещным договором, но и законом. На сегодняшний день правовые отношения, связанные с землей характеризуются незавершенностью процесса разграничения прав государственной собственности на землю; имеющимися противоречиями между отдельными законодательными актами, регулирующими земельные отношения, и, прежде всего между Гражданским и Земельным кодексами; неясностью и запутанностью существующих отношений собственности на землю; 76 необоснованностью действующего Закона о плате за землю. В целях совершенствования отношений собственников и пользователей земли на основе сервитутных прав, предлагается разработать законопроект направленный на уточнение: понятий и видов существующих сервитутных прав; способов формирования сервитутов (в силу закона, частное соглашение, длительное пользование); порядка учета и регистрации сервитутов; механизмов компенсаций за установление сервитутов; возможности формирования специальных сервитутов для линейных сооружений.
<< | >>
Источник: Калиничев Андрей Васильевич. Диссертация. ЗЕМЕЛЬНЫЙ СЕРВИТУТ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ. Москва. 2007

Еще по теме 1.3 Проблемы права ограниченного пользования чужим земельным участком в современной системе вещного права.:

  1. 1.1 Понятие права ограниченного пользования чужим земельным участком
  2. 1.2 Исторический аспект развития права ограниченного пользования чужим земельным участком.
  3. 6.1.4. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут)
  4. 5. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут)
  5. Право ограниченного пользования чужим земельным участком - сервитут.
  6. Статья 23. Право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут)
  7. Глава IV. ПОСТОЯННОЕ (БЕССРОЧНОЕ) ПОЛЬЗОВАНИЕ, ПОЖИЗНЕННОЕ НАСЛЕДУЕМОЕ ВЛАДЕНИЕ ЗЕМЕЛЬНЫМИ УЧАСТКАМИ, ОГРАНИЧЕННОЕ ПОЛЬЗОВАНИЕ ЧУЖИМИ ЗЕМЕЛЬНЫМИ УЧАСТКАМИ (СЕРВИТУТ), АРЕНДА ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ, БЕЗВОЗМЕЗДНОЕ СРОЧНОЕ ПОЛЬЗОВАНИЕ ЗЕМЕЛЬНЫМИ УЧАСТКАМИ
  8. 7.5.2. Основания прекращения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, права пожизненного наследуемого владения земельным участком
  9. Статья 45. Основания прекращения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, права пожизненного наследуемого владения земельным участком
  10. 2. Основания прекращения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, права пожизненного наследуемого владения земельным участком
  11. Статья 67. Порядок прекращения права пожизненного наследуемого владения, пользования земельным участком, аренды земельного участка, находящегося в государственной собственности
  12. Статья 57. Возмещение убытков при изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд, ухудшении качества земель, временном занятии земельных участков, ограничении прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -