§ 5. Церковь как связующее звено между гражданским обществом и государством и ее роль в реализации конституционных прав и свобод человека

Духовная жизнь современного российского общества (духовный компонент гражданского общества) существенно отличается от советских времен идеологическим многообразием, отсутствием государственной или обязательной идеологии, свободой совести и вероисповедания, свободой мысли и слова, правом каждого на образование, обязательностью основного общего образования, свободой литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, правовой защитой собственности, правом каждого на пользование учреждениями культуры и на доступ к культурным ценностям.

Значительную роль в этом процессе сыграло принятие в 1993 г. Конституции РФ, согласно ст. 14 которой Российская Федерация является светским <1> государством. Никакая религия <2> не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом <3>. Через четыре года конституционная норма о светском государстве практически дословно была воспроизведена в ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" с дополнением, касающимся того, что не должно и вправе делать государство в лице своих органов:

<1> Термин "светский" был введен в оборот Мартином Лютером в трактате "О светской власти" (1523 г.) и означает "мирской, гражданский, нерелигиозный".

<2> Религия - универсальный термин, под которым понимается совокупность духовных ценностей, вероучений, основанных на их божественном происхождении (см., напр.: Толковый словарь живого великорусского языка В.И. Даля. М.: Слово, 2004. С. 132; Энциклопедия социологии. М., 2002. С. 206; Философский словарь. М., 2006. С. 93).

<3> Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: Учебник для вузов. М.: Норма; Инфра-М, 1999. С. 278. -

не вмешиваться в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания; -

не возлагать на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления; -

не вмешиваться в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит Федеральному закону от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях"; -

обеспечивать светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях <1>.

<1> Государство также регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством об образовании.

В соответствии со ст. 28 Конституции РФ каждому гарантируется (государством посредством законодательного установления определенных гарантий) свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Свобода совести в этическом плане - это право человека мыслить и поступать в соответствии со своими убеждениями, его независимость в моральной самооценке и самоконтроле поступков и мыслей. В то же время исторически свобода совести приобрела более узкое понимание - свобода в области религии. Она стала рассматриваться в плане взаимоотношений церкви и государства, а не только свободы мысли. В соответствии со ст. 28 Конституции РФ свобода совести означает право человека исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы и обряды и осуществлять атеистическую пропаганду. За незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов предусмотрена уголовная ответственность (ст. 148 УК РФ). Гарантии свободы совести и религии включают: 1)

равноправие граждан независимо от их отношения к религии, не допускающее ограничение прав граждан по мотивам конфессиональной принадлежности, разжигания вражды и ненависти на религиозной почве; 2)

отделение религиозных, атеистических объединений от государства; 3)

светский характер системы государственного образования; 4)

равенство религий, религиозных объединений перед законом.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" <1> в России гарантируется свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории России, пользуются правом на свободу совести и свободу вероисповедания наравне с гражданами России и несут ответственность за нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях. Граждане России равны перед законом во всех областях гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни независимо от их отношения к религии и религиозной принадлежности. Гражданин России в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой <2>. Ничто в законодательстве о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях не должно истолковываться в смысле умаления или ущемления прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, гарантированных Конституцией РФ или вытекающих из международных договоров Российской Федерации <3>.

<1> СЗ РФ. 1997. N 39. Ст. 4465.

<2> Статья 4 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" в редакции Федерального закона от 6 июля 2006 г. N 104-ФЗ.

<3>. По вопросу, касающемуся проверки соответствия данного документа международно- правовым обязательствам Российской Федерации, см.: Заключение Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации "О проверке соответствия Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" международно-правовым обязательствам Российской Федерации" // Российская газета. 1999. N 77.

Следует особо отметить, что в преамбуле Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" признается особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры; указывается, что в равной степени уважаются христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России.

Действительно, Россия - государство многонациональное, что предопределило наличие в нем нескольких конфессий, в духовной жизни его общества представлены практически все мировые религии и ряд менее известных религиозных учений. Вместе с тем исторически православие, заимствованное князем Владимиром в Восточной Византии, являлось, по сути своей, ведущей религией на территории России <1>. В настоящее время эта тенденция хотя и ослаблена (в России свою роль и значение для верующих обрели ислам, буддизм, иудаизм и др. религии), но продолжает существовать. Православие (христианство кафолическое, восточного исповедания) было направлено на создание Русского централизованного государства и объединение народа вокруг великокняжеской власти, в силу чего православие превратилось в доминирующую религию преимущественно славянского и иного населения России, атрибутивно связанную с правящей властью.

<1> Крещена Русь великим князем, автономию получила благодаря царю, а в императоре имела своего Верховного Ктитора, церковь была сущностью слита с государством, что получило выражение в православном учении о симфонии государства и церкви. Вплоть до падения самодержавия православная церковь была самым надежным его союзником; после революции она стала заложницей старого государства (ибо преследовалась как часть старого режима) и в то же время - жертвой нового государства.

На определенном этапе (17 марта 1730 г.) Русская православная церковь была подчинена Святейшему правительствующему синоду, превратившему церковь в политический институт, подчиненный власти государства. Такое положение действовало до победы Октябрьской социалистической революции 1917 г. Декретом Совета Народных Комиссаров РСФСР от 20 января 1918 г. "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" Россия провозглашалась светским государством, Синод упразднялся, все имущество церкви объявлялось национальным достоянием, а сама церковь и ее учреждения лишались статуса юридического лица. В обществе провозглашалась свобода совести, а религия становилась частным делом граждан России <1>.

<1> Собрание узаконений. 1918. N 18. Ст. 263.

На столь резкий шаг по отношению к церкви большевиков подвигнуло небезосновательное опасение возможности реставрации самодержавия в России изнутри при поддержке Русской православной церкви, поэтому цель, которую преследовал Декрет, - максимально ослабить экономические и духовные позиции церкви в пока еще политически слабом Советском государстве.

Вообще, само установление на многие десятилетия советской власти задержало процесс развития гражданского общества, но не смогло остановить его совсем; он продолжался, правда, не общепринятым и общепризнанным путем, не на основе развития частной собственности, а на основе роста политического самосознания. В СССР функционировала режиссируемая государством мобилизованная общественность, оперирующая идеологией государственной общественности, каковой была доктрина социализма. Мобилизованная общественность превратилась в достаточно активное гражданство, а идеология государственного социализма перевоплотилась в социальную демократию. Пусть в ослабленном виде, но возродившаяся Россия с самого начала обладала гражданским обществом и стала строить новую государственность по модели гражданской общественности и правового государства <1>.

<1> Костюк К.Н. Русская православная церковь в гражданском обществе. М., 1999. С. 44.

Эти процессы не могли не касаться и Русской православной церкви. Исподволь и постепенно в советские времена она завоевывала автономию, а торжественное празднование тысячелетия крещения Руси послужило одним из сигналов к религиозному пробуждению общества. Церковь получила от государства независимость, которую прежде упорно отвергала, но о которой затем только могла мечтать; она стала полноценным институтом гражданского общества, который рассматривает себя как частное явление в обществе и не может претендовать на всеобщность, зато получает полную независимость для отправления задач, возложенных на церковь Богом.

До революции 1917 г. общество было существенно тождественным государству: государство представляло собой силовую структуру общества, а общество не обладало никакой самостоятельностью по отношению к государству. По сути, в постсоветский период Россия проходила исторический этап, через который прошла еще в XIX в. вся Европа: от "общества- государства" к "гражданскому обществу". Развитие капитализма, укрепившее частную собственность и сформировавшее прочный средний класс (третье сословие), обозначило границы, которые государственная власть не переходила: права человека, положенные в основу конституционного строя демократического государства.

В рамках прав человека (на частную жизнь, собственность и т.д.) образовалось самостоятельное социальное пространство, существующее наравне и независимо от государственной жизни, - жизненное пространство гражданского общества. Отношения, составившие содержание жизни гражданского общества, в результате своего развития стали охватывать значительную часть не просто частной, но и общественной и политической жизни. Партии, общественные организации и движения, общественное мнение и средства массовой информации - все это вскоре заполнило социальную жизнь, в которой государство стало частным элементом общественной жизни, а не наоборот.

Момент, когда гражданское общество стало политически сильнее государственной власти и когда не верховная власть должна была навязывать свою волю обществу, а общество - ей, был ознаменован европейскими буржуазными революциями XVII - XVIII вв. <1>, изменившими его статус-кво. Так происходило в Европе, и должно было произойти в России но не произошло. Государство здесь было традиционно сильным, а гражданское общество - неразвитым.

<1> Например, Нидерландская буржуазная революция 1566 - 1609 гг., английская буржуазная революция 1640 г., Французская буржуазная революция 1789 - 1794 гг.

В современном демократическом государстве религиозные вероучения выполняют роль регулятора нравственных ценностей в обществе, носителя моральных традиций и устоев. Возвышение даже наиболее востребованного населением учения о Боге - православия, как отмечает Ю.А. Дмитриев, означает оскорбление религиозных чувств верующих, исповедующих ислам, буддизм, иудаизм и другие вероучения. Таким образом, действующая Конституция пошла дальше провозглашения России светским государством, а "демократическое государство встало на позиции веротерпимости и толерантности по отношению к религиозной жизни населения, чего нельзя сказать о ряде представителей официальных духовных властей" <1>. И далее: "Русская православная церковь, при определенном попустительстве власти светской, занимает резко наступательную позицию в вопросах распространения веры, возвращения церковных ценностей и собственности, вмешивается в политическую, законодательную, образовательную сферы жизни общества. Такую деятельность нельзя назвать соответствующей Конституции и закону" <2>.

<1> Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. проф. Ю.А. Дмитриева. М.: Юстицинформ, 2007. С. 90.

<2> Более того, это порождает религиозные, а вместе с ними - национальные конфликты, способствует росту шовинистических и расистских настроений в обществе.

Данная позиция представляется несколько радикальной хотя бы потому, что реально функционирующий институт гражданского общества и должен вмешиваться и воздействовать на власть (в противном случае его роль и значения для общества непонятны), ведь по определению деятельность институтов гражданского общества связана с деятельностью государства (его уполномоченных органов); они противостоят государственному насилию по отношению к личности или коллективу людей, защищают и отстаивают интересы различных социальных слоев населения. Поэтому активное занятие церковью некоторых правозащитных позиций представляется вполне естественным. Другое дело - распространение веры путем попыток введения соответствующего предмета преподавания в школе. Это противоречит ст. 14 Конституции РФ и ст. 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях".

С духовной жизнью современного общества тесно связан информационный аспект его жизни (информационный компонент гражданского общества), в основе которого лежит право каждого "свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом" (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ) <1>.

<1> Конституция РФ гарантирует свободу массовой информации, что включает в себя свободную деятельность (в соответствии с законом) всех средств массовой информации - радио, телевидения, печати, компьютерной связи и т.д.

Цензура запрещена. Однако свобода информации ограничена законодательно установленным перечнем сведений, составляющих государственную тайну. Не допускается пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещена также пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Свобода информации, кроме того, ограничена правом каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства, а также правом на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничения в этом последнем праве допускаются только на основании судебного решения.

В информационной сфере жизни современного общества важную роль играет общественное мнение <1>. Конечно, как справедливо отмечает В.С. Нерсесянц, разного рода апелляции к мнению людей, населения, народа имели место во все времена <2>. В действительности общественное мнение как самостоятельный институт общественной жизни и независимый социальный фактор формируется лишь в условиях и во времена относительно самостоятельного и независимого от политико-властного давления гражданского общества. Такое свободное общественное мнение возможно лишь там, где человек свободен (и правомочен) как человек, как частный индивид, а не только как гражданин, как публично-политический субъект. Только там, где есть гласность, где утвердился реальный плюрализм индивидуальных мнений, там появляется и общественное мнение как самостоятельный, общественно значимый феномен, как общественный институт. Общественное мнение не является выражением публично-политической (законодательной, государственной) воли, однако оно в условиях развитого гражданского общества и правового государства становится мощным фактором воздействия на различные сферы общественной и политической жизни. Особое значение в таких условиях имеет учет общественного мнения (наряду с другими факторами) в процессе законотворчества, в определении путей и направлений обновления и совершенствования действующего права <3>.

<1> По своей сути общественное мнение - это совокупность мнений частных лиц - членов гражданского общества по разнообразным вопросам общественной, политической, духовной жизни людей. Волю частных лиц, выраженную в общественном мнении, не следует, конечно, смешивать и отождествлять с волей публично-политических лиц (граждан), выраженной ими в различных государственно-правовых формах (референдум, выборы и т.д.) и воплощенной в действующем праве и государстве.

<2> Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: Учебник для вузов. М.: Норма; Инфра-М, 1999. С. 279.

<3> Важной проблемой в этой общественно и политически значимой сфере является надлежащая законодательная регламентация отношений, связанных с публичным распространением сведений об общественном мнении в средствах массовой информации (порядок распространения таких сведений в средствах массовой информации, права и обязанности субъектов этих отношений и т.д.).

Коренные преобразования, произошедшие и происходящие в нашей стране на протяжении более пятнадцати лет, затронули и православную церковь: ее статус и роль в социальной структуре общества претерпели значительные изменения, суть которых заключается в повороте от государства к обществу. Процесс, который в западных церквях в целом уже завершился, протекает в России в течение всего последнего столетия и только сейчас вступает в свою решающую фазу.

Проблема, присущая православию, заключается в том, что Русская православная церковь в течение столетий составляла вместе с государством единую социальную систему. Одно не могло быть мыслимо и существовать отдельно от другого. Верховная государственная (монархическая) власть была сакрализована и поддерживалась всем авторитетом церкви, а сама церковь получала от государства основные социальные гарантии и выступала в роли государственного мировоззрения, на правах его идеологии <1>.

<1> Особенно незыблемой "симфония" властей была в России, где церковь рассматривалась государством как "ведомство православного исповедания".

В союзе церкви и государства, как он сложился на Западе, церковь была исторически более старшим партнером, чем европейские государства. Их союз выражался конкордатом - юридическим документом. Церковь, несмотря на полное единство с государством, была самостоятельным общественным союзом и свои корни имела в общественности, а не в государстве. Это облегчило церкви возможность в конце XIX в. выйти из-под опеки государства и осознать себя как независимый институт гражданского общества <1>.

<1> Отправной пункт этой трансформации - первая социальная энциклика Льва XIII "Рерум новарум". В дальнейшем католическая церковь, сформулировав собственное социальное учение, неизменно выступала от лица гражданского общества.

В чем же заключается роль церкви в реализации конституционных прав и свобод человека? Отделившись от государства, современная церковь в лице ее священнослужителей отстаивала и отстаивает в своих отношениях с властью конституционное право верующих исповедовать свои религиозные убеждения (ст. 28 Конституции РФ) и влиять на жизнь общества. Более того, государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина, в том числе, независимо от его отношения к религии. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признаку в том числе религиозной принадлежности (ч. 2 ст. 19 Конституции РФ).

В начале XXI века правозащитная деятельность вновь становится важной для Русской православной церкви. Несмотря на то что ввиду своих мировоззренческих особенностей Русская православная церковь не ставит на первое место земную жизнь человека и все, что с ней связано <1>, она стремится защищать права человека доступными и приемлемыми средствами и способами. Ведь по своей идеологии большинство прав человека, известных в современном российском законодательстве, в том числе экономические, социальные и культурные права, вполне созвучны православному представлению об условиях, необходимых для нестесненной жизни человеческой личности. Многие даже могут подумать, что, признавая одни и те же права, православные и люди других мировоззрений способны объединиться вокруг "общечеловеческих ценностей".

<1> Чаплин В. Православная церковь и проблематика прав человека: новое начало работы и дискуссии // http://www.religare.ru, 12 октября 2005 г.

Рассмотрим некоторые конституционные права человека, тысячелетия назад наиболее ярко (но в несколько иной трактовке) обозначенные в Библии, Коране и Торе.

Конституционное право на жизнь (ч. 1 ст. 20) является по смыслу производным от заповедей: в Библии "Не убий" (Исход 20:13); в Коране "Не убивайте душу, которую запретил Аллах" (Аль- Ана'ам, 6:151); в Торе "Не убивай" и "Не уподобляйтесь миру рыб, где большие проглатывают маленьких" (Берешит, 1,20).

Конституционное положение о том, что трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о своих нетрудоспособных родителях (ч. 3 ст. 38), является по смыслу производным от заповедей: в Библии: "Почитай отца твоего и мать твою..." (Исход 20:12); в Коране: "И к родителям - благодеяние. Если достигнет у тебя старости один из них или оба, то не говори им - тьфу! - и не кричи на них, а говори им слово благородное" (Аль-Исра, 17:23); в Торе: "Я создал для тебя два светила - отца твоего и мать твою. Чти их!" (Берешит, 1,14).

Так, в заповеди "Возлюби ближнего своего, как самого себя" содержится сразу несколько прав и свобод человека и гражданина, воплощенных (конечно, с учетом исторической эпохи, политических и экономических реалий страны) сразу в нескольких конституционных нормах: -

равенство прав и свобод человека и гражданина перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ); -

охрана достоинства личности, незаконность его умаления (ч. 1 ст. 21 Конституции РФ); -

незаконность любых пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения и наказания (ч. 2 ст. 21 Конституции РФ); -

право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ) и др.

В последние годы можно отметить положительную тенденцию пристального внимания Русской православной церкви к вопросам, связанным с правами человека. По мнению Уполномоченного по правам человека в РФ В. Лукина, "в России далеко не все благополучно с правами человека, и здесь открывается очень широкое поле для единства и сотрудничества церкви и общества. Необходимо обсуждать эту серьезную проблему с таким расчетом, чтобы Русская православная церковь с ее великими традициями глубокого духовного размышления привнесла свой вклад в этот процесс" <1>. Вместе с тем ценности веры, святынь, Отечества для большинства православных христиан стоят выше, чем права человека, даже право на жизнь <2>.

<1> Официальный сайт Московского патриархата Русской православной церкви - http://www.patriarchia.ru; Владимир Лукин приветствует внимание Православной Церкви к проблеме прав человека / По материалам конференции "Права человека и достоинство личности. Церковно- общественный взгляд", 28 февраля 2006 г.

<2> Именно поэтому в периоды военных испытаний и архиереи, и старцы-отшельники призывали народ к вооруженному сопротивлению иноземным и иноверным захватчикам. А во времена богоборческих гонений церковь легко отдавала гонителям свои богатства, не имевшие богослужебного употребления, но призывала людей к сопротивлению до смерти при изъятии священных предметов, к которым не должна прикасаться рука обычного человека.

Далеко не случайным является тот факт, что в православии есть учение о государстве, но не существует социального учения, учения об обществе. Свои основные понятия православное богословие разработало в период восточной патристики, на закате эллинизма. Если многие богословские понятия были оригинальны, то основные философские, в том числе социальные понятия, были большей частью заимствованы из эллинистической философии. В античной философии социум осмыслялся в понятии "полис" <1>. Со временем полисом стали называться крупные территориальные государства, в которых рамки свободы для самостоятельной общественной деятельности были гораздо уже. Жизнь подданных не есть жизнь граждан. Предпосылок противопоставления общества и государства тоже не возникало. Ситуация начинает меняться только тогда, когда наравне с государственной жизнью и деятельностью власти появляется активная частная социальная деятельность, не связанная с государственной, которая и объединяется понятием общества.

<1> Полис представлял собой не просто вид общежития родов, как прежде, но некое социальное единство, начавшее жить собственной полнокровной социальной жизнью.

Вначале общество определяется как предпосылка образования государства (концепция общественного договора, Дж. Локк), затем как то, что остается вне "государственного тела" (Т. Гоббс), как общественный суверен (Ж.-Ж. Руссо) и т.д. В XVIII в. понятие общества уже прочно входит в общий лексикон, обосновывая во время Великой французской революции право на насильственное свержение государственной власти <1>. Итак, понятие общества вырастает в либерально-революционной традиции общественной мысли. Понятно, что в богословской мысли в нем не было необходимости. Здесь параллельными понятиями были "мир" и "народ", не несущие в себе момент противостояния государству. Соответственно, не могло возникнуть доктрины, определяющей социальную позицию человека вне его отношения к государству. Для церкви не существовало общества в его собственном смысле. Общество по-прежнему отождествлялось с "государственным сообществом", индивидуум понимался как подданный, а не гражданин. Поэтому для церкви не могло возникать вопроса о правах человека, социальной этике, гражданском неповиновении и т.д. Когда же проблема свободного гражданского общества зазвучала на страницах светской прессы, церковная мысль увидела в этом "подкоп" под традиционные понятия и порядки и стала настойчиво утверждать свое "негражданское" <2> понимание общественности. Вокруг церкви стали собираться те, кто именует себя "государственниками", образуя направление национально-патриотической идеологии <3>.

<1> Костюк К.Н. Русская православная церковь в гражданском обществе. М., 1999. С. 44.

<2> Термин "негражданский" не несет в себе никакого отрицательного оттенка. Напротив, он непосредственно связан с патриотической позицией и позицией защиты церкви.

<3> Костюк К.Н. Русская православная церковь в гражданском обществе. М., 1999. С. 45.

Церкви должны смириться с тем, что государство больше не ставит своей целью защиту и поддержку христианства. Однако государство должно поддерживать и защищать религиозные и культурные формы жизни своих граждан. Сегодня христианство уже не является доминирующей религиозной силой, а всего лишь меньшинством, состоящим из различных, порой противоречивых, течений. С другой стороны, несмотря на то, что государство самостоятельно (без участия церкви) стало мирской силой, церковь не может сложить с себя религиозную ответственность за положение общества.

Государству пришлось согласиться с тем, что оно уже не может и не должно ссылаться на божественный авторитет (как это было в Средние века). Оно получает свой авторитет не от церкви и не может быть непосредственно выведено от Бога. Следовательно, по земным законам оно должно служить всем гражданам: верующим, неверующим, инаковерующим. К тому же государство должно признавать, что земные нравственные мерила несовершенны и недостаточны.

Одного принципа демократического большинства недостаточно, ведь большинство не всегда право, поэтому компромисс является неотъемлемой составляющей демократии.

Государство не может самостоятельно устанавливать для себя нормы и принципы - оно опирается на ценности, которые само произвести не в состоянии. Государство опирается на ценностные традиции, пронизанные историей христианства, даже если это государство не является формально христианским. Идеал человека и общественный идеал опираются на христианскую традицию, даже если речь вовсе не о религиозности человека.

Общество может принимать хорошие или плохие решения - будучи носителем решений, общество в то же время зависит от ценностей, которые ему необходимо изобретать, а потом следовать им в поте лица своего. Если оно хочет стать ответственным обществом. Понятие "ответственное общество" было сформулировано на всемирных конференциях экуменического движения "Life and Work" в Стокгольме (1925 г.) и Оксфорде (1937 г.). В 1954 году Всемирный совет церквей (ВСЦ) сформулировал следующее определение: "Ответственное общество не является альтернативной социальной или политической системой. Это - мерило, посредством которого мы оцениваем все существующие социальные уклады, и в то же время ориентир для принятия отдельных конкретных решений".

Принимая во внимание техническую и научную революцию, экономическую глобализацию и всеобщую глобальную угрозу, вытекающую из возможности технических и человеческих ошибок, болезней и несчастных случаев, понятие "ответственное общество" порождает два новых измерения. Первое измерение - ответственное мировое содружество, в котором каждая нация должна чувствовать ответственность за благополучие другой. Второе измерение - проблема безопасности человека в новом высокоорганизованном и взаимозависимом мире. Человек, созданный как свободное существо, несет ответственность перед Богом и перед своим ближним; он ни в коем случае не может быть простым средством для достижения каких-либо политических или экономических целей.

Понятие ответственного общества требует от церкви, общества и государства соответствующего поведения и создания соответствующих структур. Во-первых, это поддержание диалога. Ведь церковь получает свой авторитет в государстве не автоматически - только потому, что она церковь, а лишь в том случае, если она предлагает то, что люди считают полезным для благополучия своего существования. Только в таком случае неверующий или инаковерующий человек увидит, что за намерениями, идеями и целями церкви скрывается то, что является важным также для него. В этом диалоге церковь, общество и государство встречаются на одном уровне.

Готовность к диалогу церкви демонстрируют и в межцерковных отношениях. Диалог нужен не только с учетом экуменических рассуждений или убеждений, но и потому, что поиск и обретение истины не может быть задачей государства. Но государство должно признавать церковные конфессии, претендующие на истину и в то же время готовые к диалогу <1>.

<1> Именно этим церкви отличаются от сект и прочих подобных групп - церкви готовы к диалогу. Секты же большей частью не готовы вести истинный диалог с другими конфессиями. Не готовы они вести такой диалог и с государством, а пытаются, исходя из своей тоталитарной идеологии, скорее всего, поглотить все другие структуры.

Государство особенно уважает религиозные традиции в том случае, если культура народа и общества была сформирована религиозным наследием. В то же время государство должно защищать также права религиозных меньшинств. Государство отвечает на готовность церквей к диалогу передачей определенных социальных сфер под ответственность церкви. Исходя из принципа субсидиарности государство передает церкви некоторые сферы ответственности в области среднего и высшего образования, здравоохранения и т.д., а также предоставляет церкви соответствующее финансирование. Таким образом, под эгидой церкви возникают своеобразные островки, на которых церковь имеет возможность наглядно продемонстрировать свою заботу о благе человека. Конечно же, церковь должна следовать определенным государственным предписаниям, действующим в данных социальных сферах <1>.

<1> Например, в христианской больнице действуют требования государства по уровню квалификации врачей, младшего персонала и соблюдению правил гигиены; государство признает право церкви на пастырскую деятельность среди своих последователей в армии и полиции.

В свою очередь, священнослужители обязаны уважать соответствующие требования, связанные с несением воинской службы, однако получают широкие возможности для оказания духовной поддержки своим последователям, проведения диалога и предоставления помощи всем желающим. Таким образом, церкви получают уникальную возможность, работая в общественных институциях, деятельно служить людям и обществу в духе христианства. Они помогают государству, создавая внутренние островки, на которых особенным образом практикуются христианские нравственные ценности. Христианские и прочие конфессии (иудеи, мусульмане), а также другие организации, в частности Красный Крест, могут получить статус корпорации публичного права и осуществлять свою деятельность при условиях поддержки и защиты со стороны государства <1>.

<1> Теле Р. Церковь и гражданское общество // Доклад на заседании круглого стола "Государство и церковь", организованного Украинским центром экономических и политических исследований и Представительством Фонда Конрада Аденауэра в Украине // Ежедневная всеукраинская газета "День". 2000. N 236. С. 2.

Государство, как верно отмечает профессор Института конфессиеведения Германии Р. Теле, должно стоять на защите полной свободы церквей в исполнении своей миссии в обществе, в выражении позиций конфессий по различным вопросам, в удовлетворении религиозных потребностей людей в таких специфичных социальных структурах, как вооруженные силы, больницы, школы и тюрьмы <1>. А церкви пытаются влиять на общество через собственные публикации, СМИ, оказание помощи и учреждение религиозных объединений. Церкви хорошо чувствуют себя в условиях такой защищенной свободы и помогают государству тем, что укрепляют общество и каждого его члена в основополагающих ценностях, на которых в конечном итоге и основывается сама традиция общества <2>.

<1> Теле Р. Указ. соч. С. 2.

<2> Там же.

Церковь становится активным участником гражданского общества, где важна инициатива именно граждан, а не государства. Церковные приходы и общины, воскресные школы и гимназии, братства и всевозможные объединения при храмах - все это может и должно вливаться в гражданское общество <1>. За всю историю развития России в ней существовали (в меньшей или большей степени) только зачатки гражданского общества, полноценного же института гражданского общества в России не было, он начинает формироваться только сегодня, когда граждане России начинают учиться жить в гражданском обществе и, вероятно, еще плохо понимают, что это такое <2>. Вплоть до недавнего времени (принятие Конституции РФ 1993 г.) церкви в России всегда находились под государственным контролем и руководством, официальным или неофициальным. В Русской православной церкви взаимоотношения между государством и церковью нашли свое отражение в богословии в виде концепции симфонии государственной и церковной власти. Однако реально симфонии, наверное, никогда не было, а было руководство со стороны государства всем и вся.

<1> Приморский Благовест. 2005. N 5 (119).

<2> Не удивительно в связи с этим, что на последних парламентских выборах так убедительно победила "Единая Россия" - тут во многом сказалась тысячелетняя традиция. Люди не привыкли брать ответственность на себя, привыкли к руководящей и направляющей роли партии (как бы она ни называлась).

Какова же роль верующих и церкви в построении гражданского общества? Иначе говоря, как они могут влиять на процессы, происходящие в обществе?

Прежде всего, церковь определила правила сотрудничества и своих взаимоотношений с государством. В 2000 г. Освященный Архиерейский собор Русской православной церкви, проходивший в г. Москве 13 - 16 августа, принял Основы социальной концепции Русской православной церкви, в которых излагаются базовые положения ее учения по вопросам церковно- государственных отношений и по ряду современных общественно значимых проблем <1>.

<1> Официальное интернет-представительство Московского патриархата Русской православной церкви - http://www.patriarchia.ru/db/text/141422.html.

Согласно разделу III.1 Основ социальной концепции РПЦ церковь как богочеловеческий организм имеет не только таинственную сущность, не подвластную стихиям мира, но и историческую составляющую, входящую в соприкосновение и взаимодействие с внешним миром, в том числе с государством. Государство, которое существует для устроения мирской жизни, также соприкасается и взаимодействует с церковью. Взаимоотношения государства и последователей истинной религии изменялись в ходе истории.

В результате исторического развития усложнение общественных связей привело к образованию государств. В древнем Израиле до периода Царств существовала единственная в истории подлинная теократия, то есть богоправление. Однако по мере удаления общества от послушания Богу как устроителю мирских дел люди начали задумываться о необходимости иметь земного властителя. Согласно разделу III.3 Основ социальной концепции РПЦ во взаимоотношениях между церковью и государством должно учитываться различие их природ. "Церковь основана непосредственно Самим Богом - Господом нашим Иисусом Христом; богоустановленность же государственной власти являет себя в историческом процессе опосредованно. Целью Церкви является вечное спасение людей, цель государства заключается в их земном благополучии" <1>.

<1> Там же.

В современном мире государство обычно является светским и не связывает себя какими- либо религиозными обязательствами. Его сотрудничество с церковью ограничено рядом областей и основано на взаимном невмешательстве в дела друг друга. Однако, как правило, государство сознает, что земное благоденствие немыслимо без соблюдения определенных нравственных норм - тех самых, которые необходимы и для вечного спасения человека. Поэтому задачи и деятельность церкви и государства могут совпадать как в достижении земной пользы, так и в осуществлении спасительной миссии церкви.

Церковь, как указано в Основах социальной концепции РПЦ, не должна брать на себя функции, принадлежащие государству: противостояние греху путем насилия, использование мирских властных полномочий, принятие на себя функций государственной власти, предполагающих принуждение или ограничение. В то же время церковь может обращаться к государственной власти с просьбой или призывом употребить власть в тех или иных случаях, однако право решения этого вопроса остается за государством. "Государство не должно вмешиваться в жизнь Церкви, в ее управление, вероучение, литургическую жизнь, духовническую практику и так далее, равно как и вообще в деятельность канонических церковных учреждений, за исключением тех сторон, которые предполагают деятельность в качестве юридического лица, неизбежно вступающего в соответствующие отношения с государством, его законодательством и властными органами. Церковь ожидает от государства уважения к ее каноническим нормам и иным внутренним установлениям" <1>.

<1> Официальное интернет-представительство Московского патриархата Русской православной церкви - http://www.patriarchia.ru/db/text/141422.html.

В соответствии с разделом III.4 Основ социальной концепции РПЦ в ходе истории складывались различные модели взаимоотношений между православной церковью и государством. В православной традиции сформировалось определенное представление об идеальной форме взаимоотношений между церковью и государством. Далее в Основах социальной концепции РПЦ провозглашается следующее: "Поскольку церковно-государственные взаимоотношения - явление двустороннее, то вышеуказанная идеальная форма исторически могла быть выработана лишь в государстве, признающем Православную Церковь величайшей народной святыней, - иными словами, в государстве православном". Данное положение является весьма опасным передергиванием, о котором уже писал Ю.А. Дмитриев <1>, суть которого состоит в том, что в светском государстве России существуют церковные отношения различных религий, ущемлять которые за счет доминирования роли и значения православной церкви (пусть исторических и ставших традиционными и привычными для России) не конституционно.

<1> Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. проф. Ю.А. Дмитриева. М.: Юстицинформ, 2007. С. 90 - 91.

Проблема органичного взаимодействия божественного и человеческого в общественной жизни до сих пор остается нерешенной. Между тем принципиально важно найти между ними некий баланс, который обеспечил бы жизнеспособное развитие человека и общества. В Библии сказано: "Царство Мое не от мира сего" (Ин. 18, 36). В этом смысле между религией и церковью, с одной стороны, и обществом и государством, с другой, существует, казалось бы, непреодолимый барьер. Сама по себе религия представляет собой направленность к неземному. В то же время она реально существует на земле. Мартин Лютер четко определил назначение церкви в ее богослужебной функции: "Служить Богу - есть не что иное, как служить ближнему, будь то ребенок, жена, слуга... любому, кто душевно или телесно в тебе нуждается, это и есть богослужение".

В этой связи важное значение приобретает вопрос о взаимоотношении государства и человека. В своей энциклике "Rerum Novarum" 1891 г. Папа Лев XIII сказал, что человек древнее государства. Действительно, люди жили обществами многие тысячи лет, прежде чем создались государства как форма общественной жизни человека. Понятие государства включает в себя не только существование власти над человеком и обществом, но и сосредоточение многих отправлений общественной жизни в руках немногих. Вместе с тем мы исходим из того, что в каждом человеке есть образ Божий. И в этом смысле все люди равны и одинаково свободны. Не для того Бог наделил человека свободой, чтобы люди отнимали ее друг у друга. Если власть перестанет служить своему народу, то она теряет установленное Богом моральное право своего собственного существования. И тогда опорой этой власти становится только грубая физическая сила.

Оптимальное государственное устройство должно, с одной стороны, обеспечивать человеку возможность свободного развития, а с другой, ограничивать зло, проистекающие из двойственной природы человека.

Во всех областях регламентации жизни общества за цель следует принимать не абстрактное понятие высшего блага, а наименьшее зло в обществе. Из этого нужно исходить, говоря о фундаментальных правах и свободах человека в нашем обществе. Некоторые ограничения в свободе слова и еще больше в свободе действия должны существовать. Государство должно нести контролирующую функцию, но таковая применяется исключительно по отношению к внешним проявлениям деятельности человека, включая соблюдение его гражданами очевидных и однозначных истин, выраженных еще в ветхозаветных заповедях: не убий, не укради. Внутренняя же жизнь человека, его убеждения, его вера не должны контролироваться государством. Не должно быть никаких ограничений свободы мысли, совести. Естественной границей свободы одного человека может считаться только свобода другого человека и ничто другое <1>.

<1> Пудов В. Роль верующих и церкви в построении гражданского общества // Христианский информационный интернет-портал Baznica.info, http://www.baznica.info/index.html.

Панический страх многих христиан перед участием в общественно-политической жизни объясняется не столько отвращением к политике как таковой, сколько боязнью обмирщения, боязнью того, что основополагающие принципы христианства подвергнутся размыванию. Христианство имеет свое видение всех фундаментальных, основополагающих моментов человеческого бытия, причем, провозглашая это видение, оно не стремимся к построению Царства Божия на земле.

Государство не должно гарантировать людям духовного развития; это развитие может быть только свободным. Государство, по мнению В. Пудова, должно лишь создавать все необходимые условия для нормальной жизни своих граждан и в первую очередь обеспечить право человека на жизнь <1>.

<1> Там же.

Здесь, по мнению Ю.А. Дмитриева, следует иметь в виду различия между церковью как организационной формой отправления культов и религиозных церемоний и религией, как совокупностью духовных ценностей, основанных на божественном их происхождении <1>. Согласно ст. 6 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", религиозное объединение - это добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание, совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, обучение религии и религиозное воспитание своих последователей <2>.

<1> Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. проф. Ю.А. Дмитриева. М.: Юстицинформ, 2007. С. 92.

<2> СЗ РФ. 1997. N 39. Ст. 4465.

Отделение от государства означает, что государство не вправе вмешиваться в дела церкви, если ее организации не нарушают законы Российской Федерации, а церковь не вправе вмешиваться в осуществление политической власти и иную деятельность государства. Хотя положения ст. 14 явно демонстрируют юридическую преемственность названному выше Декрету СНК РСФСР, в ней, к сожалению, отсутствует указание на отделение школы от церкви. Это досадное, на взгляд Ю.А. Дмитриева, упущение позволяет отдельным священнослужителям пытаться навязывать государственным и муниципальным школам, в нарушение норм Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях", необходимость преподавания учебного курса Закона Божьего. Представляется, что само по себе религиозное обучение может осуществляться в организованной форме в специализированных учебных заведениях, учрежденных исключительно для выполнения этой цели и на добровольных началах <1>.

<1> Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. проф. Ю.А. Дмитриева. М.: Юстицинформ, 2007. С. 92.

На основании вышеизложенного сделаем следующие выводы.

Во-первых, церковь в течение столетий составляла вместе с российским государством единую социальную систему, в которой одно было не мыслимо и не существовало отдельно от другого. Верховная государственная (монархическая) власть была сакрализована и поддерживалась всем авторитетом церкви, а сама церковь получала от государства основные социальные гарантии и выступала в роли государственного мировоззрения, на правах его идеологии. Преобразования, произошедшие и происходящие в нашей стране на протяжении более пятнадцати лет, затронули и православную церковь: ее статус и роль в социальной структуре общества претерпели значительные изменения, суть которых заключается в повороте от государства к обществу. Процесс, который в западных церквях в целом уже завершился, протекает в России в течение всего последнего столетия и только сейчас вступает в свою решающую фазу.

Во-вторых, историческое существование церкви в России как политического института, подчиненного государству, было разрушено демократическими преобразованиями в России, принятием Конституции РФ 1993 г. и Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", согласно которым государство приобрело светский характер, а церковь стала независимым от него институтом гражданского общества, в рамках своих традиций и идеологии борющемся за соблюдение прав и свобод человека.

В-третьих, понятие ответственного гражданского общества, в котором соблюдаются конституционные права и свободы человека и гражданина, требует от церкви, общества и государства создания соответствующих структур и определенного диалога, в процессе которого церковь должна предлагать то, что люди считают полезным для благополучия своего существования. Только в таком случае неверующий или инаковерующий человек увидит, что за намерениями, идеями и целями церкви скрывается то, что является важным также для него. В этом диалоге церковь, общество и государство встречаются на одном уровне.

В-четвертых, сегодня церковь становится активным участником гражданского общества, где важна инициатива граждан, а не государства. Церковные приходы и общины, воскресные школы и гимназии, братства и всевозможные объединения при храмах - все это может и должно вливаться в гражданское общество. За всю историю развития России в ней существовали (в меньшей или большей степени) только зачатки гражданского общества, полноценного же института гражданского общества в России не было, он начинает формироваться только сегодня, когда граждане России начинают учиться жить в гражданском обществе.

В Русской православной церкви взаимоотношения между государством и церковью нашли свое отражение в богословии в виде концепции симфонии государственной и церковной власти.

В-пятых, в начале XXI века правозащитная деятельность вновь становится важной для Русской православной церкви. Несмотря на то что ввиду своих мировоззренческих особенностей Русская православная церковь не ставит на первое место земную жизнь человека и все, что с ней связано, она стремится защищать конституционные права человека доступными и приемлемыми средствами и способами. Ведь по своей идеологии большинство прав человека, известных в современном российском законодательстве, в том числе экономические, социальные и культурные права, вполне созвучны православному представлению об условиях, необходимых для нестесненной жизни человеческой личности. Так, некоторые конституционные права и свободы человека и гражданина тысячелетия назад наиболее ярко (но в несколько иной трактовке) были обозначены в Библии, Коране и Торе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Гражданское общество - это развитое, стабильное, благоустроенное общество с достаточно высоким уровнем жизни людей. Бедное, отсталое общество не может называться гражданским, ибо в нем не сложились те условия и институты, которые делают страну процветающей, мирной, прогрессивной. Оно должно быть также духовно богатым, высоконравственным, с высоким уровнем правовой культуры населения.

В гражданском обществе не должны существовать по меньшей мере две крайности: приоритет государства в лице государственных органов и хаос (анархия), диспропорции в управлении общественными делами, нигилизм по отношению к праву. Создание такого равновесия (баланса) в гражданском обществе является одним из основных условий его существования и дальнейшего совершенствования <1>. Гражданское общество является источником легитимности политических сил, стоящих у власти; контакты с организациями гражданского общества являются для государства крупномасштабным источником информации о состоянии общества, его интересах, настроениях, отношении к господствующей политической власти; в сложные исторические периоды (экономические кризисы, войны и т.д.) гражданское общество, как правило, становится мощной силой, поддерживающей государство.

<1> Калашников С.В. Конституционные основы формирования гражданского общества в Российской Федерации: Дис. ... докт. юрид. наук. М., 2001. С. 39 - 40.

Особенностью гражданского общества является заложенное в его институтах внутреннее противоречие: доминирующий в них частный интерес, развивая социальную и экономическую активность индивидов, осознание ими своих прав и интересов, своей личностной индивидуальности неизбежно порождает их конкуренцию и противостояние в различных негосударственных сферах (экономической, социальной, культурной и др.). Это внутреннее противоречие является движущей силой развития гражданского общества, прогресса общества и государства.

Гражданское общество - тип общественного устройства, отличительный признак которого - реальная многосубъектность общественной, экономической, социальной, культурной и политической жизни <1>. Как справедливо отмечают современные исследователи, "гражданское общество возникает там и тогда, где и когда институт государства уже не в состоянии оптимально выполнить функции регламента общественных отношений, где созрели предпосылки гражданского компромисса и мировоззренческого плюрализма, где складывается совокупность общественных институтов, имеющих собственный статус и способных к равноправному диалогу с институтом государства, способных противостоять политической экспансии государства, быть его противовесом; сдерживать его стремление к монополии, превращению из системы обеспечения развития общества в систему самообеспечения" <2>.

<1> Авдеенкова М.П., Дмитриев Ю.А. Конституционное право в Российской Федерации: Курс лекций в девяти томах. Основы конституционного строя в Российской Федерации. Лекция 13 "Гражданское общество". М., 2007.

<2> Гражданское общество: истоки и современность / Науч. ред. проф. И.И. Кальной. СПб., 2000. С.162.

Нарушенные права и свободы человека и гражданина (в том числе конституционные) нуждаются в защите, и адвокатура является важнейшим исторически оформленным и проявившим себя институтом их защиты. Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" нормативно оформил складывающуюся в России систему адвокатуры как особого элемента гражданского общества - самоуправляемой, независимой корпорации профессионалов в области права, на которую возложена публично-правовая обязанность - оказание квалифицированной юридической помощи.

Проблема недоступности для некоторых категорий населения (малоимущих) юридической помощи адвоката порождает проблему не только нарушения (неисполнения) конституционной гарантии на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ), но и проблемы неисполнимости других конституционных прав человека и гражданина, обеспечиваемых с помощью конституционной нормы-гарантии ст. 48. Таким образом, обеспечение исполнимости ст. 48 Конституции РФ является гарантией исполнимости и (или) восстановления иных нарушенных конституционных прав и свобод человека и гражданина в России.

Выражая разнообразные потребности и интересы гражданского общества (индивидов, социальных групп, слоев, классов и т.д.) в политической форме (в виде определенных политических целей, идей, программ, требований, установок, проектов решений, мероприятий и т.д.), партии как организованные представители общества тем самым выражают и право гражданского общества на формирование государственной власти, участие в ее осуществлении и т.д. Политические партии являются признанными государством (посредством установления правовых основ их деятельности Федеральным законом от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ "О политических партиях") институтами гражданской самоорганизации (гражданского общества), обладающими внутрипартийной (внутриорганизационной) властью в отношении своих членов и стремящимися осуществлять политическую власть в стране. Деятельность политических партий осуществляется в соответствии с конституционными правами граждан на объединение, на основе действующего конституционного и иного законодательства, в рамках демократических процедур с соблюдением требований принципа правового равенства всех граждан и т.д.

Историческое существование церкви в России как политического института, подчиненного государству, было разрушено демократическими преобразованиями в России, принятием Конституции РФ 1993 г. и Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях", согласно которым государство приобрело светский характер, а церковь стала независимым от него институтом гражданского общества, в рамках своих традиций и идеологии борющемся за соблюдение прав и свобод человека. Понятие ответственного гражданского общества, в котором соблюдаются конституционные права и свободы человека и гражданина, требует от церкви, общества и государства создания соответствующих структур и определенного диалога, в процессе которого церковь должна предлагать то, что люди считают полезным для благополучия своего существования. Только в таком случае неверующий или инаковерующий человек увидит, что за намерениями, идеями и целями церкви скрывается то, что является важным также для него. В этом диалоге церковь, общество и государство встречаются на одном уровне.

Институты гражданского общества не существуют сами по себе, в отрыве от государства (органов государственной власти), равно как и государство заинтересовано в установлении диалога с гражданским обществом, чтобы иметь возможность "слушать" и "слышать" все, что происходит в негосударственных сферах, видеть и понимать реакцию и отношение людей (одобрение или недовольство) действиями власти. Вследствие отсутствия в современной России развитых институтов гражданского общества, государство берет на себя функцию создания общественно-государственных структур, способных стать проводниками общественного мнения, доносящими общественные настроения большинства граждан России до власти.

<< | >>
Источник: Л.Ю. ГРУДЦЫНА. АДВОКАТУРА, НОТАРИАТ И ДРУГИЕ ИНСТИТУТЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ. 2010

Еще по теме § 5. Церковь как связующее звено между гражданским обществом и государством и ее роль в реализации конституционных прав и свобод человека:

  1. § 4. Политические партии как связующее звено между гражданским обществом и государством и их роль в реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина
  2. § 3. Роль общественных объединений адвокатов в реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина
  3. РОЛЬ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА САМОЗАЩИТУ В РОССИИ
  4. § 4. Место и роль института нотариата в реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина
  5. § 5. Место институтов гражданского общества в механизме реализации прав и свобод человека и гражданина
  6. Глава 1. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ИХ МЕСТО В МЕХАНИЗМЕ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РОССИИ
  7. § 1. Место и роль общественных объединений в реализации прав и свобод человека и гражданина
  8. 30.2. Роль государства в обеспечении прав и свобод человека и гражданина
  9. § 2. Деятельность некоммерческих общественных организаций по содействию реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина
  10. Глава VIII. Защита прав человека в гражданском обществе как основной признак правового государства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Исполнительное производство - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Медицинское право - Международное право. Европейское право - Политология - Право зарубежных стран - Право собственности - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Семейное право - Судебная психиатрия - Судопроизводство - Теория и история права и государства - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Ювенальное право - Юридическая техника -